ТРИ РЕСПУБЛИКИ ПЛЮС СПЮРК

РУБЕН АНГАЛАДЯН
Писатель, философ, культуролог





Распад Османской и Российской империй создал предпосылки для появления на политической карте мира независимой Армении, часто именуемой Первой республикой. Она была провозглашена 28 мая 1918 г. и, она просуществовала до 29 ноября 1920 года. Были усилия настоящих друзей армянского народа разных национальностей, подлинных гуманистов в лице, к примеру, Й. Лепсиуса или Ф. Нансена.

Была большая надежда Севрского договора (1920), было много наивности у мудрого, мужественного и трагичного армянского народа, были досадные молодые смерти среди лидеров страны. Но больше всего было отсутствие политического и межгосударственного опыта… Первая республика просуществовала всего чуть более двух с половиной лет… Но этого хватило, чтобы Ереван остался столицей и для Второй, Советской Армении. Он бесспорная столица и для Третьей республики. Удивительно, но истерзанная, голодная, и, в то же время, мужественная Первая республика, со всех сторон теснимая врагами, стала притягивать к себе интеллектуальную элиту нации. Со всех концов России, объявившей себя советской стали съезжаться поэты, писатели, живописцы, архитекторы, композиторы... Было немало творческих личностей и из Европы, и даже из США и Аргентины. В это время Ереван захолустный город с 20 тысячным населением неожиданно стал столицей Армении, ибо основные армянские, желательные для столицы, города Эрзерум или Ван еще находились в руках турок.

Забегая вперед скажу, что все три республики в своих основополагающих составляющих, мировоззренческих вопросах были непохожими. Так Первая республика продолжила мировоззрение национальной традиции, и рука об руку шла с Армянской Апостольской церковью, одновременно пытаясь воссоздать государственные структуры, а иные вопросы самоуправления лишь поставить. Первая руспублика контурно обозначила духовные и интеллектуальные связи с прошлым, а также модернизацию некоторых из них, к примеру, образование. Вторая республика вовсе не опиралась на церковь, она вошла в политическую историю как атеистическое государство, приняв от коммунистической Москвы идеи всемирного пролетарского братства и справедливости.

Для армянского народа, переживающего в эти годы кровавый геноцид идеи социальной справедливости были крайне близки. В то же время, атеизм еще больше раскрепостил молодую национальную интеллектуальную мысль, дав высочайшие результаты во многих областях фундаментальной и прикладной наук, в передовой, сложнейшей технике, высоких технологиях. Ни в какие времена армянская научная и техническая мысль так плодотворно и системно не занималась научными исследованиями ни на своей и ни на чужой территории, как в период Советской Армении, СССР, так и постсоветский период. Что касается разных видов искусства, и культуры в целом, то они имели свои бесспорные плюсы и, конечно же, имели свои минусы. Однако, учитывая весь пройденный путь Второй республики можно однозначно сказать о ее положительной роли, которая укрепила государственность в стране и передала в руки Третьей республике не только готовые структуры власти, но и Арцах. Сегодняшняя же независимая Армения – Третья республика отделила церковь от государства, в то же время выделив ей особую роль в связях как с диаспорой, так и с международными организациями, к примеру , со Всемирным Советом Церквей. С этих позиций выскажусь, что все три республики по-разному видели и строили Ереван. Более того, по концепции создается впечатление, что это были три разных города.

Первая республика не успела реально строить, но сумела поставить важные вопросы. Этому очень помог первый премьер-министр О. Качазнуни (1918-1919), который был по профессии архитектором. Из Петербурга, из бывшей столицы Российской империи переехал архитектор Александр Таманян, который в 1919 году предложил первый вариант генерального плана благоустройства Еревана. В том же году в Александрополе (ныне Гюмри) доктором истории А. Манандяном был основан национальный университет, который через полгода переехал в Ереван. В апреле 1919 года Мартирос Сарьян в своем письме к А. Таманяну предлагает два новых варианта государственного флага республики. 18 октября 1919 года в здании парламента страны состоялся литературный вечер, посвященный поэзии Егише Чаренца. На вечере министр просвещения и культуры Армении, известный литературовед Н. Агбалян открывал не только «нового поэта» (именно так назывался доклад), но вместе с ним и новый этап развития многовековой национальной литературы. Самое интересное в том, что ни докладчик, ни сидящие в зале не знали, ни возраста, ни как выглядит «новый поэт», не знали даже где он, и жив ли… Забегая вперед скажу, что Е. Чаренц стал первым и единственным великим поэтом Еревана. Так ереванская общественность чутко реагировала на подлинное искусство. Ереван в своей динамике стремился стать подлинной столицей, а не очередной, – 12-ой, каковые были в армянской истории.

Ереван Первой республики принимал художественные выставки, театральные постановки из Тифлиса, Баку, Константинополя и Москвы. Ереван начал печатать оригинальные журналы, книги, переводную художественную литературу, по искусству, приглашал армянских поэтов и писателей, а так же ученых, защитивших докторские диссертации в немецких, французских и российских университетах. Ереван стремился, как молодая столица, создать элиту нации не за пределами Армении, а внутри национальной жизни. Это одна из самых больших заслуг Еревана. Удивительным в этой связи было то, что представители различных художественных и эстетических направлений, приехав в Ереван, не ссорились меж собой, не отрицали и не конфликтовали, а мирно сосуществовали, творили, чем сильно обогатили национальную культуру. Здесь, в Армении, еще шли бои первой мировой войны, еще Первая республика отчаянно сражалась за будущее народа, еще не была убита большая надежда на «единую и объединенную страну». Это были неимоверные усилия народа спасти и сохранить хотя бы то, что можно было удержать в собственных руках, сохранить, хотя бы и отдав что-то из территорий своим мелким и алчным соседям. Надежда, что все в ближайшее время будет возвращено, еще была. Это было время и разочарования и предательства тех стран и тех политических сил, которые сотрудничали с независимой Арменией.

Конечно, были и собственные грубейшие ошибки, были необоснованные размолвки между лидерами, была даже вражда и взаимные обвинения, бессмысленные обиды и жертвы, а также романтические порывы вновь испеченных государственных деятелей Первой республики… Так, народный герой Андраник не выдержал испытаний и не участвовал ни в Сардарапатской, ни в Башапаранской, ни в Караклисской сражениях… Все возможные прогнозы, что первая республика проживет недолго, оправдались. Поэтому многие творцы оставались в Москве, Тифлисе, Петербурге и в других городах, где проживали армянские колонии. Да, еще долго в Тифлисе и в Баку, в Москве будут трудиться армянские архитекторы, живописцы, композиторы и писатели, а также ученые… Часть из них насильственно вольются в национальную культуру грузин, азербайджанцев, узбеков, таджиков... И только десятилетия спустя мы будем говорить о них, как важных составляющих всего армянского национального художественного мышления, как феномен нации, который на грани гибели творил и созидал, пытливо изучал мир.

В культурной жизни Еревана c конца10-х и вплоть до середины 30-х годов были огромные преобразования: создаются такие культурные учреждения, как театры, в том числе и Национальный драматический театр им. Г. Сундукяна (1921), Национальная картинная галерея (1921), Ереванская консерватория (1921),прославленный квартет им. Комитаса (1925), Армянская филармония (1932), Национальный театр оперы и балета (1933) первыми дирижерами национального Симфонического оркестра (1924 г.) были выдающиеся деятели классической музыки А. Спендиарян, Р. Меликян. Уже перед самой мировой войной появилась молодая поросль талантливейших дирижеров, певцов, по сути великих музыкантов: А. Мелик-Пашаев, П. Лисициан, З. Долуханова… Организован Национальный университет(1919) в Александраполе, который через некоторое время переезжает в столицу. Открыты: Художественное училище, которое также сыграет важную роль в изобразительном искусстве страны, музыкальные классы, иные учебные заведения. В самой жизни столицы у любителей искусства расширяются границы потребления культуры.

В Ереван 20-30-х годов стали приезжать известнейшие деятели культуры других народов, к примеру, выдающийся французский живописец Альбер Марке или крупный литовский исследователь армянской культуры Юргис Балтрушайтис (сын крупнейшего поэта-символиста Литвы и России Юргиса Балтрушайтиса). Забегая вперед добавлю, что сюда большим потоком приезжали многие выдающиеся представители и русской культуры: А. Белый, М. Горький, Е. Лансере, О. Мандельштам, Г. Верейский, П. Кузнецов, А. Древин, Н. Удальцова, А. Осьмеркин, С. Меркуров и многие другие… Памятник С. Шаумяну (архитектор И. Жолтовский, 1931) в Ереване работы Меркурова – выдающийся образец скульптуры ХХ века.

Этот непрерывный поток деятелей искусства с каждым десятилетием усиливался. Ереван быстро стал набирать авторитет. С 1924 по начало великой Отечественной войны он интенсивно строился. Приезд молодых архитекторов, окончивших блистательную школу ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН, выдвинул Ереван в разряд стильной столицы среди всех столиц «братских республик СССР». Незаметно стало восстанавливаться и, прерванное на столетия, национальное градостроительство.

В двадцатые-тридцатые годы Ереван стал быстро набираться столичного опыта. Сюда за первые пять лет съехалась достаточная часть восточно-армянской научной, литературной и художественной элиты. Хотя и позднее крупнейшие ученые в области фундаментальных и прикладных наук, в области техники и технологии приезжали в Армению и основывали научные институты, центры, которые позднее в 50-80 гг. принесли в некоторых областях фундаментальных и прикладных исследований мировую славу армянской науке. Благодаря вдумчивым и абсолютно бескорыстным усилиям многих выдающихся исследователей гуманитарных наук (к примеру, литературовед М. Абегян, востоковед И. Орбели, искусствовед В. Лазарев, историк искусства, культуролог А. Дживилегов, театровед Г. Бояджиев, языковед Г. Ачарян, специалиста по танцу С. Лисициан, музыковед А.Адамян (1878-1956)) международный авторитет и широкую известность принесла и культура. Декада армянского искусства в Москве, 1000-летний юбилей национального эпоса «Давид Сасунский» (оба в 1939) и многие другие мероприятия позволили армянской культуре обратить на себя особое внимание и стать желанным предметом изучения для лучших исследователей искусства. И об этом речь впереди. Упомяну один важный, поворотный, возможно даже сакральный факт – весной 1936 года из Парижа, в пригороде которого в психиатрической клинике в 1935 году скончался великий Комитас, его тело было перевезено и похоронено в Ереване. Это знаковое событие подняло значение армянской столицы, ее историческую ценность. По сути, с этого момента у армянского народа на родине заложен Пантеон великих деятелей культуры. Так народ поверил, что столица Армении Ереван – это навсегда.

Несмотря на сталинские репрессии и Вторую мировую войну, где погибло более 350000 воинов-армян, население Еревана быстро росло, и к середине ХХ в. века оно достигло до 500 тысяч жителей, а к началу восьмидесятых годов и одного миллиона. Ереван пытался наладить новую жизнь еще и с репатриантами, которые после победы в мировой войне, движимые безграничной тоской и любовью к Родине, стали приезжать в Советскую Армению. «Хрущевская оттепель» принесла нечто совершенно забытое – чувство национального достоинства молодого поколения, романтизм и простоту и открытость общения. А уже в конце 50-х и в начале 60-х появилась творческая молодежь, которая была взращена самим Ереваном. Это была лучшая почва для творчества.

Огромный интерес к личности творца, особенно живописцам, к скульпторам, композиторам, кинорежиссерам, к их миру был очень высок… Молодые творческие силы в искусстве были очень активны, и воспринимались, как единое сообщество, которое к середине 70-х стало распадаться. Анализируя из жизнь и творчество я еще раз убедился, что подлинное искусство не может быть агрессивным, но лишь живым и напористым. Именно таким живым и совершенно новым взглядом на художественный поиск предстает армянская культура в шестидесятые и последующие годы. Шестидесятые годы стали поворотными для нового витка мировоззрения народа на многие важнейшие составляющие – и в первую очередь на оценку,этот анализ и синтез великого наследия Армении в рамках эстетических и формообразующих составляющих предпочтений ХХ века.

Трансформация большой христианской формы (не разрушение!) была предпринята передовыми деятелями армянской культуры в ландшафте не только художественного опыта Еревана, но и обширнейшего пространства армянской диаспоры. Этот художественный опыт поколения реально включил культуру Армении и шире армянскую культуру (Армения плюс Спюрк) в мировой культурный процесс. И все это, как выдающийся художественный опыт мы начинаем понимать, анализировать и представлять лишь теперь.
Так, к примеру, абстрактная живопись в искусстве Армении появившаяся лишь в 60-е годы не стала ведущей мировоззренческой составляющей культуры, а сразу же заняла позицию жанра, встав в один ряд с пейзажем, натюрмортом, портретом…

То же самое случилось и в мировой живописи. Армянская интеллектуальная и художественная диаспора находилась в поле притяжения европейского, а потом и мирового художественного процесса, и, таким образом, помогла стремлению деятелей искусства Армении в их важном синтезе новой формы внутри национальной культуры. Сегодня этот процесс несколько откорректирован – большинство армянских художников находятся в поле притяжения самой Армении, особенно это касается живописи, скульптуры, архитектуры, литературы, кинематографа, классической музыки… Я согласен с мнением кинорежиссера и актера Сержа Аведикяна (Франция), что «спюрк имеет право иметь свой путь в искусстве»*, то есть отличный от тех течений, которые существуютв Армении. Но и сама Армения свободна в этом плане, хотя и будет принимать во внимание путь спюрка.

60- е и последующие годы (вплоть до распада СССР в 1991 году) для армянского искусства были годами стремительного развития. В конце 60-х  годов в Академии наук Армении начинается работа над фундаментальным  взглядом нации на себя и мир – над многотомной армянской советской  энциклопедией. Этот труд стал первым опытом армянского народа, который  систематизировал и подавал целостный взгляд на мир во всех областях  жизнедеятельности человека. И хотя энциклопедия выходила под  некоторым нажимом Москвы, и хотя она была во многом с традиционным  национальным взглядом на мир и культуру, все же в этой коллективной
работе мы видим первый системный прорыв нации в будущее. В это  десятилетие в разных областях культуры мы видим крупные личности,  которые были воспитаны Арменией и Ереваном, в частности. 

Советский Союз с конца шестидесятых – начала семидесятых годов (с реального застоя) в плане культуры имел некоторые города и республики,  которые составляли островки свободного от диктата государственного  аппарата, от партии в искусстве. Шестидесятники появились в Москве и в  Ленинграде, в прибалтийских республиках и в Армении. Москвичи и  ленинградцы были крайне политизированы, они были против власти,  литовцы, латыши и эстонцы были – против русских, армяне делали все, чтобы найти собственную национальную форму в искусстве. Вот такая была мотивация у каждой из этих групп художников. А интеллектуальный Ереван был авторитетом даже для Москвы. Сюда в 60-70-е годы стремились приехать с выставкой многие теперь уже известнейшие мастера живописи и скульптуры.

С другой стороны, 60-70-е были периодом водораздела и в мировой культуре. Счастливое совпадение помогло армянской культуре очень сильно. Хотя везет лишь тем, чья культура восприимчива текучести времени и пространства… Вот примеры: Мартин Петросян в живописи и графике удачно экспериментировал формой, соединяя художественный опыт ХХ века (в частности, Пикассо) с армянским средневековьем:  кружевами, хачкарами, орнаментами и скульптурами, украшающие соборы и церкви. В фотографии наиболее сильный период мы наблюдаем у всемирно известного канадского портретиста Юсуфа Карша (1908-2002). В классической музыке в качестве примера можно отметить симфонии Авета Тертеряна или опусы Алана Ованнеса, где музыка народная и ритуальная
соединяются с ритмами и звуками современного мегаполиса…

В эти годы переезжает на постоянное место жительство выдаюшийся дирижер Оган Дурян, и вместе с А. Мелик-Пашаевым и др. укрепляет традиции музыкальной культуры как в самой Армении, так и значение националного мелоса за ее пределами.

Можно взять фильмы Артавазда Пелешяна, где лаконизм пластичен, выпукло представлен как горельефы на армянских средневековых церквах, как сжатая поэтическая метафора у поэта Х в. Г. Нарекаци или позднего Е.Чаренца… Немало крупных творцов работают в национальной культуре в эти десятилетия. К сожалению, не оказалось реальных теоретиков искусства (философов, культурологов, арт-критиков), которые в тот же отрезок времени могли бы обобщить, сравнить поиск и достижения национального искусства в контексте мировых процессов. Конечно, этим крупным художникам (в широком смысле этого слова) помогал безупречный с точки зрения творческой ориентации путь старшего поколения, и в первую очередь Ерванда Кочара, Мартироса Сарьяна, Ваграма Гайфеджяна, Михаила Арутчяна(1897-1961), Костана Заряна, Александра Бажбеук-Меликяна, Геворга Григоряна (Джотто), Акопджана Гарибджаняна, Геворга Кочара, Мартина Мазманяна, Арама Хачатуряна, Александра Мелик-Пашаева… В 60-70-е годы в Ереване стали переживать свою творческую весну Арутюн Галенц, Акоп Акопян, превосходные художники переехавшие из спрюка на родину.

Эти сложившиеся мастера именно здесь, в Армении нашли и расширили свой художественный мир. Из спюрка переехала на родину великая певица Гоар Гаспарян… Их острое чутье, их неустанный анализ, их довольно тяжелая адаптация в обществе позволило им одолеть многие внутренние противоречия и понять и полюбить родину не как миф, а как художественную реальность. А Ереван в каждой новой крупной личности видел свой огромный потенциал. Ереван стал реальной столицей культуры не только Армении, но и нации. Столица умела гордиться успехами в искусстве, к примеру, успехами выдающегося скрипача Жана Тер-Мергеряна или блистательного хорового дирижера Ованеса Чекиджяна, так же переехавших из спюрка. А приезд звезд первой величины из различных стран мира в Ереван, их советы, их выставки, их концерты, их выступления: Рубен Мамулян, Ж.-П. Сартр, Гарзу, Люсин Амара, Лилит Чукасзян, Дж. Стейнбек, Шарль Азнавур, Рокуэл Кент, Юсуф Карш, Жак Брель… подняли, а в иных случаях и сравняли многие позиции в национальном искусстве с художественным поиском в мире. Вот реальный пример позиции Еревана – Мамуляну в Ереване показали фильм «Цвет граната», который ему не понравился. Но интеллектуальный Ереван не поменял своего отношения к творчеству Параджанова. К голосу Еревана в области культуры прислушивалась даже Москва.

1991 году как-то естественно Советский Ереван, залечивающий раны после тяжелейшего спитакского землетрясения (1988 г.) и сражающийся в Карабахе, на границах с Азербайджаном в одночасье стал независимым Ереваном. Столица еще не знала, какие метаморфозы придется испытать духовная и культурная составляющие в ее жизни. Да, в культурном плане столица претерпела существенные изменения. И первое, что случилось - стали молниеносно рушиться деловые культурные связи с республиками, а потом и с Москвой. Дело в том, что огромная страна, в которую армяне немало вложили труда и вдохновения, разрушалась, раздираемая межнациональными конфликтами. Хотя во многом личные отношения между деятелями культуры сохранились. Но, что это дало в хаосе разрушения?

Армения оказалась в блокаде со стороны Турции и Азербайджана. Второе, прекратилось финансирование из центра и деятелям культуры, зажатые нищетой и отсутствием связей, необходим был иной рынок культуры и им оказался, давно подготовленный ностальгией по родине, рынок спюрка. Огромный потенциал Еревана был использован не в лучшем виде. Многие второстепенные и третьестепенные живописцы, композиторы, архитекторы, особенно музыканты и танцоры (больше всего были востребованы народные ансамбли песни и танца), обладая умением договариваться, идущие на любые компромиссы, лишь бы вписаться в жизнь благополучных стран, ринулись на гастроли, в США, в Европу, Россию. В этот сложный период жизни Армении армянские деятели культуры задумались над созданием арт и шоу рынка.

Однако, самые существенные преобразования, сильные трансформации в мировоззрении армян, а отсюда и всей системы взаимосвязей между спюрком и Арменией, происходят с момента распада СССР и до сегодняшнего дня. И это мы все чувствуем, но не осознаем. Мы задаем себе вопрос: « Что именно нам надо исправлять?» Необходимость изменения содержания связей спюрка в отношении с Арменией, и Армении со спрюрком.

Что же я понимаю под изменением содержания? Это переход в диаспоре и в самой Армении от системы самосохранения колонии и страны к полноценной интеграции внутри тех наций или стран, где находится колония, а Армения должна интегрироваться в мировое сообщество реально. Что же мы видим на самом деле? У Армении мы можем говорить о низком содержании справедливости в модуле отбора от человека и до госсистемы, от вопросов безопасности и заканчивая экономикой... Действительно, сегодня не на кого сваливать свои необъективные оценки, которые привели к тяжелым деформациям внутри страны, когда десятки тысяч граждан страны покинули Армению. Страна нуждается в справедливом восприятии всей жизни, как внутри страны, так и мира. Это очень ответственная, но и историческая задача.

Итак, впервые за многие века независимая Армения всеми своими государственными институтами защищает национальную жизнь на государственных территориях, где не может быть ассимиляции. И поэтому мы должны отходить от этой модели самосохранения и двигаться в сторону полноценного развития.

Сегодня, в процессе полноценного развития Армении, которая должна стать демократической, социально защищенной, сильной и процветающей страной, поднимется планка самосознания нации, ее достоинство. Мы теперь находимся на этом пути, но еще не понимаем реальность перемен. В искусстве, как ни в какой иной области жизнедеятельности человека необходимо создание подлинной иерархии и, что крайне важно, осмысленной и деятельной элиты. А для того, чтобы нация понимала, кто и почему стал элитой необходимо объективное и высокоинтеллектуальное выделение модуля отбора деятелей культуры.

Это многопараметровый, противоречивый поиск. Но без этого невозможен национальный путь интеграции в мировую культуру. Сегодня мы имеем искривленное представление о целых направлениях национальной культуры, мы имеем огромное количество деятелей искусства, которые недооценены, а иные переоценены. И в этой связи все наши усилия становятся напрасными – мы хвалим того или иного творца, или целый вид или жанр искусства (скажем, хачкары) и преподносим миру, оставляя комментарии самому мировому сообществу. А если и комментируем, то с таким отсталым пониманием темы, что лучше бы и вовсе не комментировали…

У нас крайне слабы и литературоведение, и искусствоведение именно с точки зрения мировоззрения и мироощущения. Задача данного труда – создать объективный модуль оценки в разных видах искусства, объединенные в единое пространство национальной культуры. Тогда и выстроится реальная художественная, научная и интеллектуальная элита нации. Ведь Ереван связан тысячами нитей с художественной жизнью многочисленных армянских колоний, с отдельными деятелями искусства… Для них сегодняшняя культурная столица независимой Армении важнейший хранитель их культурного наследия, кто бы он ни был. И тут не важно какую популярность или заслуги у них были в других странах, на международной арене, - Ереван останется важнейшей точкой отсчета для их биографий. Всем им – от патриарха французской песни Ш. Азнавура и заканчивая молодым скрипачом-виртуозом С. Хачатряном – нужна умная и достойная Родина, их опора и будущее… Вот почему Армения сама должна быть справедливой и процветающей страной, а не страной, выдавливающей свои таланты.

Вот какое столетие прожила армянская столица?! Какую трансформацию пережил Ереван, какое содержание имел, какое город приобрел, и сегодня на какие рубежи вышла столица не только для граждан Армении, но и для всей нации?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
ПУБЛИКАЦИИ
1743 reads | 13.05.2014
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com