О ТОМ, КАК РЫБА ИСПОРТИЛА ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И СЕНЕГАЛА
АРМАН НАВАСАРДЯН
чрезвычай
ный и полномочный посол





Говорят, в межгосударственных и дипломатических отношениях нет второстепенных вопросов, все важны и имеют определяющее значение. Кажется, в подтверждение этого постулата одним из важных событий начавшегося года стало задержание в территориальных водах Сенегала российского рыболовецкого судна «Олег Найденов» и как следствие – дипломатический конфликт и обострение отношений между двумя государствами. Инцидент же этот, по большому счету, гроша ломаного не стоит. Точь-в-точь – туманяновская «Капля меда».

В рыболовецкой практике нарушение территориальных вод – обычное явление, завершающееся, как правило, штрафом и конфискацией улова. А нарушить экономическо-рыболовную зону любой страны, особенно если она не разграничена, не так уж и сложно. По всей видимости, российское судно, завершив работу в водах соседней Гвинеи-Биссау, пересекло водное пространство Сенегала, установленное им в 200 миль и закрепленное международным морским правом. Кроме того, между Москвой и Дакаром нет соответствующего двустороннего соглашения.

Все это отнюдь не оправдывает те методы, которые использовали сенегальцы при задержании судна и его сопровождении в порт Дакара, где оно находится по сей день. Военные применили грубую силу и оружие, некоторые моряки получили телесные повреждения; фактически экипаж корабля арестован, лишен помощи, воды и электроэнергии.
Чем же обусловлено подобное отношение Сенегала к российскому судну, а говоря иначе, к России?

Нет ли здесь политических и психологических мотивов? Безусловно, есть.

Прежде всего бросим ретроспективный взгляд на советско-сенегальские отношения, не очень уж гладкие, за развитием которых автору этих строк довелось наблюдать в течение шести лет работы в советском посольстве в этой африканской стране.

...С завершением эпохи колониализма Франция ушла из Сенегала и в то же время... осталась в этой стране. И дело отнюдь не в неоколониальных устремлениях Парижа. Сенегал сам не хотел расставаться с метрополией – ни в военно-политическом, ни в экономическом, ни в культурном плане. Знаменитые сенегальские стрелки в годы Второй мировой войны самоотверженно сражались в рядах французской армии. Первый президент этой страны Леопольд Седар Сенгор, основатель философской школы негритюд, был талантливым франкоязычным поэтом, первым чернокожим действительным членом Академии бессмертных Франции. Сенегальцы и сегодня считают себя неотъемлемой частью Франции, ее южной провинцией, Париж же рассматривает Сенегал как свой форпост на африканском континенте.

Духовная привязанность Сенегала к Франции, ее истории, культуре и языку нашла свое отражение в процессе развития движения Франкофонии, которое сегодня возглавляет экс-президент Сенегала Абду Диуф. (Армения является членом движения Франкофонии, что также может способствовать развитию армяно-французских отношений.)

Кстати, ни в одной из бывших колоний Франции французский язык не является настолько распространенным и на нем не говорят так чисто, как в Сенегале. Вовсе не случайно Сенгор сказал: «На обломках колониализма мы обнаружили удивительный инструмент – французский язык»...

Тесные отношения Сенегала и Франции перекрыли американцам доступ в акваторию Западной Африки, несмотря на настойчивые усилия, которые США предпринимали как в годы холодной войны, так и в наши дни.

Так что о присутствии Москвы в указанном регионе не могло быть и речи. В те годы Сенегал проводил подчеркнуто антисоветскую политику. После вторжения Советского Союза в Афганистан Сенегал выступал в качестве автора или соавтора всех принимавшихся против Москвы проектов – как в ООН, так и в других международных организациях. Сенегальская пропаганда активно работала против Москвы, а сотрудничество с ней было практически на нуле.

Ну а после 1 сентября 1983 года, когда советские противовоздушные силы сбили южнокорейский пассажирский «Боинг», на борту которого находилось 269 человек, в том числе и пять граждан Сенегала ( среди них были и дипломаты), обе страны оказались перед угрозой разрыва дипломатических отношений и многие годы не выходили из тупика.

Сегодня, в ходе инцидента с рыболовецким судном, по всей вероятности, действует психологическая инерция. По большому счету сенегальцам все равно – коммунистическая Россия или буржуазная, тем более, что торговая компания «Росрыболовство» не раз грубо игнорировало предупреждения Дакара о нарушении его экономического пространства.

По мнению некоторых аналитиков, во всей этой истории сенегальцами манипулировали французы. Чтобы по тем или иным причинам отомстить русским. Что ж, это не исключено. Хотя появилось сообщение о том, что французский военный корабль выразил готовность доставить арестованным российским морякам питьевую воду, в которой им отказывают сенегальцы. Это тоже не исключено: французы являются искусными мастерами подобных игр.
Ну и последнее. Большое место во всей этой истории российские и западные СМИ отводят авторитетной экологической организации «Гринпис», активистов которой Россия не так давно крепко «обидела»: два месяца продержала за решеткой 30 членов «Гринписа» за акцию протеста против платформы экспорта нефти в Арктике, арестовала судно «Arctic Sunrise».

Когда на Смоленской площади демонстративно отказали в просьбе «Гринпис» освободить корабль, там, по всей вероятности, не подумали о том, что через несколько месяцев по наущению этой этой же организации может быть задержано российское рыболовецкое судно. Забыли там и о том, что «Гринпис» пользуется большим авторитетом в Сенегале и имеет решающий голос в международных инстанциях.

Зачастую в политике действует принцип Талиона (lex talionis): «Око за око, зуб – за зуб».
ПУБЛИКАЦИИ
1256 reads | 13.01.2014
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com