СОТРУДНИЧЕСТВО ТУРЦИЯ-ГРУЗИЯ-АЗЕРБАЙДЖАН И ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНОСТИ АРМЕНИИ
РОМАН КАРАПЕТЯН
Преподаватель кафедры международных отношений и дипломатии ЕГУ, ЕРЕВАН

Noravank.am



Геополитические предпосылки трехстороннего сотрудничества. Изучение вопросов безопасности на Южном Кавказе, в частности, с точки зрения безопасности Армении, крайне актуально для нас. Не секрет, что геополитическая ситуация в регионе не способствует установлению мира, а образовавшаяся между Арменией и соседними странами пропасть пока не выказывает признаков уменьшения. Этот разрыв образовался за многие годы и продолжает давать новые трещины, а наша задача – понять, какими должны быть инструменты, с помощью которых должны быть они заделаны.

На пути преодоления этих вызовов множество препятствий. После распада СССР в вопросе выбора внешнеполитических и экономических партнеров страны региона проявляют разные подходы. Одну из лучших формулировок относительно проблем на Южном Кавказе и, в частности, внешнеполитических ориентаций Армении и Грузии и их взаимоотношений дает американский исследователь по вопросам Южного Кавказа, постсоветского пространства и Ближнего Востока Денис Самут: «На Южном Кавказе образовалась большая трещина, и Армения и Грузия оказались по разные стороны. Армения в условиях блокады хорошо осознает транзитное значение Грузии, Грузия же, имея на своей территории многочисленную армянскую общину, не может обеспечить внутренний мир при напряженных отношениях с Арменией. И эта тенденция очевидно видна не только в двусторонних отношениях, но и в процессе участия двух стран в программах регионального развития». Автор этих слов открыто намекает, что, хотя во внешнеполитических ориентациях Армении и Грузии есть принципиальные отличия, позиции этих стран сдерживают и уравновешивают некоторые элементы экономической и политической зависимости друг от друга.

Сразу после распада СССР одним из основных участников борьбы за укрепление в регионе стала Турция. В 1990-х гг. западные страны и, в частности, США помогали Турции в вопросе «отрыва» Закавказья от России. Однако позже Турция начала проводить самостоятельную политику в регионе, одним из основных направлений которой стало развитие отношений с тюркоязычным Азербайджаном. Азербайджан важен для Турции также с точки зрения налаживания связей с тюркоязычными странами Средней Азии. С другой стороны, экспортируя по своей территории в Европу азербайджанскую нефть и газ, Турция приобретает мощный экономический и политический инструмент. Налаживать связь с дружескими тюркскими странами через Иран было невозможно по объективным причинам: Иран и Турция находятся в необъявленной войне за гегемонию не только в регионе, но и в мусульманском мире. Арцахская война, а затем и арцахский вопрос образовали дипломатический вакуум в армяно-турецких отношениях, поэтому исключался также вариант Армении.

Экономическая ось Анкара-Тбилис-Баку. Несомненно, трехсторонная ось – турецкий проект, имеющий далеко идущие экономические и политические цели. Процесс становления сотрудничества изначально закладывался на экономической основе. Экономическое направление включало два основных механизма – программы энергетических и транспортных коммуникаций. Энергетическая составляющая оси уже состоялась. Действуют нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум. На активной стадии обсуждения находится программа строительства Южного газового коридора. 23 февраля 2017г. в Баку состоялась третья сессия консультативного органа проекта «Южный газовый коридор», в результате которой было подписано соглашение о его строительстве. По этому коридору предусмотрено ежегодно экспортировать в Европу 10 млн. кубометров газа. Южный коридор включает уже существующий Южно-кавказский газопровод, а также запланированные для постройки Трансанатолийский (TANAP – Trans-Anatolian Pipeline) и Трансадриатический (TAP – Trans-Adriatic Pipeline) газопроводы. Однако полагаем, что этот проект, скорее, является одним из очередных проявлений политики «престижа» Азербайджана.

Дело в том, что в нем есть множество открытых вопросов: имеет ли азербайджанское месторождение Шах-Дениз (которое должно стать основным источником питания этого проекта) достаточно ресурсов для его обслуживания, выгодно ли с долгосрочной точки зрения осуществление такого проекта, если он требует инвестиций в размере $40 млрд.? Эти вопросы возникают в том числе потому, что работы по проекту начались более пяти лет назад, однако все еще находятся на стартовом этапе (хотя по заявлению руководителя Азербайджана, большая часть работ уже завершена). Полагаем, этот проект, скорее, необходим Азербайджану с точки зрения получения дивидендов из Европы, о чем восторженно заявляют также азербайджанские деятели.

Следующая программа с участием трех стран – железная дорога. В июле 1993г. в Анкаре впервые была введена в обращение идея строительства железной дороги Карс-Тбилиси. 25 мая 2005г. в Баку президенты трех стран подписали меморандум о намерении построить железную дорогу Карс-Тбилиси-Баку. В действительности эта железная дорога пролегает не через Тбилиси, а через Ахалкалаки, а название было выбрано, чтобы подчеркнуть региональное значение проекта. Армения изначально предлагала отремонтировать и эксплуатировать железную дорогу Карс-Гюмри, а оттуда уже действует железная дорога Гюмри-Тбилиси. В этом вопросе официальный Ереван всегда надеялся на поддержку Тбилиси в налаживании диалога с Турцией, особенно учитывая, что железная дорога Карс-Гюмри на начальном этапе была включена в основную железнодорожную магистраль программы ТРАСЕКА (TRACECA-Transport Corridor to Europe-Caucasus-Asia). Однако понятно, что Грузия не намерена ради интересов Армении терять свои возможности приобрести политические и экономические рычаги.

Открытие железной дороги несколько раз затягивалось и было запланировано на конец 2016г., однако до сих пор все еще есть незавершенные работы некоторых участков железной дороги, и открытие намечено на весну 2017г. Предусмотрено перевозить по ней ежегодно 5 млн. тонн грузов и 1 млн. человек. А в дальнейшем эти объемы должны быть утроены. Только на строительство грузинского участка уже потрачено в четыре раза больше предусмотренной заранее суммы – $775 млн. Расходы грузинского участка были произведены за счет предоставленных Азербайджаном кредитных средств. Это еще раз говорит о том, что Грузия напрямую втягивается в азербайджанскую и турецкую экономическую зависимость, что со временем дает ей меньше возможностей выйти из-под турецкого экономического влияния.

Трехстороннее политическое и военное сотрудничество. Турция, обеспечив с Грузией и Азербайджаном довольно крепкие связи экономического формата, взялась за разработку программ политического и военного сотрудничества. Первый формат предусматривал сотрудничество с целью обеспечения безопасности нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Эта идея впервые была введена в обращение в конце 1999г. и обсуждена во время трехсторонних переговоров министров иностранных дел в Трапезунде в 2000г. Официальный Тбилиси заявлял, что рассматривает эту инициативу как принципиальную внешнеполитическую позицию в рамках развития всесторонних отношений и сотрудничества с НАТО и странами ЕС.

А на опасения официального Еревана о том, не будет ли способствовать это сотрудничество образованию новых разделительных линий в регионе, Тбилиси отвечает, что оно направлено на обеспечение панрегиональной стабильности и безопасности. 27 февраля 2007г. в Тбилиси главы МИД Грузии, Турции и Азербайджана подписали Тбилисскую декларацию. Поводом встречи в Тбилиси был договор о старте строительства железной дороги Баку-Тбилиси-Карс. Однако подписанный документ относился к политической позиции трех стран к военному сотрудничеству в регионе.

8 июня 2012г. в Трапезунде министры иностранных дел трех стран подписали Трапизонскую декларацию, предусматривающую единую политику содействия друг другу в международных организациях, сотрудничество в вопросе урегулирования Абхазской, Южноосетинской и Арцахской проблемы, принимая за основу международно признанные границы Азербайджана и Грузии; стимулирование дальнейшего развития сотрудничества во всех сферах и, в частности, в экономической; продолжение совместной работы вокруг программы ТРАСЕКА, нынешний этап которой включает железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс, утверждение проекта строительства нового порта международной морской торговли в Баку, который станет следующим важным связующим звеном в транспортном коридоре восток-запад. Это первый подобный трехсторонний официальный документ, эквивалентный стратегическому документу. Фактически с подписанием Трапезундской декларации трехстороннее экономическое сотрудничество было перенесено на новую платформу, подкрепленную документом о политическом сотрудничестве довольно высокого уровня.

Военное сотрудничество в трехстороннем формате вступило в наиболее активную фазу после встречи министров обороны в августе 2014г. в Нахичеване. 4 мая 2015г. в Анкаре в ходе встречи руководителей вооруженных сил трех стран обсуждался вопрос безопасности железнодорожных линий и инфраструктур по поставке энергоресурсов. На фоне обострения российско-турецких отношений в конце 2015г. 17 декабря в Стамбуле состоялась очередная встреча министров обороны трех стран, на которой основной акцент был сделан на вопросах оборонной безопасности и модернизации вооруженных сил. 16 февраля 2017г. в Брюсселе министры обороны Грузии и Турции обсудили вопрос подписания договора о трехстороннем военном сотрудничестве. В мае текущего года предусмотрена встреча руководителей трех стран в Тбилиси, и не исключено, что именно тогда будет подписан меморандум о военном сотрудничестве.

Каковы альтернативы и возможные перспективы для Армении? Трехстороннее сотрудничество Турция-Грузия-Азербайджан с течением времени еще яснее показывает направленность против Армении. Самый крупный торговый партнер Грузии – Турция, и самые крупные инвестиции в Грузии делаются на турецком капитале. Грузия получает огромные доходы от пролегающих по ее территории инфраструктур. Это говорит о том, что в ближайшем будущем также сотрудничество Грузии с соседними тюркскими странами будет продолжать принимать новые объемы. Полагаем, это серьезный вызов как экономической, так и военно-политической безопасности Армении. Официальный Тбилиси неоднократно заявлял, что это сотрудничество не направлено против Армении. Однако думается, что Грузия косвенно вовлекается в изоляцию Армении. Сколько бы Тбилиси ни пытался сохранить нейтральность в армяно-азербайджанских отношениях, в условиях военного обострения в Республике Арцах или на линии соприкосновения РА-Азербайджан Грузия может сориентироваться в сторону не христианской Армении, а более крупных экономических партнеров и способствовать экономической блокаде Армении.

На пути ослабления влияния этого сотрудничества и альтернатив, во-первых, необходимо на региональном уровне противопоставить ему сотрудничество в формате Россия-Армения-Иран. Полагаем, в сотрудничество с Ираном необходимо по возможности вовлечь также Грузию, тем самым в определенной мере «отрывая» ее от тюркских стран. Тем более что в этом направлении определенные предпосылки уже есть в виде программ экономического сотрудничества в трехстороннем формате Иран-РА-Грузия и Иран-РА-Грузия-Россия – в четырехстороннем формате. А для развития сотрудничества с Грузией в многосторонних плоскостях важным залогом может стать урегулирование российско-грузинских отношений и перезапуск абхазской железной дороги. Полагаем, в этом вопросе в Грузии есть определенная тенденция положительного развития. Третьей силой, прошедшей в грузинских парламент на прошлогодних выборах, был «Союз патриотов Грузии», который неофициально называют также пророссийской политической силой. Хотя это определение неоднозначное, поскольку еще в ходе предвыборной кампании представители этой силы, опирающиеся в основном на антитурецкие тезисы (они обвиняют Турцию в оккупации около 33% грузинской территории в 1918г., а также уверены, что Турция стремится захватить также грузинскую Абхазию и Аджарию), неоднократно называли Россию оккупантом. С другой стороны, в грузинский парламент не прошли основные прозападные политические силы «Свободные демократы» и «Республиканская партия», которые еще с 2012г. руководили оборонным и внешнеполитическим ведомствами страны.

Еще в предвыборный период, в сентябре 2016г., активисты националистической организации «Грузинская сила» организовали в Тбилиси акцию протеста с антитурецкими настроениями, сопровождавшиеся вторжением в принадлежащие туркам учреждения сферы торговли и услуг и нанесением материального ущерба. Это, а в дальнейшем также результаты грузинских парламентских выборов, говорят о том, что в Грузии постепенно набирают обороты антитурецкие настроения, что обусловлено проводимой в стране турецкой экономической экспансией. С другой стороны, в Грузии увеличивается число политических деятелей, готовых сесть за стол переговоров с Россией. Сильно изменилось также грузинское общественное мнение о русских. Сегодня в Грузии нет той очевидной антироссийской настроенности, которая возникла после 2008г. Полагаем, эти два факта исходят из интересов Армении, увеличивая возможность урегулирования российско-грузинских отношений и, следовательно, перспективу развития сотрудничества по оси Армения-Грузия-Россия.

Процессы, протекающие в последние месяцы в отношениях РА-Грузия также позволяют думать о положительных перспективах. В декабре 2016г. с двухдневным официальным визитом в Грузию отбыл министр обороны Виген Саркисян, а в 23-24 февраля 2017г. с двухдневным официальным визитом в Тбилиси побывал премьер-министр РА. Визит Карена Карапетяна вызвал большой резонанс в армянском и грузинском политологическом сообществе. Основные акценты визита были сделаны на вопрос формирования транзитного и энергетического коридора. Похоже, есть положительная тенденция в переговорах по вопросу укрепления транзитных путей в Россию и задействования новых, о чем констатировал также премьер-министр РА. На пресс-конференции по поводу своего визита в Грузию Карен Карапетян заверил, что у Ларса будет альтернатива, однако не детализировал, о какой конкретно альтернативе идет речь: будет ли это абхазская железная дорога, другой сухопутный маршрут или морской путь? Это заявление премьер-министра РА вызвало бурную реакцию в Грузии, некоторые политологи заявили, что перезапуск абхазской железной дороги неприемлем, поскольку это будет означать признание экономической автономии Абхазии. В то же время, считаем должным еще раз подчеркнуть, что положительные результаты в переговорах по вопросу транзита прямо пропорциональны становлению российско-грузинского диалога. С другой стороны, в этом вопросе необходимо немного увеличить давление на Тбилиси, тем более что после прошлогодних парламентских выборов в Грузии усилилась готовность развивать диалог в южном и северном направлениях.
ПУБЛИКАЦИИ
116 reads | 15.04.2017
avatar

Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com