АРМЯНСКАЯ КУЛЬТУРА ХХ ВЕКА (ЧАСТЬ II)
РУБЕН АНГАЛАДЯН
Писатель, философ, культуролог






МИР И МЫ 

1. СИТУАЦИЯ С КОНЦА ХVIII ВЕКА ПО КОНЕЦ ХХ вв.

К чему же пришло человечество к концу ХIX и до начала ХХ веков? С чем уходил век ХVIII, и, далее, девятнадцатый, рожденный несколькими крупнейшими событиями, как в Европе, так и в Америке?

Это и возникновение Соединенных Штатов Америки, это взлет и падение Наполеона, это и все последствия французской революции, это и объединение германских племен, это и начало разрушения, если не гниения нескольких империй, колонизация и это становление капитализма, как важной составляющей мировых политико-экономических отношений. Произошло остепенное втягивание современной науки в управление обществом в ХХ веке, что и вытеснило художественную литературу, как важнейшего фактора созидания и воспитания капиталистического общества в ХIХ веке. Конец ХIХ в. это и период бурного развития фундаментальной и прикладной науки, а также техники, когда вновь после итальянского Возрождения по-новому стали осмысливать Время и Пространство, пик которого приходится уже в следующем ХХ в., то есть в период первого этапа мирового технологического прорыва. И это совпадет с концом ХХ и началом ХХI веков. В ХХ веке обществом стала управлять наука, которая в какой-то период (особенно между двумя мировыми войнами) она оказалась безнравственной.

Искусство уже в ХVIII веке показывает насколько оно ценит Свободу личности, человека, насколько светская жизнь отошла от догм религии. Восемнадцатый век был веком не только просвещения и авантюризма, но и началом тотального атеизма в искусстве. Духовность уходила из искусства, и на место ее вначале пришла нравственность, а потом (с середины ХIХ в.) и мораль. И далее – интеллетуализм, и далее аморальность, которая размахивая флагом формальной свободой сдвинула координаты морали и психологии в сторону упадка нравов. Началось зримое разрушение европейской, а потом и мировой художественной формы. В дальнейшем синтез с этими деформациями и обломками формы начиная с десятых годов ХХ в. стал восприниматься как зарождение новых художественных форм, что вполне обосновано. Конечно полная трансформация, с иными ценностными, психологическими, поведенческими нормами морали уже будет иметь место в течении всего ХХ века…

Да, в ХVIII в.религиозная мысль, духовное начало как основа художественной формы в достаточной степени были вымыты из содержания искусства, а ХIХ век продолжил это вымывание и к своему концу окончательно завершил его. Это привело сначала к трансформации большой христианской художественной формы, которая зародилась вместе с христианством, и, которая прошла противоречивый и трудный путь большого синтеза, и к концу того же девятнадцатого века стала объектом формального формотворчества. А весь ХХ век уже прошел под знаменами крайних экспериментаторов, их вдумчивых и не очень экспериментов и искренних, но агрессивных манифестов. Лишь в 70 годы ХХ века появился шанс поиска новых духовных векторов, ибо большая христианская форма была разбита наголову, а новых равноценных идей у художников не оказалось. Действительно, пришло время нового понимания и осмысления Пространства и Времени, и, значит, Духовности в жизни людей. Загадка жизни во всех своих проявлениях стала не только важнейшей в динамике развития многих положений в жизни человека и общества, в и нравственных и духовных ценностей. Диалог между религиями, между культурами, между людьми стал краеугольным камнем в творчестве художников всех видов и жанров. Завоеванные пространства в области науки (микро и макро -мир), техники (телеграф, авиация, радио, TV) повлияли и на общественную жизнь, тесно сплетая их в единое целое – в ХХ век. Был вновь, как тысячелетия назад, поднят важнейший вопрос: Кто есть человек? Как понимать Время, что из себя представляет Пространство, как зародилось и живет Мироздание? И вместе с этим, какой должна быть духовность, объединяющая и питающая мировоззренческую мысль человека в ХХ веке. Культура ХХI в., объединенная на обломках большой мировой христианской формы и содержания все больше и больше тяготеет к духовности и красоте, создав ряд новых видов и жанров в веке ХХ. Вновь на арене культуры тело человека приобретает высокий статус. Приходит новая волна свободы выражения,а вместе с ней и новое понимание красоты.

Эта свобода изменило и обогатило сознание и художественные вкусы человека. Так абстрактное искусство, стало наряду с портретом, натюрмортом, пейзажем, портретом, особым жанром в мировом искусстве. Это и перформанс, и инсталляция, и видеоарт и т.п…И сегодня противостояние, возможно, война разных религий пытаются доказать человечеству свои преимущества, свои непреходящие ценности, где в центре внимания общества остается свобода личности. Нравственность или свобода есть аргументы соперников. Будто нет в нравственности свободы, а в свободе - нравственности?

Все, о чем я пишу, было в поле зрения и армянских деятелей культуры в контексте мирового развития. Особенно это касается тех, которые волею судьбы творили в разных странах мира, чьи эстетические, художественные возможности, религиозные и иные особенности наложили свой отпечаток не только на национальное искусство той или иной страны, а в иных случаях и на мировое, но и их присутствие в армянской культуре. Хотя базисно профессиональное армянское искусство несколько тысячелетий в целом развивалось в русле мировых тенденций, и этот процесс непрерывный, включая и дохристианский период армянской истории. Приняв первыми в 301 году христианство как государственную религию, армяне встали у колыбели мировой христианской культуры. Вместе с мощнейшей византийской империей Армения творила христианскую культуру, была в полной взаимосвязи с ней, влияя на ее культуру и воспринимая ее достижения, открывая новые возможности формы и содержания. Так продолжалось до падения Анийского царства (1045) и потом эстафету перехватила Армянская Киликия (1080-1375). Этот большой период почти одиннадцать веков мной назван Армянской цивилизацией. Таким образом, художественное воображение армянского народа за все эти нелегкие века не меняла своего главного вектора ориентации – мы проживаем здесь на Востоке, но наша художественная и мировоззренческая мысль связана с Западом. Этим Западом, в конце концов, стала христианская Европа, сформировавшаяся в мощный оплот мировой научной, технической и художественной мысли. Европейская христианская цивилизация всегда была открыта всему миру, и именно ее мы, говоря, мировая культура понимаем в первую очередь. Именно этим объясняется и ее сила и сила тех стран, которые в той или иной форме сформировали свои государства на христианских ценностях. Армения, стоявшая у истоков мировой христианской культуры, непрерывно вносила свой вклад в динамику мировой культуры. А в силу исторических и географических обобенностей немало внесла и в развитие иных религий, в тои числе и мусульманства. Армения, ее народ своим главнейшим вектором мировоззренческой мысли связан именно с Западом, и в первую очередь с Европой, а потом и европоцентрисскими странами. Именно, этим объясняется абсолютно естественное присутствие и быстрое вписание армянских композиторов, архитекторов, живописцев, театральных режиссеров и актеров, графиков, скульпторов, представителей музыкального исполнительского искусства, деятелей киноискусства в художественную, театральную, кино или музыкальную жизнь европейской, русской, американской или аргентинской культур...

Интернационализации художественной жизни в ХХ веке способствовало многие обстоятельства зарождения этой волны в культуре ХХ века. В первую очередь массовый приезд живописцев, поэтов, прозаиков, скульпторов, композиторов, архитекторов из различных стран мира в Париж. И здесь сыграли роль важные составляющие нового искусства: отсутствие религиозных барьеров, постановка многих художественных задач в вопросах художественной формы, вне религиозная интеллектуальность содержания, привнесение национальных художественных форм в новое искусство, общая атмосфера свободы и поиска, где провинциал мог оказаться в авангарде поиска…. И потянулись в Париж даже итальянцы и немцы, испанцы и русские, американцы, а также мексиканцы, кубинцы, армяне, румыны и чехи, японцы … Хотя в это же самое время интересные художественные идеи рождались и в Италии, и в Германии и в России, и в Англии, и в Австрии… Но как говорил Андре Моруа, - Не все идеи рождаются в Париже, но все они получают признание в Париже. После начала второй мировой войны и оккупации Франции (1940) и Парижа в частности, большая часть художественного авангарда переехала в Нью-Йорк. Собственно ХХ век создал все условия интернационализации мировой культуры. Национальное входило лишь компонентом, неким опытом в творчество художников.

И все же почему они так массово съезжались именно в Париж? Почему они, дети разных религий и культур, веками не вступавшие в открытый диалог внутри христиансвой культуры столь охотно влились в ряды фовистов, наби, дадаистов, футуристов, сюрреалистов, абстракционистов, экспрессионистов и т.п. … А тех, художников, которые были сами по себе, французские искусствоведы и культурологи объединили в особую группу, назвав их представителями «парижской школы». Это потому, что сложилась та ситуация в культуре, когда целые нехристианские народы почувствовав отсутствие какой-либо религиозности со стороны новых художественных течений, зарождающихся в недрах современной европейской культуры, устремились в пространства творчества. Весь этот интернационал художников, поэтов, писателей, режиссеров (американских, российских, английских, мексиканских и др.) вел пытливый поиск, эффективно осваивая новые формы в современном искусстве в Париже… Особо хочется отметить армянских и еврейских художников, которые в отсутствии национальной государственности превосходно вписались в этот мировой художественный процесс.

В каком состоянии в этот период были искусства в Армении и у всей нации?

Армения, как известно, была разделена между двумя империями Османской и Российской, которые к началу ХХ века переживали период своего распада. Это были две отсталые империи, в которых необходимо было армянскому народу не только выживать, но и строить собственное будущее. Для Армении и армян Российская империя оказалась при всех своих издержках более гуманной, именно на части ее армянских областей удалось возродить национальное государство. Кризисным веком для нации был ХVIII век, который шел под знаком Персии. Армяне теряли собственное лицо, иранизация армян имела огромные возможности в данный критический период и угроза нации была смертельной. Для примера обратимся к живописному творчеству семьи Овнатанянов или поэтическому искусству великого Саят-Новы, чтобы нам стало понятно, какие масштабы могла принять данная ассимиляция, если бы она продолжилась еще, скажем, один век. С присоединением Восточных областей к России мы впервые видим, что эти области Армении попадают в лоно христианской империи. ХIХ век прошел под знаком христианской России, а в дальнейшем и Европы. И хотя в дальнейшем русская, да и европейская периферийная культуры сами оказалась на Кавказе, но инерционные процессы в связи с исламизацией внутри народа и его искусства еще продолжались. Особенно сильно было влияние персидской, и, в частности, каджарской культуры. В Западной Армении народное творчество больше испытывало арабское или турецкое влияния, как в форме, так и в содержании. А в восточной – персидско-кавказское. И здесь нельзя не отметить целый пласт ашугской поэзии, которая дала даже после гибели Саят-Новы (1722-1795) таких ашугов, как Дживани, Шерам, Етим Гурджи… Или обратимся к искусству Акопа Овнатаняна, одного из крупнейших фигур в портретной живописи ХIХ века, чье творчество своеобразно синтезировало достижения персидского, каджарского портрета с русской и частично европейской школами. К нему можно добавить творчество некоторых художников из тифлисской школы, вплоть до кинорежиссера и художника С. Параджанова. В профессиональном искусстве творцы Западной Армении к концу ХIХ начала ХХ вв. больше испытывало французское, в то время как в Восточной Армении сильными были русское, а потом и немецкое влияния. Однако путь, указанный выдающимся писателем и мыслителем Хачатуром Абовяном, был более естественный для нашего будущего. Несколько поколений молодых армян, воспитанных в Российской империи, массово получали университетское образование в Москве и в Петербурге, а потом и в европейских столицах. Уже в первой четверти ХХ века такое массовое обучение армян наблюдается и в университетах США. Армяне были носителями передовых европейских идей, в частности французской революции. Они для властей считались неблагонадежными элементами как в Османской, так и в Российской империях. Это еще больше повышала самосознание армян. Активность армянской молодежи в реальной жизни двух империй была ощутима. Им казалось, что с исправлением недостатков в обществе, они достигнут справедливости и для армян, венцом чего и будет восстановление государственности – независимая Армения. Армянское общество было активно и в культурной жизни огромной страны, оно было достаточно сильно интегрировано в нее. 

Вот лишь факт, подтверждающий мои слова – армянская интеллигенция Москвы в самые страшные месяцы геноцида решила издать поэзию Армении. Они обратились к лучшим, выдающимся русским поэтам своего времени, – по сути, к цвету русской нации: В. Брюсову, А. Блоку, В. Иванову, Е. Бальмонту, Ф. Сологубу и др. Эта превосходно составленная, переведенная, оформленная и изданная антология вышла в свет в Москве в 1916 г., в годину великих испытаний – геноцида армян в Османской империи, когда убивали или отправляли в депортацию в пустыни Сирии все армянское население Западной Армении, включая Киликию. Такая же антология-двухтомник, но на французском языке был выпущен в Париже, но уже в 1918 г. Антология называлась «Розы Армении». Одна и та же реакция двух частей одного и того же народа именно так отвечал на геноцид турок, показывая миру свои духовные богатства, свои приоритеты и стойкость духа.
ПУБЛИКАЦИИ
1370 reads | 22.03.2014
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com