СОГЛАШЕНИЕ ПО БЕЖЕНЦАМ МЕЖДУ ЕС И ТУРЦИЕЙ В КОНТЕКСТЕ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
Григорян Карен

В данной работе я попытаюсь проанализировать Соглашение по беженцам между Европейским Союзом и Турцией. Целью работы является выявление внутренне- и внешнеполитического контекста для выяснения предпосылок заключения данного договора.

 Целесообразным является исследование внешне- и внутриполитического контекста миграционной сделки между ЕС и Турцией, так как это позволяет анализировать международно-политическую ситуацию комплексно, учитывая всевозможные факторы, влияющие на ход событий. Данная работа состоит из 2 частей: 1)представление внешнеполитического контекста посредством историко-сравнительного метода; 2)представление внутриполитического контекста посредством методов аналитической школы реализма.

Важным фактором в анализе данного соглашения является внешнеполитический контекст, в свете которого он и был заключен. Однако процесс заключения документа следует рассматривать параллельно с процессом вступления Турции в ЕС, так как оба вопроса являются предметом одного и того же переговорного процесса, как это было в 2013, 2015 и 2016 гг. Во всех этих договорах пункты заключения соглашения касались регулирования миграционной политики стран, а также вопроса вступления Турции в ЕС. Поэтому следует рассматривать данные договоры как часть одного продолжительного процесса (несмотря на то что переговоры по вступлению Турции в ЕС начались в 2005 году, до 2013 никаких значимых успехов в этом направлении отмечено не было, поэтому исследование не охватывает этот период), в той или иной мере регулирующего отношения между ЕС и Турцией, в том числе и вопрос по вступлению Турции в ЕС.

С началом череды революционных восстаний на Ближнем Востоке и в Северной Африке, известных как «Арабская весна», резко возрос поток мигрантов в ЕС и необходимо было предпринять меры по урегулированию данной проблемы. Для этого у ЕС имеется особый инструмент в миграционной политике – реадмиссия (процесс возвращения мигрантов в ту страну, откуда они приехали). Переговоры по соглашению о реадмиссии между Турцией и ЕС начались в 2012, и, как и было отмечено выше, параллельно вопросу по реадмиссии шли переговоры по вступлению Турции в ЕС, в частности по либерализации визового режима. В 2013 году после заключения соглашения о реадмиссии, начался диалог по либерализации визового режима. Для получения либерализации визового режима Турция должна была соответствовать 72 критериям. Однако протесты в Таксим-Гези и жесткое их подавление ухудшило отношения между ЕС и Турцией и диалог на этом остановился.

Вследствие двойного увеличения миграционного потока по сравнению с 2014 годом в ЕС условия для заключения соглашения изменились [1, P.7]. Здесь появилась необходимость заключения очередного соглашения с Турцией, что опять-таки послужило началом диалогу по либерализации визового режима. На этот раз по совместному заявлению 29 ноября 2015 года стороны договорились регулярно встречаться дважды в год для обсуждения международных вопросов и оценки развития отношений между ЕС и Турцией [2]. К 16 марта 2016 года стороны достигли уже более конкретных условий соглашения, по которым ЕС предоставляла Турции 3 млрд евро для содержания мигрантов. Все нерегулярные мигранты, находящиеся на греческих островах, должны были быть возвращены в Турцию, и за каждого такого мигранта другой мигрант, находящийся в Турции и соответствующий «критериям уязвимости», отправлялся в ЕС (схема «one for one»). ЕС согласился в крайнем случае до июня 2016 года снять визовый барьер для граждан Турции и при выполнении условий соглашения предоставить дополнительные 3 млрд евро. Однако уже в мае было ясно, что отмены визового режима не будет, о чем объявила А. Меркель [3]. Более того, после попытки переворота в Турции в июле 2016 года и последовавшей за этим «политической чисткой», ЕС остановил процесс по либерализации визового режима и отказался платить дополнительные 3 млрд.

    Важно отметить, что регулирование миграционного потока осуществляется до сих пор согласно договору. По данным декабря 2017 г. ЕС посредством своего инструмента помощи беженцам (EU Facility for the refugees in Turkey) уже передал около 1,5 млрд евро прямой гуманитарной помощи семьям беженцев и 1,4 млрд - государственным органам Турции для всех необходимых расходов [4].  

Анализируя соглашение между ЕС и Турцией, нужно также обратить особое внимание на экономические отношения между ними. С 1995 г. действует таможенный союз между ЕС и Турцией. В течение 20 лет в связи с укреплением экономических отношений товарооборот между ними достиг 141 млрд € [5, P.7]. Экономика всегда была и остается тем единственным фактором, благодаря которому государства могут забыть о разногласиях и, сев за стол переговоров, выполнять условия заключенных между ними соглашений.  

В данной части работы я попытаюсь проанализировать внутренние факторы в ЕС и Турции, чтобы понять, насколько весомым оказалось их влияние на заключение данного договора, исходя из положения аналитической школы реализма «all politics is local». Моя задача - провести небольшой анализ с целью выявления предпосылок, ведущих к соглашению, опираясь на 2 параметра: экономический и политический.

Экономическую ситуацию можно рассматривать посредством таких показателей, как отношение дефицита и профицита бюджета, для того чтобы понять, какими возможностями располагают бюджеты Турции и ЕС, а также темпы роста ВВП, чтобы понять общее состояние экономик.

Вследствие кризиса 2008 г. дефицит бюджета ЕС значительно возрос и до сих пор преодолевается очень медленно.  В 2015 году дефицит составлял 2.1%, а в 2016 году -1.5% [6]․ Темпы же роста ВВП в 2015 в среднем равнялись 2%, а в 2016 – 1.7% и не изменились. Обобщая важно отметить, что в краткосрочной перспективе кризис беженцев имеет довольно негативное влияние на экономику в связи с увеличением расходов для предоставления социальных услуг беженцам. Таким образом, дефицит бюджета ограничивает возможность принимать большее число мигрантов. С этой стороны экономическая ситуация является фактором, побуждающим ЕС заключить соглашение с Турцией для урегулирования данного вопроса.

Что касается Турции, то самый низкий уровень дефицита бюджета в Турции был в 2015 году – 1.25 %, а в 2016 прослеживалось увеличение до 2.32%. Темпы роста ВВП в 2015 году составили 6.09%, а в 2016 упали до 3.18% [7]. В общем, эти показатели говорят о некотором ухудшении экономического положения в стране. Несмотря на то что кризис беженцев в краткосрочной перспективе увеличивает социальные расходы, в долгосрочной, при условии благоприятного интегрирования 3 млн сирийских беженцев в турецкий социум, экономическое положения в стране может улучшиться. Как отмечает Международный банк, в целом экономика до притока мигрантов показывала «впечатляющие результаты», например, уменьшение экстренной бедности [8] и т.д.

Политический режим в ЕС, выражаясь терминологией Роберта Даля, полиархичен. Даль избрал 2 параметра для определения политического режима: степень оппозиционности (в схеме либерализация) и конкурентность политических элит (в схеме открытость).

Что касается Турции, то это скорее открытая гегемония. Иначе говоря, Турция тяготеет к авторитаризму, чем к демократии. Особенно после последних конституционных изменений в Турции в сторону модели президентской республики становится ясно, что идет централизация власти вокруг сильной фигуры Р. Т. Эрдогана.

    Это несоответствие моделей, как я отметил выше, вызывало негативную реакцию у ЕС. Однако эта реакция на внутреннюю политическую ситуацию не может стать причиной приостановления процесса либерализации визового режима, потому что реальная причина отмены заключается в нецелесообразности для ЕС в данной ситуации заключать подобное соглашение с Турцией. Турция для ЕС – буфер, который защищает его от многих негативных процессов, имеющих место на Ближнем Востоке.
    
Что же касается соглашения, то внутренняя ситуация в ЕС и Турции скорее создавала определенный фон, а не предпосылки для его заключения.

Таким образом:
●    Соглашение по беженцам является отдельным соглашением, хотя и либерализация визового режима - это часть повестки дня в переговорах между ЕС и Турцией;
●    Экономическая связь между Турцией и ЕС обусловливает их приверженность к соблюдению выполнения пунктов соглашения, несмотря на политические разногласия;
●    Внутренние факторы влияют на появление разногласий между ними, но являются лишь поводом, потому что либерализация визового режима с Турцией или вступление Турции в ЕС не соответствует интересам последнего.

Источники и литература
1.    Bianca Benvenuti “The Migration Paradox and EU-Turkey Relations” p.7
2.    29/11/2015 Meeting of heads of state or government with Turkey - EU-Turkey statement (http://www.consilium.europa.eu/en/press/press-releases/2015/11/29/eu-turkey-meeting-statement/)
3.    26/05/2016 Europe’s murky deal with Turkey (https://www.economist.com/news/europe/21699466-eu-gambling-its-reputation-secure-its-borders-europes-murky-deal-turkey)
4.    The EU Facility for Refugees in Turkey (https://ec.europa.eu/neighbourhood-enlargement/sites/near/files/frit_factsheet.pdf)
5.    Asli Aydintasbas «Trouble on the tracks: Averting the Turkey-EU 'train wreck'» p.7
6.    Statistical data Warehouse of European Central Bank/ Government Finance/ Revenue, expenditure, deficit/surplus and EU budget transactions  (http://sdw.ecb.europa.eu/reports.do?node=10000057)
7.    Turkey: Growth of the real gross domestic product (GDP) from 2010 to 2020 (compared to the previous year) (https://www.statista.com/statistics/263612/gross-domestic-product-gdp-growth-in-turkey/)
8.    World Bank Overview – Turkey (http://www.worldbank.org/en/country/turkey/overview)
ПУБЛИКАЦИИ
223 reads | 07.02.2018
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com