ИГИЛ ПРИХОДИТ НА КАВКАЗ
У режима «силовиков», не признающих ни прав, ни свобод, со времен войны, подавившей движение за независимость в «Чечении», на Кавказе осталось свое наследие: склонная к насилию ваххабито-салафитская ментальность. Замкнутый круг авторитаризма и насилия измучил регион. Однако, несмотря на все пылкие порывы, организация «Имарат Кавказ», которая с 2007 года является носителем этой воинственности, к 2014 году ослабла настолько, что не смогла саботировать Олимпийские игры в Сочи. Об этом пишет турецкая газета “Radikal”.

Но в последнее время интерес ИГИЛ к этому региону открывает новую страницу в истории насилия на Кавказе. Когда была создана организация «Имарат Кавказ», регион разделили на семь вилайетов, в каждом из которых был назначен амир. Недавнее видео свидетельствует о том, что амиры вилайетов, охватывающих Дагестан, Чечню, Ингушетию и Кабардино-Балкарию, присягнули на верность лидеру ИГИЛ Абу-Бакру аль-Багдади (Ebubekir Bağdadi). Если это действительно так, то присяга чеченского амира Хамзата на верность аль-Багдади обернется серьезным ударом для «Имарата Кавказ». Хамзат был вторым лицом в иерархии организации. Как отметили в ИГИЛ, теперь «Имарат Кавказ» будет называться «Вилайет Кавказ». После этого заявления между интернет-сайтами, поддерживающими «Фронт ан-Нусра» и ИГИЛ, вспыхнула ожесточенная война.

Как известно, кавказцы, использующие имя «Шишани» (чеченцы) на сирийском фронте, входят в ряды как ИГИЛ, так и «Фронта ан-Нусра», связанного с «Аль-Каидой». Сейчас «Имарат Кавказ» шаг за шагом становится кавказским ответвлением ИГИЛ — что, кроме боли, это может принести Кавказу? Шамиль Басаев, а за ним и Доку Умаров, превратившие дело чеченцев по обретению национальной независимости в джихадистско-салафитское движение, чтобы создать шариатское государство на всем Кавказе, способствовали сближению фронта чеченского сопротивления с глобальной сетью «Аль-Каиды» (хотя и без присяги на верность). Все, кто из этого региона отправился в Сирию, разделились между алькаидистским «Фронтом ан-Нусра» и ИГИЛ. Преемник Умарова Али Абу-Мухаммад (Алиасхаб Кебеков), расценивший это разделение как смуту, пытался препятствовать пополнению рядов ИГИЛ, но успеха не добился. В январе 2015 года Кебеков был убит российскими силами безопасности, и стрелка весов в организации сместилась в сторону ИГИЛ. Пришедшему на место Кебекова уроженцу села Гимры Магомеду Сулейманову также сложно помешать этой тенденции. 

«Имарат Кавказ» предпочел преуменьшить масштабы этого процесса. В организации настаивают на том, что амир Хамзат не ушел из организации, а все, кто отделился, были изгнаны. «Имарат Кавказ», который винит российскую разведку в проникновении ИГИЛ на Кавказ, заявляет: «Учитывая потери командного состава и тяжелые финансовые проблемы, „Имарат Кавказ“ не может демонстрировать прежнюю активность. Но он по-прежнему остается врагом для России. Россия прекрасно знает, что в данный момент кавказские вооруженные группы, которые присоединяются к ИГИЛ, не представляют какой-либо серьезной угрозы».

ИГИЛ, которое в последнее время потеряло большое количество боевиков, прежде всего в Кобани и Тель-Абьяде, придает особое значение уроженцам Кавказа, которые отличаются воинственностью. Это проявилось в 2013 году, когда полевым командиром ИГИЛ был назначен гражданин Грузии, кистинец по происхождению Тархан Батирашвили (также известный как Умар Шишани). Террористы ИГИЛ, которые и ранее направляли своих членов кавказского происхождения в регион с целью вербовки новых боевиков, имеют виды на Кавказ и с мая этого года публикуют журнал «Исток» на русском языке. Если ИГИЛ сможет свободно вербовать людей в «орлином гнезде» Кавказа, оно, во-первых, откроет фронт против России, которая является важнейшим сторонником Сирии, а также, во-вторых, компенсирует кровопотерю на Ближнем Востоке. 

Из-за двух беспощадных войн, засилья силовиков (сил безопасности-разведки), которое вылилось в угрозы, произвольные аресты, похищения, пытки, внесудебные казни, из-за неадекватности религиозных институтов, функционирующих больше как подразделения ФСБ, в XX веке на Кавказе прочно закрепился салафитский исламизм. И это даже несмотря на то, что он противоречит культуре и истории Кавказа... Теперь поколение джихадистов, вскормленных уродливым порядком, уничтожает Сирию — союзника России на Ближнем Востоке. А местом, где состоится второй акт этой кровавой пьесы, несомненно, станет родина этих боевиков.

По данным российских сил безопасности, в войне в Сирии участвует 1,5 тысячи россиян, 400 из них — уроженцы Чечни. Также это татары, ингуши, дагестанцы, кабардинцы и русские, которые впоследствии стали мусульманами. Сколько из них воюет в рядах ИГИЛ, сколько — на стороне «Фронта ан-Нусра», неизвестно. 

Важно не столько количество участников, сколько вклад в боевое командование этих организаций. Помимо Умара Шишани, «Шишани» руководят как минимум четырьмя боевыми формированиями. Множество джихадистов отправились на сирийский фронт и из ближнего зарубежья России, а именно с территории постсоветского пространства. В рядах джихадистских групп воюет три тысячи боевиков из одного только Узбекистана. Возвращение не признающих границ «мобильных моджахедов» принесет хаос не только в эти страны, но и в Россию. 

Из-за поддержки, которую Москва оказывает Сирии, а также отторжения Крыма от Украины есть те, кто с нетерпением ждет, когда Россия получит такой урок. У нее есть только один шанс: не позволить идеологии ИГИЛ пустить корни в уникальной кавказской культуре. Конечно, эта культура была несколько поколеблена из-за арабов-джихадистов, воевавших в Чечне в 1994-1996 годах, а также салафитских течений, набравших силу с возвращением молодежи, которая получила образование в арабском мире. Но, к счастью, корни все еще там...
ПУБЛИКАЦИИ
1394 reads | 27.06.2015
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com