АРМЯНСКАЯ КУЛЬТУРА ХХ ВЕКА (ЧАСТЬ III)

РУБЕН АНГАЛАДЯН
Писатель, философ, культуролог

 

 
 

Несмотря на то, что две Армении к началу ХХ века были полностью лишены каких-либо национальных государственных структур, они пытались не только сохранить собственную культуру, но и идти в ногу со временем. Ощутив, что империи находятся в зоне распада, нация попыталась создать политические партии для объединения всех здоровых сил внутри самой страны и за ее пределами. Наиболее влиятельной оказалась партия «Дашнакцутюн». Однако, внутренние противоречия, накопившиеся за века, не давали национальной воле объединиться. Слишком много было боли, отчаяния, метания, усталости, недоверия и разочарования одновременно... В Османской империи с конца ХIХ в. перманентно шла резня, переросшая в национальную трагедию с приходом младотурок к власти, а с началом первой мировой вылился в геноцид, достигший своего пика в 1915-1916 гг.. У нации было отнято все, кроме любви к земле отцов, творческого духа и надежды. А они вместе и есть воля нации, воля к жизни. С другой стороны это можно назвать и другим словом – мужество.

Но давайте вернемся к культуре. В России армянам-художникам было легко, ибо мировоззренческая мысль русской культуры была родственна европейской. Особенно это касается периода конца ХIХ и начала ХХ в.в.. Таким образом, армянская культура взаимосвязанная с русской и европейской художественными течениями, легко находила себя, восстанавливая и обогащаясь, философской и эстетической мыслью, положениями, формами, быстро набрала интеллектуальную кондицию. Бурному росту армянской культуры в России способствовал еще и тот фактор, что русская культура переживала с конца ХIХ века подлинный подъем, пик которого пришелся на 10-20 годы ХХ века. Очень большое место в этом признании сыграли «русские сезоны» С. Дягилева. И армяне этим воспользовались сполна, ибо были готовы к высокому художественному эксперименту. Как говорил великий певец России Ф. Шаляпин: «Чтобы ни делали армяне, в конце обязательно это станет искусством». В 10-20 годы ХХ в. приходится подлинный, не внутри национальный успех армянской культуры, а именно общероссийский, и далее – мировой. Это был первый целостный успех. Вот лишь некоторые имена в разных сферах культуры: И. Айвазовский, В. Суренянц, М. Екмалян, З. Закарян, Г. Сундукян, О. Туманян, М. Сарьян, Е. Вахтангов, А. Спендиаров, Г. Якулов, А. Гюрджян, А. Таманян, Г. Тер-Микелов, А. Шахмурядян, Н. Балиев, Е. Чаренц, В. Терян, Комитас и многие другие. Народ, лишенный собственного государства был даже внутри России разбросан, к примеру, Суренянц был из Ахалциха, Гюрджян из Шуши, Чаренц из Карса, Сарьян из Нового Нахичевана, Таманян из Екатеринодара, Вахтангов из Владикавказа, три последних из России, а Спендиаров из Каховки (Украина)… Немало было и тифлисцев, а также константинопольцев. Да, армяне проектировали и строили в больших и малых городах и весях, в разных областях России, Турции, Ближнего Востока, да и всего мира. Любители искусства устраивали выставки, занимались коллекционированием, дарили, правительствам и странам, городам и гуманитарным обществам свои коллекции. Так, к примеру, известнейшая коллекция египетских древностей Джованни Анастази (1780-1857), армянского купца и генерального консула Швеции и Норвегии (около 1825) в Египте, подаренная им 1833 г. Швеции, или известнейшая и выдающаяся коллекция Галуста Гюльбенкяна - Португалии. Теперь – крупнейший фонд и комплекс музеев. А иногда у нации отнимали и присваивали не только коллекции, но и самих художников, их творчество, переписывали их биографии, к примеру, картины Акопа Овнатаняна в музее искусств Грузии…

Своеобразие двух составляющих армянской нации еще и в том, что для восточных и западных армян были несколько городов, которые они предпочли многим другим, ибо именно в них была благоприятная атмосфера творчества. Но главными городами для западных армян был Константинополь, а для восточных – Тифлис.

Тифлис был выбран русскими царями как опорный город для управления закавказскими землями, оказавшимися с начала ХIХ в. в зоне влияния Российской империи. Он был средоточием многих национальных культур, их смешением, где армянская была доминирующей. И этому помогла сама Российская империя, ведь она была христианской, а по смешению культур Тифлис был эклектичный, очень восточный город. Даже к началу ХХ в. он был окрашен христианско-мусульманскими влияниями, где к русскому, армянскому и перскидско-тюркско-кавказскому, куда входила и грузинская культура, подключился провинциальный европейско-колониальный культурный вектор... А для Западной Армении таким городом был Константинополь, где армянское население не доминировало своей численностью, но проживая со дня основания города создала особую армянскую культурную среду, ведь здесь также творили армянские выдающиеся деятели науки, культуры, религии. В Константинополе становились правителями мира, императорами и императрицами многие армяне. Но известно еще и то, что Византийская империя была большим испытанием для армянского народа, ибо с одной стороны она поднимала на вершину христианской сверхдержавы многих армян, целые дома и роды, давая им неограниченную власть над миром, а с другой стороны разоряла генофонд армянской нации, да и саму Армению. Действительно, какова была цена этого возвышения? Империя отнимала у армянской нации «не избыток народных сил, а наоборот, элементы, которые более всего нужны были для страны. Туда уходили наиболее предприимчивые, бодрые силы, лица, обладающие такими дарованиями, что умели держаться на видной поверхности тревожного мира имперской жизни».* Вот так рассуждал более ста лет назад в Петербурге выдающийся армянский историк, основатель новой армянской школы историографии Никогайос Адонц, и эти положения и сегодня актуальны для нации. А Константинополь был и остается одним из культурных важных очагов в диаспоре армян. Здесь своеобразно смешиваются с армянской культурой –византийская, арабская, турецкая, греческая и, конечно же, европейская – в разные периоды первенство брала итальянская, французская, немецкая, русская… Эти культуры обогащали и обогащают, выстраивают и сегодня новые взаимоотношения
для синтеза между армянской культурой и остальным миром.

Поразительно, но художественное воображение поколений армянских творцов в Константинополе, их творческий путь реально не прерывается со времен глубокой древности, с периода Античности, а потом Византийской, Османской империями, а теперь и с современной Турцией с ее стремлением к модернизации самой национальной жизни, ее шатким и двойственным пониманием прогресса.

Возвратимся к периоду между концом ХIХ в. – и окончанием Первой мировой войны. С углублением распада Российской и Османской империй
в самой армянской нации усиливаются настроения консолидации, как политических, так и культурных сил. В то же время в империях наступает приод хаос насилие. Именно поэтому у национального достоинства появляется глубина постижения в армянское тысячелетнее искусство, позволяющее заниматься собиранием, изучением и пропагандой культуры народа. Это и сбор и изучение, и народных сказок, и народного эпоса «Давид Сасунский» (Г. Срвандзтян, М. Абегян), а так же сбор и обработка Комитасом народных песен. В это время зарождается новая профессиональная скульптура, которая в этот период только-только зарождалась в ХХ веке дала удивительные результаты, вот несколько имен: А. Тер-Марукян (1871-1919), А. Гюрджян (1881-1948), С. Степанян (1895-1971)…

Все эти и другие поиски нации обогатили национальную и мировую культуру, сделали ее достоянием всего человечества. И мы еще не раз обратимся к ним, как выдающимся творцам.

Первая мировая война позволила турецкому ятагану безнаказанно осуществлять кровавый замысел истребления армян на всем пространстве агонизирующей Османской империи. Вскоре Османская империя рухнула. Пала и Российская. Западная Армения стала существовать лишь в исторических документах. То, что входило в Российскую империю сталоНезависимой Арменией, которую именую Первой республикой (1918-1920 ), в дальнейшем трансформировавшаяся во Вторую республику (1920-1991). Так, Первая республика просуществовала до конца ноября 1920 г. ина место нее пришла полузависимая Советская Армения, которая потеряла большинство своих исторических областей, в том числе, входящие в СССР: Арцах, Гандзак, Нахичеван, Джавахк. За Азербайджаном встала кемалистская Турция, которая вошла в сговор с большевиками. Таким образом коммунистическая Москва, забыв все предыдущие воины с Турцией «побраталась с турецкими революционерами».

И все же армянский народ в таких сложнейших условиях не теряет воли, нити времени, нити прогресса, созидая как в самой Армении, так и вне ее пределов. Думаю, что это был рубежный период в жизни народа. Говоря образно, одна нация ушла, и на место нее появилась новая – молодая и сильная. С огромным желанием жить, ставящая фундаментальные вопросы и пытаясь ответить на них. Любознательность и упорство, мудрость и терпеливый труд, мужество и беззаветная любовь и вера в Армению и в жизнь позволили ей выйти из этой агонии геноцида и потерь. Нация после краха Первой республики, потери всей Западной Армении (по сути – ампутация огромной части национального тела) не теряет трезвого взгляда на время, собрав всю волю решительно шагает в будущее, делая попытку избавиться от многих комплексов, от не объективного представления о мире и о себе в этом мире. Этому очень сильно помогает культура. Армянские живописцы, деятели театра, прозаики и драматурги, издатели, скульпторы, весь музыкальный мир – все-все способствуют корректировке армянского национального мировоззрения… Теперь обратимся к диаспоре?

Армянская нация, давшая около двух миллионов невинных жертв, была вынуждена потерять еще и большую честь свой западно-армянской материальной, художественной и духовной культуры. Однако уже буквально через какие-то месяцы (!) продолжила свой поиск Истины в различных видах и жанрах искусства за пределами самой исторической родины. И в первую очередь это удалось именно в Париже. Армянские деятели искусства сохранили непоколебимую веру в Человека… Заостряю ваше внимание, что нация не стала провинциальной, не стала воинствующей, не оказалась надломленной, не озлобилась на мир, а полнокровно, как великие народы и культуры созидала, с каждым годом укрепляя свою веру в Справедливость и Доброту, в высокое предназначение Человека. В Париже 20-30-х годов прошлого века нация создала целый пласт культуры, воспринимая эстетический опыт международных творческих сил Парижа с одной стороны, и отдавая свой – Парижу. Это был период, когда многие руководители мировых держав думали, что нет больше армянского народа, а «последнего армянина надо поместить в музей». Это открытое циничное, фашистское заявление не получило подтверждения в жизни.

Подумайте, как может погибнуть та нация, которая в период геноцида рождает мальчика, который желает раскрывать тайны Вселенной, став одним из великих философов, астрофизиков ХХ века?! Этим мальчиком был великий ученый ХХ века Виктор Амбарцумян, он долгие годы был президентом Академии наук Армении, почетным доктором многих университетов мира и два полных срока возглавлял Международный союз научных обществ мира…

Результатом геноцида стала потеря нацией не только территории, но той части национальной и мировой истории, которая сокрыта под землей. Будет ли археология, как инструментарий для восстановления прошлого, служить армянскому народу. Ведь там, в этой земле тысячелетия национальной жизни армян, интереснейшая история Армении и важный фрагмент мировой истории. И кто теперь этим будет заниматься, и насколько анализ, если допустить, что раскопки состоятся, будет объективным? И далее, – кому будут принадлежать результаты находок? Может той стране, которая убивала, уничтожала, грабила ни в чем не повинный народ, и, которая до сих пор не только не кается, но настроена воинственно, лживо обвиняя армян в несуществующих преступлениях?…

ПУБЛИКАЦИИ
1181 reads | 28.03.2014
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com