ՍՓՅՈՒՌՔԻ ՆԱԽԱՐԱՐՆ ԱՌԱՋԱՐԿՈՒՄ Է ՍՓՅՈՒՌՔԻ ՀԱՄԱՐ ԽՈՐՀՐԴԱՐԱՆ ՁևԱՎՈՐԵԼ ՀԱՅԱՍՏԱՆՈՒՄ ԲԱՑ ՆԱՄԱԿ ԱՐԱ ՊԱՊՅԱՆԻՆ ՀԱՅԿԱԿԱՆ ԼՈԲԲԻՆ ԻՍՐԱՅԵԼՈՒՄ ՍԽԱԼ ՈՒՂՂՈՒԹՅԱՄԲ Է ԱՇԽԱՏՈՒՄ. ՊԵՏՔ Է ԶԱՐԳԱՑՆԵԼ ՀԱՅ-ԻՍՐԱՅԵԼԱԿԱՆ ՌԱԶՄԱԿԱՆ ՀԱՐԱԲԵՐՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ. ԱՎԻԳԴՈՐ ԷՍԿԻՆ «ԼԻԲԱՆԱՆԱՀԱՅՈՒԹՅՈՒՆԸ ՎՏԱՆԳՎԱԾ Է, ՆԵՐԳԱՂԹ ԿԱԶՄԱԿԵՐՊԵՔ». ԿՈՉ ՍՓՅՈՒՌՔԻ ՆԱԽԱՐԱՐՈՒԹՅԱՆԸ «Տարածքների հանձնման հարցը պետք է բացարձակապես դուրս գա մեջտեղից». Արման Նավասարդյան ԻԻՀ և ՀԱՅԵՐԻ ՑԵՂԱՍՊԱՆՈՒԹՅՈՒՆԸ ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ԴԻՎԱՆԱԳԻՏԱԿԱՆ ՀԻՄՆԱԴՐԱՄԻ ՀԱՅՏԱՐԱՐՈՒԹՅՈՒՆԸ՝ ՆԻԿՈԼ ՓԱՇԻՆՅԱՆԻ ՎԱՐՉԱՊԵՏ ԸՆՏՐՎԵԼՈՒ ԿԱՊԱԿՑՈՒԹՅԱՄԲ ԳԵՏԱՆՑԻ ԺԱՄԱՆԱԿ ՓՈԽՈՒՄ ԵՆ ԱՎԱՆԱԿՆԵՐԻՆ. հարցազրույց դեսպանի հետ հայաստանյան իրադարձությունների մասին ՄՀԵՐ ՍԱՀԱԿՅԱՆԸ ՆԵՐԿԱՅԱՑՐԵՑ ԻՐ ՀԵՏԱԶՈՏՈՒԹՅՈՒՆԸ ՄՈՍԿՎԱՅԻ ՊԵՏԱԿԱՆ ՀԱՄԱԼՍԱՐԱՆԻ ԱՍԻԱՅԻ և ԱՖՐԻԿԱՅԻ ԵՐԿՐՆԵՐԻ ԻՆՍՏԻՏՈՒՏՈՒՄ ՄԻԶԵԼ ՔԱՄՈՒ ԴԵՄ. ԴԻՎԱՆԱԳԵՏԸ ՆԵՐՀԱՅԱՍՏԱՆՅԱՆ ԻՐԱԴԱՐՁՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՄԱՍԻՆ

ИСЛАМСКИЙ ФАНАТИЗМ И ТУРЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР (ЧАСТЬ II)

ЕЛЕНА ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН

Член Союза литераторов России, Союза писателей Армении, АРМЕНИЯ







Сайт об Аллахе «Исслам» приветствует своих гостей так: «Говоря об исламской вере, нужно отметить, что многие вещи в исламе не требуют понимания, а должны приниматься верующими на уровне слепого доверия - веры. Для ислама религиозный фанатизм характерен, наверное, несколько больше, чем для христианства. Поверить - это основополагающая ветвь в исламской вере». 

Коран говорит всем верующим, и пока ещё сомневающимся о том, что бог Аллах, и он является единым, и что ислам это религия, главное действие и главный смысл которой - это соединения всех верующих вокруг великой идеи - идеи объединения мира под единой религией, имя которой ислам. А корни фанатизма идут из слепой веры.

В своей «Хронографии» преподобный Феофан, исповедник Сигрианский, пострадавший от иконоборцев, уделяет большое внимание миру ислама и взаимоотношениям православных с мусульманами, благодаря чему православный читатель в Византии получал возможность узнать, как и чем живут ближайшие к нему грозные соседи. О распространении ислама Феофан пишет следующее: «Учил он (Мухаммед – Е.П.) своих последователей, что убивающий врага или врагом убиваемый входит в рай. Раем же он называл плотскую пищу, питие и совокупление с женщинами; там реки вина, меду и молока, и женщины не здешние, но другие, и совокупление с ними долговременное и наслаждение продолжительное. Однако он заповедовал также сострадать друг к другу и помогать обижаемым».

Преподобный Феофан не сообщает ни одного неверного сведения об исламе. Характерно, что он не допускает никакой возможности участия в возникновении ислама каких-либо духовных сил (даже демонических): это порождение стечения обстоятельств и сочетания заблуждения и злой воли отдельных людей. «Поскольку упомянутый Мухаммед был бедным и сиротою, то он решил поступить на работу к некой богатой женщине, его родственнице, именем Хадиджа, как наемник по уходу за верблюдами и торговле в Египте и Палестине, - пишет Феофан в «Хронографии». 

По немногом времени же, осмелев, вкрался в доверие к этой женщине, бывшей вдовою, и взял ее себе в жены и получил верблюдов ее и все имение. Придя в Палестину, он познакомился с иудеями и христианами. Достал же от них некие писания. Следует добавить, что он страдал эпилепсией. Заметив это, жена очень печалилась, что она, будучи благородною, связалась с таким – не только бедным, но и эпилептиком. Он же принялся заискивать перед нею, говоря: «Я вижу некоего ангела, называемого Гавриилом, и, будучи не в силах вынести его вида, помрачаюсь и падаю». У нее же был другом некий монах, который по зловерию был изгнан и жил там; ему она рассказала все и имя того ангела. Этот, желая удостоверить ее, сказал ей: «Истину он сказал, ибо этот ангел посылается ко всем пророкам». И она, выслушав слова лжестарца, поверила ему и проповедовала всем единоплеменным ей женщинам, что он есть пророк. И эта молва от жен перешла к мужьям и прежде всего к Абу Бакру, которого он и оставил на смену себе. И в конце концов посредством войны усилилась эта ересь...». Ересь ересью, но люди легковерны. Эта религия нашла своих последователей.

Писатель, историк и редактор «Церковного вестника» Николай Скабаланович (1848—1918) детально изучил политику турецкого правительства по отношению к христианским подданным и их религии и считал турецкий фактор - угрозой христианскому миру.

Указывая на религиозный характер борьбы османских турок с греко-славянским миром до взятия Константинополя в 1453 году, Скабаланович отмечал, что завоевательное движение османских турок на запад в Малую Азию и Европу не было бессознательным порывом дикого варварства, выполненным без цели и системы. Оно произведено было по предположенному плану, с последовательностью и ясным пониманием своей задачи. А задача у турок была не только национальная, но и религиозная; стремлением их было не только получить преобладание над народностями, населявшими Малую Азию и восточную Европу, но также доставить исламу торжество над христианством. Когда османы пришли в соприкосновение с населением Византии, они были магометане, вполне сроднились с исламом, жили по Корану.

Их национальные интересы слились с религиозными. Это по необходимости сообщило всем предприятиям османов религиозный отпечаток. Религиозный оттенок, который так рельефно выступает в борьбе Византии с турками, составляет вообще характеристическую черту борьбы христианских народов с османами. Если в других случаях эта черта проявляется с меньшею ясностью и наглядностью, чем при осадах Византии, то это совершенно понятно в виду того, что с одной стороны Византия была религиозным центром Православного Востока и, следовательно здесь столкновение религий должно было заявлять о себе с особенной силой, с другой - ни один город на востоке не обращал на себя большего внимания историков, чем Византия... 

Конечной целью турок было распространение магометанской веры, во имя этого, единого Бога и его пророка, делались многие завоевания. Успех османов можно безусловно соотнести с религиозным воодушевлением и фанатизмом. «Торжество ислама было излюбленной мечтой османов: с ней они прошли Малую Азию, переправились в Европу, дошли до Дуная и границ Сербии, - пишет Н.Скабаланович. - Османские султаны дали широкое применение предписаниям Корана, разрешающего оставлять христианам личные и имущественные права, в случае если они изъявят покорность и согласятся платить дань. После взятия Никеи при Урхане вошло в обычай предоставлять личную свободу и неприкосновенность собственности тем, кто добровольно признает власть османов, и будет платить дань. Такая политика немало содействовала успехам турок».

Между османами были такие ревнители веры, которые считали просто преступлением человечное отношение к христианам и противились любым компромиссам с христианским миром. Полководец Мурад II Ишагбек был злым, непримиримым врагом христиан и желал истребить всех мечом и пронести имя пророка до крайних пределов земли. Он был весьма недоволен тем, что султан Мурад II находился в мирных отношениях с Сербией. «Отчего ты, государь, не истребляешь в конец врагов нашей веры? – сказал он султану. - Бог дал тебе для этого власть, а ты пренебрегаешь ею и относишься к ним (христианам) не так, как угодно Богу, но снисходительно и великодушно. Нет! Не такова воля Божия. Меч твой должен пожирать тела нечестивых до тех пор, пока они не обратятся к ученью единого Бога и великого пророка».

Мурад послушался своего полководца, Сербия была наводнена османами, и в ней введено было отчасти османское устройство, основанное на Коране. Очень показательный пример религиозного фанатизма турок и исламизации сербов, ведь османы не только наводнили Сербию, но и ввели свои подати, которые были различными по отношению к мусульманскому и немусульманскому населению, что последних вынуждало принимать ислам.

ПУБЛИКАЦИИ
2487 reads | 05.10.2013
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com