ՆԱԽԻՋԵՎԱՆԻ ԽՆԴՐԻ ՇՈՒՐՋ ՄԻՋԱԶԳԱՅԻՆ ԿՈՆՖԵՐԱՆՍ ՀՐԱՎԻՐԵԼՈՒ ԱՆՀՐԱԺԵՇՏՈՒԹՅԱՆ ՎԵՐԱԲԵՐՅԱԼ ՄՈՍԿՎԱՅԻ ԱԿՆԿԱԼՈՒԹՅՈՒՆՆ ՈՒ ԱՆԿԱՐԱՅԻ ՌԻՍԿԱՅԻՆ ԽԱՂԵՐԸ ԻՐԱՆՈՒՄ ԾԱՎԱԼՎԱԾ ՀԱԿԱԿԱՌԱՎԱՐԱԿԱՆ ՑՈՒՅՑԵՐԻ ՊԱՏՃԱՌՆԵՐՆ ՈՒ ԱՌԱՆՁՆԱՀԱՏԿՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ, ՄԻՋԱԶԳԱՅԻՆ ԱՐՁԱԳԱՆՔԸ (2017 Թ. ԴԵԿՏԵՄԲԵՐ – 2018 Թ. ՀՈՒՆՎԱՐ) «ՄԵՆՔ ԳՈՐԾ ՈՒՆԵՆՔ ՆԵՆԳ ՀԱԿԱՌԱԿՈՐԴԻ ՀԵՏ». ԴԵՍՊԱՆ ԴԻՎԱՆԱԳԵՏԸ՝ ԻՐԱՆԻ, ՌՈՒՍԱՍՏԱՆԻ և ԹՈՒՐՔԻԱՅԻ ՏԱՐԱԾԱՇՐՋԱՆԱՅԻՆ ԾՐԱԳՐԵՐԻ ՄԱՍԻՆ ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ԴԻՎԱՆԱԳԻՏԱԿԱՆ ՀԻՄՆԱԴՐԱՄԻ ՇՆՈՐՀԱՎՈՐԱՆՔԸ ՀՀ ՆՈՐԸՆՏԻՐ ՆԱԽԱԳԱՀ ԱՐՄԵՆ ՍԱՐԳՍՅԱՆԻՆ ՀԱՅԿԱԿԱՆ ԴԻՎԱՆԱԳԻՏՈՒԹՅԱՆ ՄԱՐՏԱՀՐԱՎԵՐՆԵՐՆ ՈՒ ԽՆԴԻՐՆԵՐԸ ԱՆԿԱՐԱՅԻ ԳԱԳԱԹՆԱԺՈՂՈՎԻ ԿԱՊԱԿՑՈՒԹՅԱՄԲ ԱՄԵՐԻԿՅԱՆ ՓՈՐՁԱԳԻՏԱԿԱՆ ԿԵՆՏՐՈՆԸ ԽՈՍԵԼ Է ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՀԱԿԱՀՐԵԱԿԱՆ ՏՐԱՄԱԴՐՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՄԱՍԻՆ. Ո՞ՒՄ ԱԿԱՆՋՆԵՐՆ ԵՆ ԴՐԱ ՀԵՏԵՎՈՒՄ ԷՐԴՈՂԱՆԻ ՀՐԱՄԱՆՈՎ ԳՅՈՒԼԵՆԻ ԴՊՐՈՑՆԵՐՈՒՄ ԱՇԽԱՏՈՂ ՈՒՍՈՒՑԻՉՆԵՐ ԵՆ ԱՌԵՎԱՆԳՎԵԼ Ի՞ՆՉ ՊԵՏՔ Է ԱՆԻ ՀԱՅԱՍՏԱՆԸ ԱՇԽԱՐՀԱՔԱՂԱՔԱԿԱՆ ՓՈԹՈՐԻԿԻ ՊԱՅՄԱՆՆԵՐՈՒՄ

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЭЛИТА КАК КЛЮЧЕВОЙ АКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО СУВЕРЕНИТЕТА РА
Рубен Эламирян
Специалист международных отношений, ЕРЕВАН





Введение. На пути к «Четвертой промышленной революции»
Третья научно-техническая революция в мире привела к началу многовекторной трансформации в мире, связанной с зарождением новой технологической парадигмы. В результате начался процесс становления и развития глобальных информационно-коммуникационных сетей, что значительным образом изменило форму современного общества, в частности, в Западной цивилизации, породив кардинально новый, информационный, тип общественного устройства.
Несмотря на существующие различные подходы к осмыслению информационного общества, на новом уровне проблему ИО рассмотрел американский социолог М.Кастельс. Он выделяет пять черт, которые, по его мнению, составляют сердце информационно-технологической парадигмы и в совокупности образуют фундамент информационного общества:

"1. Информация является сырьем новой парадигмы, то есть в новых реалиях нам дается технология для воздействия на информацию.
2. Всеобъемлющий характер новых технологий: все процессы нашего индивидуального и коллективного существования непосредственно формируются (но не определяются) новым технологическим способом.
3. Сетевая логика любой системы или совокупность отношений, использующей новые информационные технологии.
4. Гибкость информационно-технологической парадигмы, то есть возможность к модификации институтов и организаций.
5. Растущая конвергенция конкретных технологий в высоко интегрированной системе, тотальное проникновение передовых технологий и техники в жизнь каждого рядового гражданина” [1].

С этой точки зрения особый интерес представляет концепция “четвертой промышленной революции”. Немецкий экономист, основатель и бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб, сравнивая технологические прорывы последних лет, пишет: “…Однако четвертая промышленная революция связана не только с умными и взаимосвязанными машинами и системами. Ее спектр действия значительно шире. Одновременно возникают волны дальнейших прорывов в самых различных областях: от расшифровки информации, записанной в человеческих генах до нанотехнологий, от возобновляемых энергоресурсов до квантовых вычислений. Именно синтез этих технологий и их взаимодействие в физических, цифровых и биологических доменах составляют фундаментальное отличие четвертой промышленной революции от всех предыдущих революций [2].

На основе вышесказанного можно заключить, что на современном этапе человечество находится на пороге новой научно-технической революции – процесса, который качественно изменит как понимание понятия “безопасность”, так и методы его системного обеспечения.

1.    Информационная безопасность в контексте развития «Информационного общества»: Информационный суверенитет
Информационнo-техническая парадигма наряду со всем спектром качественных положительных изменений, также порождает симметричные и асимметричные вызовы и угрозы безопасности личности, общества, государства, а также современной системе международных отношений на локальном, региональном и глобальном уровнях.

В частности, информационная революция, обеспечившая становление и развитие качественно новой инфраструктуры, форм коммуникации и технологических новшеств, позволила поднять ведение информационных войн (ИВ) на принципиально новый уровень. Сегодня ИВ является не дополнительным инструментом конвенциональной или гибридной войны, но может иметь самостоятельный статус и протекать в отрыве от нее. Подчинение противника, его деморализация, снижение боевого духа и моральное разложение врага, в результате которого он самостоятельно, без принуждения принимает благоприятные для атакующей стороны решения. В этом случае не встает необходимость использования классического арсенала по физическому уничтожению врага – вот основная цель ИВ. Именно такая победа, по мнению китайского стратега VI века до н.э. Сунь Цзы, является верхом воинского мастерства. Он пишет: “Поэтому одержать сто побед в ста сражениях - это не вершина превосходства. Подчинить армию врага не сражаясь - вот подлинная вершина превосходства. Поэтому высшее пресуществление войны - разрушить планы врага” [3]. В данном контексте формирование иноформационного общества выдвигает императиву модернизации системы обеспечения национальной безопасности РА с целью обеспечения информационного суверенитета страны.

В научной литературе существует множество подходов и определений понятия ИВ. Так, специалист Корпорации РЭНД Б.Ничипорук определяет ИВ как процесс защиты собственных источников ведения информационного боя и, одновременно, стремление разрушить, вывести из строя и подорвать аналогичные источники противника. Он указывает на наличие 6-и подгрупп ИВ, одна из которых являются оборонительной - эксплуатационная безопасность; а остальные пять – наступательными: электронная война, психологические операции, радиоэлектронное подавление, физические атаки на информационный процесс, а также информационные атаки на информационный процесс [4]. В свою очередь, Б.Берковиц отмечает, что термин ИВ относится к использованию информационных систем: компьютеров, сетей коммуникации, баз данных [5].

Таким образом, рефлекция на понимание ИВ позволяет определить понятие информационной безопасности.
ИБ можно определить как, во-первых, состояние защищенности выделенных С.Гринеявым двух уровней: информационно-психологического и информационно-технического [6] в качестве основных центров по целенаправленному воздействию в процессе осуществления информационных атак. Также к ним необходимо добавить информационно-аналитический уровень, подразумевающий способность своевременного обнаружения и анализа потенциальных угроз с целью как адекватного ответа и устранения последних в зародышевом состоянии, так и моделирования информационных операций с инициированием вызовов и их имплементации в реальных условиях.

Триединство указанных компонентов на уровне личности, общества, нации и государства позволит обеспечить информационный суверенитет страны как возможности моделировать и реализовывать самостоятельную внутри- и внешнеполтиическую информационную повестку.

2.    Основные вызовы информационной безопасности РА
Развитие информационного общества и, как следствие, интенсификация информационных операций, а также взрывоопасная архитектура региональной безопасности на Южном Кавказе определяют основные вызовы и угрозы ИБ РА, которые можно подразделить на следующие уровни:

-    Государственный. В данном контексте можно выделить все те вызовы и угрозы, которые направлены на эффективное функционирование государственных институтов РА, обеспечение процесса бесперебойной работы критической кибер инфраструктуры, а также его непрерывной модернизации. Другим ключевым компонентом данного уровня ИБ является обеспечение “публичного здоровья” и демократической консолидации внутри РА. Под публичным здоровьем подразумевается обеспечение экологии человека, общества, а также взаимоотношений личность-общество-государство во избежание маргинализации и отчужденности.
-    Национальный. Данный уровень направлен на предотвращение операций против единства армянской нации РА-НКР-Диаспора, а также развитие и модернизация “Армянского мира”, исходя из требований политического времени.
-    Общественный. На данном уровне происходит реакция на операции, направленные против общественной консолидации в РА
-    Человек. Проблема информационного общества и информационных войн современного типа заключается, в частности, в размывании государственных границ и отсутствие физической линии фронта. Сказанное обуславливает тото факт, что сегодня человек становится непосредственной жертвой информационных операций. В результате, информационные операции негативно влияют на безопасность человека, подрывая его психологическое состояние, способность нормального и здорового развития, а также препятствуют реалистичной оценке действительности. Следствием сказанного является необходимость адаптации и профессиональной подготовки как технических навыков человека, так и его морально-психологической устойчивости к возможным операциям со школьной скамьи.
-    Региональный. Южный Кавказ является одним из самых нестабильных регионов в мире. Конфликт между АР и НКР, вовлеченность других локальных, региональных и глобальных акторов в данный конфликт, а также, как следствие, отсутствие дипломатических отношений между РА, с одной стороны, и АР и Турцией, с другой, определяют наличие полномасштабной информационной войны в регионе. Более того, непосредственное соседство с Ближним Востоком повышает степень угроз.
-    Глобальный уровень. Глобализация и развитие информационного общества бросают прямой вызов национально-культурной идентичности. Другой важной проблемой является вопрос т.н. глобального надзора и контроля, когда определенные акторы международных отношений стремятся установить и устанавливают глобальный контроль над основными информационно-коммуникационными системами в мире. Об этом свидетельствуют, в частности, разоблачения Э.Сноудена [7]. Другим вызововм глобального масштаба являются международный терроризм и преступность. Таким образом, становится ясно, что международное сообщество способно противостоять вышеуказанным вызовам и угрозам только сообща и консолидируя свои силы и действия.
Таким образом, становится очевидным, что сегодня против информационного суверенитета РА направлен широкий спектр локальных, региональных и глобальных угроз. Последние требуют комплексного осмысления и выработки эффективных моделей как оборонительного, так и наступательного реагирования на вызовы и угрозы современных информационных войн и операций, а также моделей интеграции в региональное и глобальное информационное пространство при сохранении и модернизации национальной идентичности в условиях четвертой промышленной революции.
 
3.    Стратегическая элита РА и проблемы обеспечения информационной безопасности
Необходимость системной модернизации РА с целью гармоничного развития в условиях развития развития информационного общества выдвигает императиву модернизации элит. С этой точки зрения особый интерес представляет понятие “стратегическая элита”. Автором понятия «стратегическая элита» считается американский социолог Сьюзан Келлер. С.Келлер под стратегической элитой понимает узкую группу, которая, основываясь на многомерной и системной информации и знаниях, осуществляет объективный анализ действительности и, основываясь на полученных результатах, принимает решения и/или осуществляет действия, которые имеют важные и определяющие последствия для большинства членов общества. “Стратегические элиты определяются тем фактом, что их роли делают их ответсвенными за долгосрочные решения и моральный выбор. Их ответсвенность шире и более емкая, чем у других участников. Они являются стратегическими, поскольку они являются центрами реализации коллективных целей...” [8].

Проекция понятия “стратегическая элита” на РА в условиях развитиях информационного общества и четвертой промышленной революции приводит к пониманию стратегической элиты Армении, как неформального института, который включает как правящую элиту, так и военную, научную, культурную, бизнес элиту РА и НКР, а также представителей Армянской Диаспоры.
Задачей стратегической элиты, на основании стратегических знаний, должна стать:
-    Разработка видения национальной и государственной безопасности, а также его имплементация. Наряду с этим стратегическая элита выступает мостом ”элита-элита”, “общество-общество” и “элита-общесто”, обеспечивая демократическую консолидацию как внутри РА и НКР, так и всего “Армянского мира”.
-    Выработка стратегии обеспечения системной информационной безопасности “Армянского мира” и ее имплементация,
-    Модернизация национальных интересов РА с целью соответсвия вызовам информационного общества и четвертой промышленной революции,
-    Организация “моста” между РА-НКР-Диаспора и локальными, региональными и глобальными элитами, с целью успешной интеграции в развивающиеся международные отношения.
-    Выработка государственной и национальной политики в морально-психологическом и эстетическом воспитании, развитии культуры поведения, а также повышении морально-психологической устойчивости населения в условиях информационных войн, глобализации, становления и развития информационного общества.

4.    Заключение
Таким образом, мы видим, что мир вступил в процессы глобальных перемен, и только комплексная модернизация всех уровней жизни и деятельности наций-государств позволит выработать действенные механизмы адекватного реагирования на симметричные и асимметричные вызовы и угрозы, порожденные качественно новыми процессами мирового развития. Детальный анализ изменений, адаптация и модернизация в соответствии с глобальными тенденциями развития человечества, позволят использовать все преимущества информационной эпохи для обеспечения благосостояния граждан и поступательного развития. Правильные выводы позволят выгодно воспользоваться преимуществами информационного типа войны, обеспечивая асимметричный ответ многомиллионным оборонным расходам потенциальных противников.

5.    Список цитированной литературы
1.    М.Кастельс, Информационная эпоха: экономика, общество и культура, Пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана; М.: Гос. ун-т. Высш. шк. экономики. 2000, с.77
2.    Шваб К., Четвертая промышленная революция / К. Шваб — «Эксмо», 2016, с.12
3.    Сунь Цзы, Искусство войны, http://lib.ru/POECHIN/suntzur.txt
4.    Strategic Appraisal: The Changing Role of Information in Warfare/ Ed. by Zalmay Khalilzad, John White, Andy W. Marshall. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 1999, p.180, http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR1016
5.    Arquilla, John and David Ronfeldt. In Athena’s Camp: Preparing for Conflict in the Information Age. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 1997, p.175, http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR880
6.    Гриняев С.Н.Поле битвы – киберпространство: Теория, приемы, средства, методы и системы ведения информационной войны. Мн.: Харвест, 2004, с.96.
7.    Британский парламент подтвердил слова премьера о законности электронной слежки спецслужб, 17.07.2013, http://newsarmenia.ru/politics/20130717/42907446.html
8.    Suzanne Keller, Beyond the Ruling Class: Strategic Elites in Modern Society, 1991, p.p. 99-100.
ПУБЛИКАЦИИ
194 reads | 12.04.2018
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com