ԱԴՐԲԵՋԱՆԻ ԵՐԿԱԹՈՒՂԱՅԻՆ ՏԱՐԱՆՑԻԿ ՀԱՆԳՈՒՅՑ ԴԱՌՆԱԼՈՒ ՌԱԶՄԱՎԱՐՈՒԹՅՈՒՆԸ՝ «ՄԵՏԱՔՍԻ ՃԱՆԱՊԱՐՀ ՏՆՏԵՍԱԿԱՆ ԳՈՏՈՒՄ» և «ՀՅՈՒՍԻՍ-ՀԱՐԱՎ ՏՐԱՆՍՊՈՐՏԱՅԻՆ ՄԻՋԱՆՑՔՈՒՄ» ՀՀ ԱԺ-ՈՒՄ ՄԵԾԱՄԱՍՆՈՒԹՅԱՆ ԵՎ ՓՈՔՐԱՄԱՍՆՈՒԹՅԱՆ ՊԱՏԿԵՐԻ ՓՈՓՈԽՄԱՆ ՀՆԱՐԱՎՈՐՈՒԹՅՈՒՆԸ ՀԱՄԱՁԱՅՆ ՀՀ ՍԱՀՄԱՆԱԴՐՈՒԹՅԱՆ ԵՎ ԸՆՏՐԱԿԱՆ ՕՐԵՆՍԳՐՔԻ (ԳԻՏԱԿԱՆ ՔՆՆԱՐԿՈՒՄ) «ԵԹԵ ՎԱՂԸ 60 ԿՄ ՀԵՌԱՎՈՐՈՒԹՅՈՒՆԻՑ ԺԱՄԱՆԱԿԱԿԻՑ ԶԵՆՔՈՎ ԵՐԵՎԱՆԻՆ ՀԱՐՎԱԾԵՆ, ԷԼԻ՞ ԿԱՍԵՆ ԻՆԺԵՆԵՐԱԿԱՆ ԱՇԽԱՏԱՆՔՆԵՐ ԵՆ» ՄՀԵՐ ՍԱՀԱԿՅԱՆԸ ՀՐԱՎԻՐՎԵԼ ԷՐ` ԲԱՆԱԽՈՍԵԼՈՒ ՎԻԵՆՆԱՅԻ ՄԻՋԱԶԳԱՅԻՆ ԽԱՂԱՂՈՒԹՅԱՆ ՀԵՏԱԶՈՏՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՀԱՄԱԺՈՂՈՎՈՒՄ ՀԱՅ-ՎՐԱՑԱԿԱՆ ՀԱՐԱԲԵՐՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ ՋԵՐՄ ԵՎ ՊՐԱԳՄԱՏԻԿ ԵՆ. ՀՀ ԱԳՆ ՆԱԽԻՋԵՎԱՆԻՑ ԵԿՈՂ ՎՏԱՆԳԸ. ՊԱՏԵՐԱԶՄ՝ ԵՐԿՈՒ ՃԱԿԱՏՈՎ ԱԴՐԲԵՋԱՆԱԿԱՆ ԶԼՄ-ՆԵՐԸ ԱՂԱՎԱՂԵԼ ԵՆ ՌՈՒՍ ԴԻՎԱՆԱԳԵՏԻ ԽՈՍՔԸ ԱՐՑԱԽՅԱՆ ՀԱԿԱՄԱՐՏՈՒԹՅԱՆ ՄԱՍԻՆ. ՌԴ ԱԳՆ ԱՐՑԱԽԻ ԳՈՒՅՆԸ. ԿԱՐԵՆ ՕՀԱՆՋ ԹԱՎՇՅԱ ՀԱԿԱՀԵՂԱՓՈԽՈՒԹՅԱՆ ԱՆԱՏՈՄԻԱՆ. քաղաքական էսսե ՀԱՄԱԳՈՐԾԱԿՑՈՒԹՅՈՒՆ ՀԱԿԱՄԱՐՏՈՒԹՅԱՆ ԵԶՐԻՆ

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЭЛИТА КАК КЛЮЧЕВОЙ АКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО СУВЕРЕНИТЕТА РА
Рубен Эламирян
Специалист международных отношений, ЕРЕВАН





Введение. На пути к «Четвертой промышленной революции»
Третья научно-техническая революция в мире привела к началу многовекторной трансформации в мире, связанной с зарождением новой технологической парадигмы. В результате начался процесс становления и развития глобальных информационно-коммуникационных сетей, что значительным образом изменило форму современного общества, в частности, в Западной цивилизации, породив кардинально новый, информационный, тип общественного устройства.
Несмотря на существующие различные подходы к осмыслению информационного общества, на новом уровне проблему ИО рассмотрел американский социолог М.Кастельс. Он выделяет пять черт, которые, по его мнению, составляют сердце информационно-технологической парадигмы и в совокупности образуют фундамент информационного общества:

"1. Информация является сырьем новой парадигмы, то есть в новых реалиях нам дается технология для воздействия на информацию.
2. Всеобъемлющий характер новых технологий: все процессы нашего индивидуального и коллективного существования непосредственно формируются (но не определяются) новым технологическим способом.
3. Сетевая логика любой системы или совокупность отношений, использующей новые информационные технологии.
4. Гибкость информационно-технологической парадигмы, то есть возможность к модификации институтов и организаций.
5. Растущая конвергенция конкретных технологий в высоко интегрированной системе, тотальное проникновение передовых технологий и техники в жизнь каждого рядового гражданина” [1].

С этой точки зрения особый интерес представляет концепция “четвертой промышленной революции”. Немецкий экономист, основатель и бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб, сравнивая технологические прорывы последних лет, пишет: “…Однако четвертая промышленная революция связана не только с умными и взаимосвязанными машинами и системами. Ее спектр действия значительно шире. Одновременно возникают волны дальнейших прорывов в самых различных областях: от расшифровки информации, записанной в человеческих генах до нанотехнологий, от возобновляемых энергоресурсов до квантовых вычислений. Именно синтез этих технологий и их взаимодействие в физических, цифровых и биологических доменах составляют фундаментальное отличие четвертой промышленной революции от всех предыдущих революций [2].

На основе вышесказанного можно заключить, что на современном этапе человечество находится на пороге новой научно-технической революции – процесса, который качественно изменит как понимание понятия “безопасность”, так и методы его системного обеспечения.

1.    Информационная безопасность в контексте развития «Информационного общества»: Информационный суверенитет
Информационнo-техническая парадигма наряду со всем спектром качественных положительных изменений, также порождает симметричные и асимметричные вызовы и угрозы безопасности личности, общества, государства, а также современной системе международных отношений на локальном, региональном и глобальном уровнях.

В частности, информационная революция, обеспечившая становление и развитие качественно новой инфраструктуры, форм коммуникации и технологических новшеств, позволила поднять ведение информационных войн (ИВ) на принципиально новый уровень. Сегодня ИВ является не дополнительным инструментом конвенциональной или гибридной войны, но может иметь самостоятельный статус и протекать в отрыве от нее. Подчинение противника, его деморализация, снижение боевого духа и моральное разложение врага, в результате которого он самостоятельно, без принуждения принимает благоприятные для атакующей стороны решения. В этом случае не встает необходимость использования классического арсенала по физическому уничтожению врага – вот основная цель ИВ. Именно такая победа, по мнению китайского стратега VI века до н.э. Сунь Цзы, является верхом воинского мастерства. Он пишет: “Поэтому одержать сто побед в ста сражениях - это не вершина превосходства. Подчинить армию врага не сражаясь - вот подлинная вершина превосходства. Поэтому высшее пресуществление войны - разрушить планы врага” [3]. В данном контексте формирование иноформационного общества выдвигает императиву модернизации системы обеспечения национальной безопасности РА с целью обеспечения информационного суверенитета страны.

В научной литературе существует множество подходов и определений понятия ИВ. Так, специалист Корпорации РЭНД Б.Ничипорук определяет ИВ как процесс защиты собственных источников ведения информационного боя и, одновременно, стремление разрушить, вывести из строя и подорвать аналогичные источники противника. Он указывает на наличие 6-и подгрупп ИВ, одна из которых являются оборонительной - эксплуатационная безопасность; а остальные пять – наступательными: электронная война, психологические операции, радиоэлектронное подавление, физические атаки на информационный процесс, а также информационные атаки на информационный процесс [4]. В свою очередь, Б.Берковиц отмечает, что термин ИВ относится к использованию информационных систем: компьютеров, сетей коммуникации, баз данных [5].

Таким образом, рефлекция на понимание ИВ позволяет определить понятие информационной безопасности.
ИБ можно определить как, во-первых, состояние защищенности выделенных С.Гринеявым двух уровней: информационно-психологического и информационно-технического [6] в качестве основных центров по целенаправленному воздействию в процессе осуществления информационных атак. Также к ним необходимо добавить информационно-аналитический уровень, подразумевающий способность своевременного обнаружения и анализа потенциальных угроз с целью как адекватного ответа и устранения последних в зародышевом состоянии, так и моделирования информационных операций с инициированием вызовов и их имплементации в реальных условиях.

Триединство указанных компонентов на уровне личности, общества, нации и государства позволит обеспечить информационный суверенитет страны как возможности моделировать и реализовывать самостоятельную внутри- и внешнеполтиическую информационную повестку.

2.    Основные вызовы информационной безопасности РА
Развитие информационного общества и, как следствие, интенсификация информационных операций, а также взрывоопасная архитектура региональной безопасности на Южном Кавказе определяют основные вызовы и угрозы ИБ РА, которые можно подразделить на следующие уровни:

-    Государственный. В данном контексте можно выделить все те вызовы и угрозы, которые направлены на эффективное функционирование государственных институтов РА, обеспечение процесса бесперебойной работы критической кибер инфраструктуры, а также его непрерывной модернизации. Другим ключевым компонентом данного уровня ИБ является обеспечение “публичного здоровья” и демократической консолидации внутри РА. Под публичным здоровьем подразумевается обеспечение экологии человека, общества, а также взаимоотношений личность-общество-государство во избежание маргинализации и отчужденности.
-    Национальный. Данный уровень направлен на предотвращение операций против единства армянской нации РА-НКР-Диаспора, а также развитие и модернизация “Армянского мира”, исходя из требований политического времени.
-    Общественный. На данном уровне происходит реакция на операции, направленные против общественной консолидации в РА
-    Человек. Проблема информационного общества и информационных войн современного типа заключается, в частности, в размывании государственных границ и отсутствие физической линии фронта. Сказанное обуславливает тото факт, что сегодня человек становится непосредственной жертвой информационных операций. В результате, информационные операции негативно влияют на безопасность человека, подрывая его психологическое состояние, способность нормального и здорового развития, а также препятствуют реалистичной оценке действительности. Следствием сказанного является необходимость адаптации и профессиональной подготовки как технических навыков человека, так и его морально-психологической устойчивости к возможным операциям со школьной скамьи.
-    Региональный. Южный Кавказ является одним из самых нестабильных регионов в мире. Конфликт между АР и НКР, вовлеченность других локальных, региональных и глобальных акторов в данный конфликт, а также, как следствие, отсутствие дипломатических отношений между РА, с одной стороны, и АР и Турцией, с другой, определяют наличие полномасштабной информационной войны в регионе. Более того, непосредственное соседство с Ближним Востоком повышает степень угроз.
-    Глобальный уровень. Глобализация и развитие информационного общества бросают прямой вызов национально-культурной идентичности. Другой важной проблемой является вопрос т.н. глобального надзора и контроля, когда определенные акторы международных отношений стремятся установить и устанавливают глобальный контроль над основными информационно-коммуникационными системами в мире. Об этом свидетельствуют, в частности, разоблачения Э.Сноудена [7]. Другим вызововм глобального масштаба являются международный терроризм и преступность. Таким образом, становится ясно, что международное сообщество способно противостоять вышеуказанным вызовам и угрозам только сообща и консолидируя свои силы и действия.
Таким образом, становится очевидным, что сегодня против информационного суверенитета РА направлен широкий спектр локальных, региональных и глобальных угроз. Последние требуют комплексного осмысления и выработки эффективных моделей как оборонительного, так и наступательного реагирования на вызовы и угрозы современных информационных войн и операций, а также моделей интеграции в региональное и глобальное информационное пространство при сохранении и модернизации национальной идентичности в условиях четвертой промышленной революции.
 
3.    Стратегическая элита РА и проблемы обеспечения информационной безопасности
Необходимость системной модернизации РА с целью гармоничного развития в условиях развития развития информационного общества выдвигает императиву модернизации элит. С этой точки зрения особый интерес представляет понятие “стратегическая элита”. Автором понятия «стратегическая элита» считается американский социолог Сьюзан Келлер. С.Келлер под стратегической элитой понимает узкую группу, которая, основываясь на многомерной и системной информации и знаниях, осуществляет объективный анализ действительности и, основываясь на полученных результатах, принимает решения и/или осуществляет действия, которые имеют важные и определяющие последствия для большинства членов общества. “Стратегические элиты определяются тем фактом, что их роли делают их ответсвенными за долгосрочные решения и моральный выбор. Их ответсвенность шире и более емкая, чем у других участников. Они являются стратегическими, поскольку они являются центрами реализации коллективных целей...” [8].

Проекция понятия “стратегическая элита” на РА в условиях развитиях информационного общества и четвертой промышленной революции приводит к пониманию стратегической элиты Армении, как неформального института, который включает как правящую элиту, так и военную, научную, культурную, бизнес элиту РА и НКР, а также представителей Армянской Диаспоры.
Задачей стратегической элиты, на основании стратегических знаний, должна стать:
-    Разработка видения национальной и государственной безопасности, а также его имплементация. Наряду с этим стратегическая элита выступает мостом ”элита-элита”, “общество-общество” и “элита-общесто”, обеспечивая демократическую консолидацию как внутри РА и НКР, так и всего “Армянского мира”.
-    Выработка стратегии обеспечения системной информационной безопасности “Армянского мира” и ее имплементация,
-    Модернизация национальных интересов РА с целью соответсвия вызовам информационного общества и четвертой промышленной революции,
-    Организация “моста” между РА-НКР-Диаспора и локальными, региональными и глобальными элитами, с целью успешной интеграции в развивающиеся международные отношения.
-    Выработка государственной и национальной политики в морально-психологическом и эстетическом воспитании, развитии культуры поведения, а также повышении морально-психологической устойчивости населения в условиях информационных войн, глобализации, становления и развития информационного общества.

4.    Заключение
Таким образом, мы видим, что мир вступил в процессы глобальных перемен, и только комплексная модернизация всех уровней жизни и деятельности наций-государств позволит выработать действенные механизмы адекватного реагирования на симметричные и асимметричные вызовы и угрозы, порожденные качественно новыми процессами мирового развития. Детальный анализ изменений, адаптация и модернизация в соответствии с глобальными тенденциями развития человечества, позволят использовать все преимущества информационной эпохи для обеспечения благосостояния граждан и поступательного развития. Правильные выводы позволят выгодно воспользоваться преимуществами информационного типа войны, обеспечивая асимметричный ответ многомиллионным оборонным расходам потенциальных противников.

5.    Список цитированной литературы
1.    М.Кастельс, Информационная эпоха: экономика, общество и культура, Пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана; М.: Гос. ун-т. Высш. шк. экономики. 2000, с.77
2.    Шваб К., Четвертая промышленная революция / К. Шваб — «Эксмо», 2016, с.12
3.    Сунь Цзы, Искусство войны, http://lib.ru/POECHIN/suntzur.txt
4.    Strategic Appraisal: The Changing Role of Information in Warfare/ Ed. by Zalmay Khalilzad, John White, Andy W. Marshall. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 1999, p.180, http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR1016
5.    Arquilla, John and David Ronfeldt. In Athena’s Camp: Preparing for Conflict in the Information Age. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 1997, p.175, http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR880
6.    Гриняев С.Н.Поле битвы – киберпространство: Теория, приемы, средства, методы и системы ведения информационной войны. Мн.: Харвест, 2004, с.96.
7.    Британский парламент подтвердил слова премьера о законности электронной слежки спецслужб, 17.07.2013, http://newsarmenia.ru/politics/20130717/42907446.html
8.    Suzanne Keller, Beyond the Ruling Class: Strategic Elites in Modern Society, 1991, p.p. 99-100.
ПУБЛИКАЦИИ
383 reads | 12.04.2018
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com