ДАЛИБОР РОХАЧ: ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА УСПЕХОМ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИСЛАМА
Прошло уже два с лишним года с момента начала протестов, приведших к краху авторитарных режимов ряда стран Северной Африки и Ближнего Востока, но арабская весна не оправдала тех надежд, которые возлагала на нее большая часть наблюдателей. В Египте - хаос, в Сирии бушует отвратительная гражданская война, а политический ислам усиливает свои позиции во всем регионе. Похоже, арабские революции в итоге приведут к тому, что на смену недоброкачественному государственному управлению и самовластию светских диктаторов придет недоброкачественное государственное управление и самовластие теократов.

Все это вызывает тревогу, но можно ли было предотвратить усиление политического исламизма в таких местах, как Египет, Тунис и Алжир? Может, Западу надо было более жестко вести себя с «Братьями-мусульманами» и с салафитами? А может, более мягко?

Не будем спешить. Прежде чем выступать с поспешными выводами о неудачах американской и европейской внешней политики, нелишне будет бросить взгляд на истоки политического ислама. Пожалуй, его успех почти никак не связан с религией. Имеющиеся данные об избирательных предпочтениях в демократиях с мусульманским большинством (таких, как Индонезия) свидетельствуют, что связь между религиозностью и реальным голосованием за религиозных кандидатов довольно слаба. То есть, религиозность - это плохой показатель, не дающий возможности понять, за кого будут голосовать люди и почему. Аналогичных данных из арабских стран довольно мало, но они говорят о том, что ислам оказывает незначительное воздействие на политические позиции и убеждения.

Более того, программы исламистов неотличимы от других политических платформ. Вспомним о движении «Ан-Нахда» в Тунисе, у которого имеется самая подробная экономическая программа изо всех исламских партий региона. Но оно предлагает очень мало конкретики, ограничиваясь заявлениями в поддержку рыночной экономики и обещаниями бороться с неравенством. Египетская Партия свободы и справедливости - и того хуже. В июне 2011 года председатель этой партии отмахнулся от конкретных вопросов о ее экономической платформе, сказав с улыбкой: «Мы мало что смыслим в экономике».

В центре исламистской политики арабского мира стоит организация «Братья-мусульмане», основанная в 1928 году в Египте. Она занимается политикой, вербовкой приверженцев и предоставлением социальных услуг. Со временем она превратилась в слабо оформленное объединение исламистских партий со всего региона и в ставшую примером для подражания организацию, которая сочетает в своей работе политическую и религиозную активность с предоставлением социальных услуг.

Что отличает «Братьев-мусульман» от других партий, так это участие в решении социальных вопросов. Арабские режимы обычно позволяли таким организациям работать в больницах и школах, а также оказывать помощь бедным. В результате к 2006 году у «Братьев» были школы во всех областях Египта, а также 22 больницы в разных уголках страны. Исламисты первыми приходили на помощь и действовали весьма эффективно во время крупных стихийных бедствий, например, после землетрясения в Алжире в 1989 году. В других местах они открывают и содержат спортивные клубы, проводят коллективные свадьбы и предоставляют денежные средства положительно относящимся к шариату компаниям.

В результате исламистские политические группировки создали заслуживающие доверия бренды. Это уникальное достоинство в политической среде, где большинство избирателей считают политиков жуликами и мошенниками (причем, не без оснований). Предвыборные обещания в таких находящихся на переходном этапе странах мало чего стоят. Но когда политическая организация может предъявить список оказанных ею за 70 лет социальных услуг, люди к ней прислушиваются.

Если вас удивляет, почему исламисты не добились особых успехов в Ливии, вспомните, что Партия справедливости и развития, созданная там «Братьями-мусульманами», появилась на свет лишь в марте 2012 года. Благодаря ливийскому нефтяному богатству Каддафи мог себе позволить проявлять деспотические наклонности гораздо более откровенно, чем его коллеги из Египта и Алжира, и он успешно препятствовал независимым религиозным организациям в их работе в сфере социальных услуг, в школах и в здравоохранении.

Успех религиозных партий на Ближнем Востоке и в Северной Африке - это одновременно хорошая и плохая новость. Хорошая - потому что страны переходного периода обычно испытывают дефицит политического доверия и брендовых названий.

А плохая - потому что поддержка и уважение избирателей к таким партиям почти ничего не говорит нам о том, какую политику они будут проводить на деле. А ведь их политика вполне может стать несовместимой со свободой и демократией. Еще хуже другое. Как наглядно показывают примеры ХАМАС и «Хезболлы», те организации, которые работают на благо общества, могут также вполне успешно организовывать политическое насилие.

Со временем те преимущества, которыми в настоящее время пользуются исламисты в странах арабской весны, могут ослабнуть, в частности, в связи с тем, что другие политические организации также будут создавать свои бренды и укреплять собственную репутацию. Но пока этого не произошло, Западу необходимо признать, что исламские политические организации являются неотъемлемой составной частью политического ландшафта в арабском мире. И никакое политическое паникерство и намеренное позирование это не изменит.

ДАЛИБОР РОХАЧ
www. nationalinterest.org
ПУБЛИКАЦИИ
748 reads | 18.09.2013
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com