ՀԱՅԿԱԿԱՆ ԼՈԲԲԻՆ ԻՍՐԱՅԵԼՈՒՄ ՍԽԱԼ ՈՒՂՂՈՒԹՅԱՄԲ Է ԱՇԽԱՏՈՒՄ. ՊԵՏՔ Է ԶԱՐԳԱՑՆԵԼ ՀԱՅ-ԻՍՐԱՅԵԼԱԿԱՆ ՌԱԶՄԱԿԱՆ ՀԱՐԱԲԵՐՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ. ԱՎԻԳԴՈՐ ԷՍԿԻՆ «ԼԻԲԱՆԱՆԱՀԱՅՈՒԹՅՈՒՆԸ ՎՏԱՆԳՎԱԾ Է, ՆԵՐԳԱՂԹ ԿԱԶՄԱԿԵՐՊԵՔ». ԿՈՉ ՍՓՅՈՒՌՔԻ ՆԱԽԱՐԱՐՈՒԹՅԱՆԸ «Տարածքների հանձնման հարցը պետք է բացարձակապես դուրս գա մեջտեղից». Արման Նավասարդյան ԻԻՀ և ՀԱՅԵՐԻ ՑԵՂԱՍՊԱՆՈՒԹՅՈՒՆԸ ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ԴԻՎԱՆԱԳԻՏԱԿԱՆ ՀԻՄՆԱԴՐԱՄԻ ՀԱՅՏԱՐԱՐՈՒԹՅՈՒՆԸ՝ ՆԻԿՈԼ ՓԱՇԻՆՅԱՆԻ ՎԱՐՉԱՊԵՏ ԸՆՏՐՎԵԼՈՒ ԿԱՊԱԿՑՈՒԹՅԱՄԲ ԳԵՏԱՆՑԻ ԺԱՄԱՆԱԿ ՓՈԽՈՒՄ ԵՆ ԱՎԱՆԱԿՆԵՐԻՆ. հարցազրույց դեսպանի հետ հայաստանյան իրադարձությունների մասին ՄՀԵՐ ՍԱՀԱԿՅԱՆԸ ՆԵՐԿԱՅԱՑՐԵՑ ԻՐ ՀԵՏԱԶՈՏՈՒԹՅՈՒՆԸ ՄՈՍԿՎԱՅԻ ՊԵՏԱԿԱՆ ՀԱՄԱԼՍԱՐԱՆԻ ԱՍԻԱՅԻ և ԱՖՐԻԿԱՅԻ ԵՐԿՐՆԵՐԻ ԻՆՍՏԻՏՈՒՏՈՒՄ ՄԻԶԵԼ ՔԱՄՈՒ ԴԵՄ. ԴԻՎԱՆԱԳԵՏԸ ՆԵՐՀԱՅԱՍՏԱՆՅԱՆ ԻՐԱԴԱՐՁՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՄԱՍԻՆ ԱՐՏԱԿԱՐԳ և ԼԻԱԶՈՐ ԴԵՍՊԱՆ ԱՐՄԱՆ ՆԱՎԱՍԱՐԴՅԱՆԻ ԿՈՉԸ ՆԵՐՔԱՂԱՔԱԿԱՆ ԻՐԱԴԱՐՁՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՖՈՆԻՆ ՄՀԵՐ ՍԱՀԱԿՅԱՆԸ ՀՐԱՎԻՐՎԵԼ ԷՐ ԲԱՆԱԽՈՍԵԼՈՒ ՄՈՍԿՎԱՅԻ Մ. Վ. ԼՈՄՈՆՈՍՈՎԻ ԱՆՎԱՆ ՊԵՏԱԿԱՆ ՀԱՄԱԼՍԱՐԱՆԻ «ԼՈՄՈՆՈՍՈՎՅԱՆ ԸՆԹԵՐՑՈՒՄՆԵՐ-2018» ԳԻՏԱԺՈՂՈՎՈՒՄ

«БАКИНСКАЯ НЕФТЬ НАША!»

РУБЕН АНГАЛАДЯН
Писатель, философ, культуролог

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

После выхода в свет моей книги «Национального самосознания» 1997г., Ереван, прошло без малого двадцать лет. И хотя в обществе  еще не осмеливаются, цитируя  современника, называть его имя, кое-что в национальном самосознании все же изменилось в положительную сторону, или пытается измениться. Процесс выздоровления нации длительный.  И не потому, что  мы в своем мировоззрении достаточно консервативны, как всякий выживший в условиях отсутствия национального государства народ, а потому, что очень сильны инерционные процессы. Так формируется всякий народ. Однако за динамикой развития народа надо следить. Его надо воспитывать и направлять, а не заставлять жить в поле произвола закона, настраивая граждан страны на ситуационный анализ, что развращает народ. Так в общественной системе появляется   лицемерие, ложь и коррупция. И все же есть некоторые положительные моменты в фундаментальном мышлении народа (Армения плюс Спюрк).   

Стало быть, настало время изложить свои мысли  по важнейшему вопросу, - какова конфигурация  государственных границ Армении, в которых мы могли бы полноценно в безопасности жить и развиваться. В решении этого важнейшего вопроса выявятся сильные и слабые стороны нашего самосознания. Необходимо  показать грубейшие ошибки, допущенные в создании национального государства, которое начали строить в далеком 1918 году, и которое было лишено стратегии безопасности. Такой была и Вторая Республика. И теперь Третья.

Нет даже временных представлений, в каких пределах и в каком изменяющемся мире мы будем проводить нашу политическую волю. Во сколько все это может нам обойтись, как во временном  и в денежном выражении, так и в людских и интеллектуальных ресурсах. Выдержит ли все это народ, экономика Армении и Спюрка?  И какова цена армянской жизни, если мы до сих пор не похоронили 1.5 миллиона жертв геноцида?! Где мы окажемся в период такого стремительного развития технологий с одной стороны и демографического бума в странах, враждебно настроенных к Армении,  с другой? Есть живая жизнь и не все решается в кабинетах… Ведь есть еще воля народа. Наше демографическое положение все более и более ухудшается. То, что происходит сегодня с армянской жизнью - крайне негативно. Когда крестьянин или ремесленник покидает страну, это симптом разложения общества. Особенность армянской эмиграции в том, что она быстро адаптируется в новых этно-государственных условиях, виртуально присутствуя на Родине. Гражданин Армении не верит в справедливость, которую ему предлагает власть и покидает Родину. Как говорил английский историк  Арно́льд Джо́зеф Тойнби: « с уменьшением  справедливости в обществе – государство разлагается». Мы с 2000 года стали нацией диаспоры, - то есть более 70%  нации живет вне пределов своих  этнических или исторических границ. В таких условиях государству крайне сложно просто выжить, а оно ещё должно развиваться.  По всем выше высказанным  вопросам нет реальных ресурсов.  Запущен лишь механизм пустого, ложного патриотизма. Мифологизированное сознание армян опять может  привести к непоправимым результатам. Нет трезвого расчета, и что самое главное нет желания выслушать оппонирующую сторону, будто оппоненты не сыны и дочери этого народа. А это показывает низкий уровень мысли у руководства. В тоже время, ложью расшатана психологическая атмосфера внутри общества.

МЫ И ОНИ

И все же, подлинный политический анализ не свойственен нашей нации. Мы не осознаем себя субъектами истории. А раз так, то наш исторический вывод всегда таков - ни в чем нет нашей вины. Дело доходит до смешного, вот два примера из новейшей истории. Посмотрите документальные кадры войны, о чем говорят участники этих событий: «мы  могли бы выйти на Мингечаур или Баку, но не сделали этого…» Или события апрельских дней: «мы могли бы взять у противника новые позиции…» Так в чем дело – взяли бы… Значит мы играем по правилам противника – он начинает и когда ему не выгодно он  прекращает свои действия… А мы со всем  соглашаемся. Так было и в новой истории. Вот Сардарапатское сражение. Победа далась нелегко, но мы доходим до Аракса и останавливаем эту уже хорошо заведенную военную машину, вместо того, чтобы правильно развить успех… О чем это говорит? Это говорит о том, что у нас нет никакого стратегического плана…  

Конструируя картину мира, мы думаем фрагментарно, мозаично, деформировано. А раз так, в этой картине мы реально не представляем  своих государственных интересов. Мы и в восемнадцатом году ХХ в. не видели и не понимали – где и в каких границах мы хотим иметь свою Первую Республику, и в советское время не знали, и сегодня не знаем в каких границах мы видим развитие Третьей Республики. Вдумчивый анализ, подлинная реальность никогда не были приоритетом нации. Часто для нас вторичная, малозначимая информация важнее стратегической, первичной.

О том, что в геополитике бакинская нефть занимает ключевое место, Россия и  Европа знали с 80-х годов ХIХ века. Распад Российской и Османской империй осложнили ситуацию в закавказском регионе. Возник важнейший вопрос – кому  должна принадлежать эта бакинская нефть? Здесь, в Закавказье оказались и немцы, и англичане, и французы. У  всех был свой план захвата этого стратегического продукта.  В дореволюционной России основными игроками бакинской нефти к началу 20 века были армянские нефтепромышленники из Российской империи. Хотя и были посредники из Турецкой Армении, в частности, отец будущего архитектора мирового нефтебизнеса, «мистера пять процентов» Галуста Гюльбенкяна Саркис Гюльбенкян… Но основными игроками были нефтяные компании С. Лианозова (Лианосян), А. Манташева (Манташян), а также Дом Ротшильдов и братья Нобели.

Ни русская революция, ни первая мировая война не были выгодны армянской крупной буржуазии и в частности нефтепромышленникам. О чем двадцать лет думала политическая элита армянского народа, получающая образование в лучших университетах России, Европы и США? Ведь считалось, что в Закавказье самый политически просвещенный, организованный, финансово обеспеченный народ это армяне. И к этому добавьте, что в Первой мировой войне российские армяне имели  достаточное число хорошо обученных добровольческих отрядов в регулярной русской армии. Идея освобождения Родины, независимость Армении были важной частью национального самосознания. Но какой и в каких границах будет Армения, - этот вопрос для всех оставался открытым. К примеру, в начале ХХ века в Баку, в кабинете главного городского архитектора  О. Качазнуни, одного из самых уважаемых политиков, собирались важные политические лидеры партий и сообществ, и на протяжении нескольких лет велись дискуссии о путях развития Армении. И о чем они думали?  Была ли какая-то выверенная идея с планом её последовательного воплощения? Вот февраль 1918 года, в Тифлисе армянами, грузинами и кавказскими татарами создается Закавказский Сейм. Ни одна из четырех ключевых должностей Сейма (председателя, министров: обороны, иностранных дел и внутренних дел) не попадает в армянские руки. Все эти должности достаются грузинам, и они эффективно используют их в своих национальных целях. Они ставят и решают стратегические вопросы для будущего Грузии.  И в первую очередь вопросы  спорных территорий. Кавказские татары, договариваются с турками и объединяют свои племена. Задается важный вопрос, - почему армянское руководство согласилось с таким положением дел?  Почему они вошли в этот Сейм или почему не вышли из него, -  когда увидели, что никаких выгод эта организация не принесёт. 

И более того, на историческую арену, с молчаливого нашего согласия вышел новый, никогда не присутствовавший на политической арене азербайджанский (кавказские татары) фактор. Исходя из чего этот бутафорский орган, который просуществовал два месяца, распоряжался армянскими территориями и сдал Карс. Как это могло случиться? Это не укладывается в голове – непреступная крепость, стратегический узел просто так взять и сдать туркам, толком не зная каким – в Османской Турции вскоре будет двоевластие. Кому армяне оставляли Баку, где были вложены колоссальные армянские финансовые материальные и человеческие ресурсы? Почему не собрался общенациональный съезд лидеров нации? Кто должен был помочь армянским нефтепромышленникам, и почему сама буржуазия пошла неправильным путем, раздробив свои колоссальные возможности? 

Почему политическая и финансовая элиты не объединились? Почему интеллектуальная и партийная элиты не стали посредниками в объединении финансовой и промышленной верхушки нации, когда это было их прямой обязанностью? Ведь у них была одна Родина? Оказалось, что это не так.  Это ключевые вопросы, на которые мы все еще должны ответить. У нас не так много шансов удержать и Третью Республику, -  если не выработать стратегический план безопасности страны,  который жестко и последовательно необходимо воплощать в жизнь. Все поставленные выше вопросы актуальны как тогда, так и сегодня. 

Борьба за бакинскую нефть шла широким фронтом, задействованы были все игроки, как оказалось, армянской выгоды в этой игре не было.  Мы потерпели полное стратегическое фиаско, в то время как объединение всех политических и промышленно-финансовых кругов, и особенно нефтепромышленников дало бы иные результаты. Наши противники умны – мусаватисты в одночасье стали большевиками, а наша политическая элита, не понимая всю сложность сложившегося положения, продолжала играть в идеологические и политические принципы.   

В каких реальных границах хотели строить свое независимое государство тогдашние руководители Армении со столицей в Ереване (и почему в Ереване?), если отбросим в сторону красивые, несбыточные лозунги бездарных государственных и политических деятелей? Нет вдумчивого ответа. Мы оставляли с богатейшими нефтяными запасами, нами построенный и ухоженный город, где армянское население было одной из трех крупных этнических групп. Всё могло бы быть иначе, если бы правильно думала правящая элита. Действительно, Баку не был в исторической Армении. Не был, но мог бы быть.  Ну и что, он не был исторически ни российским и ни азербайджанским (кавказские татары), ибо не было такого национального государства. Вот и все. Чувствуя это, элита кавказских татар направляет 15 сентября 1918 года в Баку свою чернь и устраивает армянскую резню.  

Вскоре большевики взяли Баку. Получив эту телеграмму В.И.Ленин, выступавший на московском заводе, выкрикнул не то, что написано во всех советских учебниках истории: «Да здравствует Советский Азербайджан!», а ясно и без обиняков бросил  рабочим: «Бакинская нефть наша!» Москва, обыграв в этом важном историческом эпизоде своих оппонентов (англичан, французов, немцев, персов, турок…), создала новое государственное образование - Азербайджанскую советскую республику. Большевики думали, что вопрос решен окончательно и что нефть в их руках. Но нефть с десятилетиями все больше и больше становилась азербайджанской.  

Печальный опыт Первой Республики стал нам уроком.  Вторая Республика  была уже не  столь наивной и в период распада СССР правильно воспользовалась политической ситуацией, вернув часть исторической Армении, которую вульгарным образом большевики передали (цена за нефть) вновь созданному Азербайджану. Каковы приоритеты Третьей Республики?

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Этой статьей я обращаю внимание общественности на ключевой вопрос нашего существования. Ведь известно, что внутри народа или государства есть три вида связей: семья, общество или народ и государство. Вот у русских: семья слабее народа, народ слабее государства. У евреев: семья слабее народа, народ сильнее государства. У развитой Европы, США:  семья слабее народа, народ равен государству. У армян: семья сильнее народа, народ сильнее государства. У нас самое слабое звено - государство. Часто мы слышим такую формулу жизни из армянских уст: Мы были, есть и будем. Я задаю ключевой вопрос: как?
                                                                                                                                        
10-12 июля 2016 год, США.
РУБЕН АНГАЛАДЯН
1090 reads | 06.08.2016
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com