ВЛАДИМИРА ПУТИНА СКЛОНИТЬ К ЗАБВЕНИЮ ЕВРАЗИЙСКИХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ НЕВОЗМОЖНО
АМАЯК ОВАННИСЯН
Президент Ассоциации политологов Армении








Интервью с президентом Ассоциации политологов Армении Амаяком Ованнисяном

— Будучи депутатом НС второго и третьего созывов, вы особое внимание уделяли вопросам развития отношений между Арменией и Россией. Оценивая историю становления и развития армяно-российских отношений, как вы охарактеризуете их нынешнее состояние?

Да, действительно, в условиях демократического общественно-политического строя политику формируют публичные политики, наделенные мандатом народного доверия. Я горжусь тем, что впервые был избран депутатом парламента от блока «Единство», одержавшего блистательную победу на выборах 1999 года — единственных за годы независимости парламентских выборах в Армении, официально признанные результаты которых соответствовали действительному волеизъявлению избирателей. Как идеолог блока «Единство», разработавший по поручению его лидеров Карена Демирчяна и Вазгена Саркисяна избирательную платформу, с которой мы победили на выборах, могу сказать, что в ней был четко прописан главный внешнеполитический приоритет Армении — укрепление и всемерное развитие армяно-российских стратегических отношений как на двусторонней, так и на многосторонней основе. Иными словами, цели двустороннего стратегического сотрудничества между Арменией и Россией не только не противопоставлялись целям совместной с Россией и другими постсоветскими странами интеграции, но выступали в органическом единстве.
Почему я в контексте заданного мне вопроса об этом вспоминаю? Потому что нынешняя армянская политическая элита, выдавая желаемое за действительность, исходит из возможности сохранения и укрепления двустороннего армяно-российского стратегического сотрудничества в условиях предпочтения официальным Ереваном целей так называемой евроинтеграции целям постсоветской интеграции под эгидой России.
За последние семь лет политика комплементаризма фактически подверглась серьезной ревизии, трансформировавшей до неузнаваемости ее первоначальный смысл.

— А именно?

Изначально армянский комплементаризм исходил из необходимости дополнения армяно-российского стратегического сотрудничества углублением сотрудничества с США, странами Евросоюза и соседними Грузией и Ираном. Когда в НС обсуждался проект концепции национальной безопасности Армении, отношения с соседней Грузией характеризовались в качестве стратегических союзнических отношений, однако после моего выступления и представленных в письменном виде возражений, суть которых сводилась к констатации невозможности стратегического партнерства между избравшими разные приоритеты в обеспечении собственной национальной безопасности странами, в окончательном утвержденном варианте концепции национальной безопасности Армении в качестве единственного стратегического союзника Армении фигурировала Россия, а отношения с Грузией характеризовались как добрососедское сотрудничество. Иными словами, возобладало реалистическое и трезвое понимание невозможности выстраивания стратегических союзнических отношений между странами, интегрированными в различные системы обеспечения национальной безопасности: Армении как члена ОДКБ и Грузии, стремящейся тогда к форсированной интеграции в НАТО.

Уже в следующем году, после утверждения концепции национальной безопасности Армении — весной 2006 года — была предпринята первая попытка ее фактической дезавуации: тогдашний спикер парламента Артур Багдасарян в интервью зарубежным изданиям высказался в пользу вступления Армении в обозримой перспективе в НАТО. Мое предложение дать парламенту страны разъяснения на предмет подобных скоропалительных оценок в свете действующей концепции национальной безопасности РА вызвало бурную дискуссию и стало причиной отставки Артура Багдасаряна с поста спикера НС. Таким образом, в тот период удалось отстоять первоначальный смысл политики комплементаризма, устанавливающей четкую субординацию приоритетной цели укрепления стратегического армяно-российского союзничества и дополнительных, гармонично вписывающихся в реализацию этой основополагающей цели задач развития сотрудничества Армении с дружественными странами Европы, Америки и соседними Грузией и Ираном — в условиях взаимозависимого и свободного от разделительных линий мира.

После парламентских выборов 2007 года, в результате которых внутриполитический ландшафт страны подвергся существенным изменениям, соответствующим образом изменилась также трактовка армянского комплементаризма. На место приоритетности укрепления армяно-российского стратегического партнерства и совместного с Россией участия в реализации интеграционных проектов на постсоветском пространстве в качестве основополагающей была поставлена цель евроинтеграции. Причем этот кардинальный разворот на 180 градусов был осуществлен как бы явочным порядком, без пересмотра утвержденной концепции национальной безопасности, без общественных дискуссий. Если помните, в Украине в аналогичной ситуации вопрос выносился на всенародное обсуждение, и политическое руководство страны вынуждено было учесть общественное мнение, позицию большинства граждан Украины. У нас все произошло в результате последовательной трансформации политической элиты путем выдавливания из парламента на выборах 2007 и 2012 гг. сторонников традиционных подходов и пестования «постмодернистской» когорты новоиспеченных сторонников евроинтеграции. Вот когда приходится констатировать обоснованность тезиса о том, что внешняя политика является продолжением внутренней политики.
Армения — единственная постсоветская страна, в которой так называемым «реформаторам первого поколения» удалось вернуться на авансцену политической жизни. Ни Ландсбергису, ни Шушкевичу, ни Прунскене, ни даже Леху Валенсе, если брать страны Восточной Европы, этого сделать не удалось. Элита пополнялась контрэлитой за счет представителей команды таких «генетически» прозападных политиков, как Левон Тер-Петросян и Раффи Ованнисян, а с другой стороны, как органическая часть этих пертурбаций, происходила ее интенсивная чистка от пророссийских партий и деятелей. В предшествующий период игравшие ключевую роль партии и деятели пророссийской ориентации, как по мановению дирижерской палочки, были абсорбированы, обезличены, включены в искусственно созданные «партийные» конгломераты, в которых в обмен на депутатские мандаты им пришлось подстраиваться под генеральную линию адептов евроинтеграции.

Не буду называть имен и фамилий — вы их знаете не хуже меня. Скажу лишь, что этот процесс трансформации внутриполитического ландшафта и его приспособления к задачам новой трактовки смысла армянского комплементаризма не был спонтанным. Как раз наоборот: он умело направлялся, дирижировался сверху и неизбежно должен был завести армяно-российские отношения в тупик взаимного недоверия.

Не надо упрекать Сергея Кургиняна, Константина Затулина, Вячеслава Коваленко и других известных российских экспертов и общественно-политических деятелей, которые, кстати, очень многое сделали для Армении и Арцаха, за нелицеприятные оценки сложившейся ситуации. Я нисколько не сомневаюсь в том, что эти достойные люди искренне болеют за Армению и Арцах, искренне обеспокоены возможными тяжелыми последствиями для армянского народа авантюристической политики нынешней политической элиты Армении. Им приходится нелегко: в Москве есть серьезные силы, ратующие за кардинальный пересмотр отношения России к Армении и Азербайджану. Не случайно, что именно сейчас в Интернете запустили запись телефонного разговора «дедушки» Карабахского движения Зория Балаяна и нашедшего в 1990 году приют в США известного своими хлесткими антироссийскими оценками Паруйра Айрикяна. Не случайно, что Азербайджан, являющийся одной из шести участвующих в формате восточноевропейского партнерства стран, не спешит вслед за своими союзниками по некогда достаточно активному блоку ГУАМ — Грузией, Украиной и Молдовой — присоединиться к договору об ассоциированном членстве в ЕС. Вместо этого официальный Баку фактически солидаризуется с ближайшим союзником России — Республикой Беларусь, явно стремясь своим отказом от ассоциирования с ЕС создать «контрастную картину» с намерениями официального Еревана, подыгрывая тем силам в Москве, которые все громче и громче обвиняют карабахских армян в провоцировании 25 лет назад процессов дезинтеграции Советского Союза, а ныне — в ослаблении геополитических позиций России на постсоветском пространстве.

Не надо искать врагов среди друзей и не видеть их там, где они орудуют засучив рукава. Официальный Баку не раз заявлял о том, что ключи к решению карабахской проблемы находятся в Москве, откровенно намекая на свою готовность, как это уже произошло в 20-е годы прошлого века, в обмен на содействие в присвоении Карабаха обеспечить лояльность к интеграционным планам Москвы.

— Вы согласны с бытующим мнением о том, что Москва, повысив тариф на поставляемый Армении газ и продав Азербайджану крупную партию оружия на сумму 1 млрд долларов, оказывает давление на Ереван с целью воспрепятствовать евроинтеграционным планам Армении?

— Я не считаю, что Россия склоняет Армению к тому или иному выбору. Путинская Россия достаточно умна, чтобы понимать: братство по принуждению ломаного гроша не стоит. Такое «братство» уже однажды — двадцать три года назад — привело Россию к геополитической катастрофе. Вместе с тем Москва четко формулирует альтернативу: если не братство, тогда британский принцип — интересы, прагматический расчет. Третьего не дано. Помните, на заре Карабахского движения один из его главных идеологов любил повторять известную британскую максиму: нет вечных друзей и вечных врагов — есть вечные интересы. Это у друзей, как говорил Аристотель, все общее, а у партнеров принято, чтоб каждый оставался при своих интересах.

Понимаете, Россия искренне заинтересована в том, чтобы Армения была ее верным союзником, другом, братом не по расчету, а по зову сердца. Россия этого хотела не по прагматическим соображениям. В конце концов, еще Александр II говорил, что единственными надежными союзниками России являются ее армия и флот — ни в каких других союзниках она не нуждается. И действительно, что может дать России Армения, если исходить из прагматических критериев? Другое дело, что для русского народа, пережившего за последние 20 лет колоссальный стресс, обнаружившего, что под натиском насаждаемой Западом русофобии от него отвернулись даже спасенные им от турецкого ятагана и фашистской чумы славянские братки, морально-политическая или даже морально-психологическая поддержка армянского народа действительно значила бы очень много.

У Николая Бердяева есть интересные рассуждения о женском начале в русской душе. Это парадоксально для народа, который прославился своими воинами, умением воевать и одерживать военные победы, но это факт: русский народ сентиментален и чужд меркантильной расчетливости. Именно поэтому в нынешней весьма тяжелой для него ситуации, когда русских пытаются изолировать, внушить им чувство неполноценности и ущербности, морально-психологическая поддержка первохристианской Армении могла бы стать спасительной панацеей. Это был бы момент истины во взаимоотношениях наших народов, который по вине нашей бездарной, антинародной элиты упущен…

Ну а теперь поговорим об интересах. Здесь все очень просто и, поверьте, для нас абсолютно беспросветно. Прочтите книгу Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска», посмотрите, что он говорит о геополитической ценности Азербайджана, почти ничего не говоря об Армении, даже близко не ставя нас по этому показателю. Действительно, сравнительный анализ «товарной стоимости» этих южнокавказских стран в смысле актуализации интересов и расчета собственной выгоды от «партнерства» с той или иной страной не сулит нам ничего хорошего.

Древнеримский император Калигула говорил: «Я не хочу, чтоб меня любили,— я хочу, чтоб меня боялись». «Женская душа» русского народа, наоборот, вожделеет, чтоб Россию не боялись, а любили. Но если нет любви и братства, единственным стимулом лояльности является страх. Москва это понимает, поэтому и дальше будет продавать оружие Азербайджану с тем, чтобы держать официальный Ереван в зависимости от себя. В этой истории самой бредовой является получившая широкое распространение точка зрения о том, что армяно-российские отношения ухудшились из-за продажи Москвой оружия Азербайджану. Очевидно, что в данной трактовке следствие выдается за причину, а причина рассматривается как следствие. На самом деле Москва продает оружие Азербайджану, потому что не доверяет официальному Еревану, не верит в нашу лояльность «по зову души», поэтому гарантирует нашу лояльность «по зову страха»: одной рукой продает оружие Азербайджану, а другой рукой защищает нас от этого же оружия. Но ведь это же наш выбор, это мы внушаем Москве, что в политике нет вечных друзей и вечных врагов, это наше руководство клянчит у Запада, чтобы он уговорил Анкару подружиться с Ереваном и открыл армяно-турецкую границу, громогласно заявляя о своем желании таким образом избавиться от опеки «империалистической России».

Что в ответ должна делать Москва? Да, продавать оружие Азербайджану с тем, чтобы мы осознали безальтернативность ее опеки над нами. Что тут непонятного? Как говорил Сенека, судьба желающего ведет за собой, а нежелающего тащит в полуобморочном состоянии. И никакого «братства», никаких «сентиментов» — только бизнес и расчет: одному продаю оружие, а другого на вырученные деньги снабжаю оружием, в результате чего обоих держу в зависимости от себя. Вот тебе и «вечные интересы» без «вечной дружбы»: за что боролись — на то и напоролись.

— Действительно ли Армения стоит перед жестким выбором — ЕС или Россия, или это, как утверждают некоторые аналитики, надуманная дилемма?

Как раз эти «аналитики» и заморочили голову Сержу Саргсяну, внушив ему химерическую идею о возможности сохранить армяно-российский стратегический союз в виде исключительно военно-политического сотрудничества по линии двусторонних отношений и в рамках ОДКБ, с параллельной экономической интеграцией с Евросоюзом. На самом деле это нонсенс, потому что стратегическое союзничество может быть только целостным, включающим в себя все основные жизненно важные сферы — экономическую, военно-политическую, культурно-образовательную, духовную — в широком смысле этого понятия. Причем экономическая составляющая отношений стратегического сотрудничества является наиболее важной: не все члены НАТО являются членами ЕС, но все члены ЕС являются членами или кандидатами в члены НАТО.

Владимир Путин — это не Михаил Горбачев или Борис Ельцин, которых можно было обвести вокруг пальца. Сколько бы ни изощрялся в своих заверениях Штефан Фюле, его слова для Москвы не дороже данных Бушем-старшим и Маргарет Тэтчер Горбачеву обещаний в случае роспуска Варшавского договора и выведения советских войск из Европы воздержаться от расширения НАТО на восток. Чего стоили эти обещания, все знают. Понятно, что Москва в одну и ту же реку второй раз не войдет, а Владимира Путина склонить к геополитическим уступкам и предательству интересов России невозможно. Москва прекрасно понимает, что дело не ограничится заключением соглашения об ассоциированном членстве, что это шаг на пути полноценного членства в ЕС уже в обозримой перспективе, а это, в свою очередь, неизбежно приведет к вступлению данных стран в НАТО. Поскольку Армения является единственной готовящейся к парафированию договора об ассоциированном членстве с ЕС страной, которая вместе с тем входит в ОДКБ, речь фактически идет об угрозе развала ОДКБ. Совершенно очевидно, что с такой «перспективой» Москва смириться не может и сделает все возможное, чтобы ее предотвратить. По сути дела, этой своей авантюрой политическая элита Армении предоставила официальному Баку возможность существенно улучшить свои отношения, наладить более тесное сотрудничество с Москвой за счет интересов Армении и Арцаха. Если Серж Саргсян не откажется от своих намерений, последствия будут еще более тяжелыми, возможно, даже необратимыми. Вся болтовня о том, что оружейная сделка не является делом сегодняшнего дня и давно была запланирована, является абсолютно бессмысленной: ведь и переговоры с ЕС начались не вчера. Вопрос о заключении соглашений об ассоциированном членстве с ЕС является предметом переговоров между официальным Ереваном и высокопоставленными еврочиновниками аж с 2011 года, и Москва также заранее готовила асимметричный ответ Еревану в виде продажи крупной партии оружия Азербайджану.

— Что нам даст членство в пока несуществующем Евразийском союзе и насколько перспективно членство Армении в Таможенном союзе, если наша страна не имеет общих границ со странами-членами ТС?

Эти вопросы должны стать предметом серьезных обсуждений Еревана с Москвой. Но таких обсуждений нет! Напротив, К. Затулин в данном агентству «Регнум» интервью не без оснований упрекает наших политиков в легкомысленно-пренебрежительном, высокомерном отношении к проблематике евразийской интеграции и участия Армении в Таможенном союзе. Если вспомнить о том, каким является сальдо нашего внешнеторгового баланса, становится совершенно очевидным, что с точки зрения необходимости его выправления ассоциированное членство в ЕС ничего нам не даст, но, напротив, ухудшит положение наших товаропроизводителей: на европейских рынках их никто не ждет. Иное дело в случае рынков членов Таможенного союза — России, Беларуси и Казахстана: здесь наши товары вполне конкурентоспособны.

Что касается ссылки на отсутствие общей границы между Арменией и этими странами, то перспектива возобновления железнодорожного сообщения через Грузию и Абхазию усилиями России более реалистична и осязаема, чем эфемерная надежда на то, что переживающему кризисные потрясения ЕС удастся убедить Турцию разблокировать армяно-турецкую границу. Никто этим заниматься не будет, сколько бы мы ни клянчили. Еврочиновники не для этого зазывают Армению в ассоциированные члены ЕС, а для того, чтобы заблокировать возможность участия Армении в евразийских интеграционных проектах. Как только они достигнут этого, полностью утратят интерес к Армении.

У нас нет ни газа, ни нефти, но у нас пока есть стратегический союзник, который имеет необъятные запасы и газа, и нефти, который готов в случае нашего вступления в Таможенный союз поставлять их нам по внутренним российским ценам. Нам хотят отрезать путь к использованию этих возможностей в обмен на туманное обещание получить «за большее — больше».

Очень скоро мы узнаем, что под этой туманной формулировкой — «за большее — больше» скрывается требование сдать Азербайджану освобожденные в ходе оборонительной победоносной войны арцахские территории...
ПУБЛИКАЦИИ
979 reads | 22.07.2013
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com