УГРОЗЫ НОВОЙ ВОЙНЫ И УРОКИ ПРОШЕДШЕЙ
Владимир Казимиров
В 1992–1996 годы сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России









Девятнадцать лет назад было достигнуто перемирие в Карабахе.

12 мая 1994 года удалось остановить массовое кровопролитие в нагорно-карабахском конфликте. При содействии России было подписано соглашение о прекращении огня, причем бессрочное. Прошло 19 лет, но не ощущаются реальные сдвиги в переговорном процессе. Более того – вопреки всем принятым и подписанным документам еще не изжиты угрозы возобновления военных действий.

Правящая элита стороны, считающей себя проигравшей в той войне, одержима жаждой реванша, раскручивает гонку вооружений, травит новые поколения миазмами вражды и ненависти. Международное сообщество и посредники – Россия, США и Франция – явно отвергают военное решение конфликта и настойчиво предлагают его сторонам поиск компромиссов. Тупик в переговорах – результат зацикленности сторон в завышенных, нереалистических требованиях, а не каких-то ошибок посредников. Много говорится теперь о неприемлемости статус-кво. Но это – весь накопившийся негатив конфликта, включая ставку на новую войну, а не только то, что неугодно той или иной стороне. Война не лучше – даже еще хуже, чем статус-кво. Сторонам, доверившим ОБСЕ мирное разрешение конфликта, пора бы заключить соглашение о неприменении силы. Это логично, а отказ Азербайджана пойти на него создает напряженную атмосферу, вредную для мирных переговоров и поиска взаимного доверия.

В последние годы Баку часто апеллирует к четырем резолюциям СБ ООН, но выхватывает из них лишь выгодное себе: вывод армяно-карабахских войск. Президент АР Ильхам Алиев выступил недавно со странными заявлениями. Подчеркнув важность быстрого выполнения таких документов, он негодовал по поводу того, что резолюции по Карабаху поныне остаются на бумаге. Видимо, полагает, что всеми забыто, кто же начал срыв этих резолюций? Стремясь разгромить армян, Баку никак не хотел выполнять их первейшее, ключевое требование – прекратить военные действия, без чего были неосуществимы и другие их требования и призывы.

Так началось с первой же резолюции 822, принятой 20 лет назад по инициативе Азербайджана и якобы одобренной им. Но когда Россия, США, Турция и председатель Минской конференции ОБСЕ Италия призвали три стороны конфликта немедленно и полностью выполнить эту резолюцию, Степанакерт и Ереван дали согласие, а Баку, чтобы не прекращать военные действия, даже не ответил. Неопределенность затянулась на целый год, несмотря на жертвы, потерю территорий и еще три резолюции СБ ООН. Азербайджанская сторона уходила от предложений миротворцев, сочиняла предварительные условия, редко шла даже на приостановку военных действий. Четыре раза сорвала прекращение огня и другие договоренности. Зимой 1993–1994 годов (уже при всех четырех резолюциях) Баку проводил широкую военную операцию, обернувшуюся самыми крупными потерями.

В этих условиях не стоит выказывать себя «ревнителем» резолюций СБ ООН и «жертвой оккупации». Оккупация – результат длительного продолжения военных действий, а кто продолжал их? Не получится и выдать перемирие за выполнение резолюций СБ ООН. Разве год спустя – это «незамедлительно»? К тому же прекращены не военные действия, а лишь боевые. Но много инцидентов – Баку согласился на развод войск, а потом сорвал и это соглашение. А свои враждебные акты (блокады и пр.) он вообще не прекращал и втягивает в них Турцию. Давно не соблюдается им и соглашение об укреплении режима прекращения огня, несмотря на то что документ был подписан по прямому указанию Гейдара Алиева. Ильхам Алиев любит повторять, что Азербайджан – надежный партнер. Но как увязать это с крутыми зигзагами, с уходом от взятых, официально подписанных обязательств? Может, он говорит лишь о том, как будет… Из-за срыва и девальвации его решений СБ ООН перестал принимать резолюции по Карабаху. России как посреднику пришлось выходить на перемирие на иной основе – Заявления Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 года.

Именно этот документ, малознакомый даже политологам и журналистам, дал старт перемирию, а не сорванные сторонами резолюции СБ ООН. В его поддержку подписаны Бишкекский протокол, а затем соглашение о прекращении огня. Важно, что президент АР Гейдар Алиев принял личное участие в редактировании Заявления. В нем жестче, чем в СБ, поставлен вопрос о прекращении огня как главном приоритете, императиве урегулирования и необходимости его надежного закрепления. В прямую зависимость от этого поставлено устранение последствий конфликта (там сказано: «без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства»). Прямо касается это и вывода войск с захваченных территорий. А можно ли считать, что прекращение огня надежно закреплено? Не похоже. Даже себе во вред Баку всячески расшатывает его. Культ силовой, как говорится, «топорной» политики и поныне не изжит в Баку (ее символом стал Сафаров, но проблема гораздо сложнее и шире). Официальное ненавистничество, угрозы, спесь, негибкость – не полный перечень негатива в политике Баку в явном контрасте с материальными ресурсами элиты и внешним великолепием города. Может ли общество в его нынешнем состоянии даже в канун важных выборов осознать издержки и риски такой нахрапистой политики?

В эти дни гораздо шире, чем День Победы, в Азербайджане отметили 90-летие рождения Гейдара Алиева. Осыпая славословиями «общенационального лидера», никто не сказал, что он не подходил к карабахскому конфликту с экстремальных позиций, рассчитывал решить его «исключительно мирными средствами». Подходы прежнего и нынешнего руководства АР явно разнятся. Необходимо вывести конфликт целиком на политическое поле, убрав его с военного. Лишь устранение тени новой войны избавит переговоры по Карабаху от заторов и пробуксовок.
ПУБЛИКАЦИИ
660 reads | 14.05.2013
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com