КТО МЫ И КУДА МЫ ИДЕМ? ПРОБЛЕМА ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ВЫБОРА АРМЕНИИ

РУБЕН ЗАХАРЯН
Магистр РАУ, ЕРЕВАН





Идентичность или самость как осознание своей автономности и некой отделенности от количественной общности себе подобных является одним из самых простых и архаичных способов познания и осмысления человеком окружающей среды и своего места в ней.

Когда у ребенка к пяти годам от роду формируются зачатки критического мышления, одними из первых и фундаментальных вопросов, приходящих ему на ум, звучат так:

Кто я? Почему я таков, какой есть? Что делает меня таким, какой я есть, а других – другими?

Это тот самый момент, когда человек впервые задается, сам того не понимая, вопросами идентичности. Они сопровождают человеческое существо на протяжении долгого времени, вплоть до самого личностного и карьерного расцвета, а зачастую, и до самой смерти. Этот механизм, описываемый психологией личности, несмотря на простоту, является крайне важным фактором, определяющим динамику развития мировоззрения и, как следствие, поведения индивида на протяжении жизни.

Подходя к сути отмечу, что естественное стремление homo sapiens к самоидентификации в крайне широкой степени выражается в поиске себя в коллективной идентичности. Последняя выражается в осознании и самореализации индивида и группы индивидов в некой общности, разделяющей одну или несколько групп ценностей.

Сегодня вопросы идентичности как никогда актуальны и для нашего общества.

Республика Армения, родившись 25 лет назад из пепла Советского Союза избрала путь самостоятельного развития. Во многом эта независимость свалилась на армянское общество нежданно, а последовавшая за перестройкой Карабахская война, поставившая перед армянским народом РА и НКР экзистенциальный вопрос: ''Быть, или не быть?'', - дала сильный пассионарный толчок, консолидировавший армянское общество вокруг одной цели – завоевание права на достойное существование, свободное от гнета. Сегодня, учитывая продолжающуюся волну эскалаций и затуханий конфликта на линии соприкосновения и политические баталии в дипломатических кругах, эту войну трудно назвать оконченной, однако, очевидно, что армянское общество в значительной степени растеряло ''победную энергию'', и более того, начало испытывать новые немаловажные и опасные внутренние проблемы, которые ошибочно можно посчитать чем-то эфемерным и несущественным. Коррупция, ставшая неотъемлемой частью общественной жизни, недоверие населения к представителям власти всех уровней, селективные аборты по половому признаку, отсутствие в обществе понимания важности включенности многомиллионной диаспоры во внутриреспубликанские процессы – все это лишь симптомы болезни, которую я бы определил, как ''ценностная недостаточность''.

Неизбежное влияние процесса глобализации современных международных отношений и столь же важных ответных процессов местной регионализации рано или поздно ставит перед малыми государствами и народами жизненно важный вопрос выбора дальнейшего вектора движения. Эта проблема крайне важна в частности для Армении, как государства, находящегося, если верить Сэмюэлу Хантингтону, в зоне ''столкновения цивилизаций''. Выбор, как правило, делается через осмысление обществом своего места в системе международных отношений через разделяемые большинством ценности и общностную идентичность. Поэтому, экстраполируя на армянскую действительность два известных вечных вопроса русской литературы, заданные классиками Герценым и Чернышевским, нашему обществу следует найти консенсус по следующим вопросам: Кто мы и куда мы идем?
Для большей ясности сделаем небольшой взгляд в прошлое.

Понимание коллективной общности претерпевало на протяжении временнόй и технологической эволюции человечества изменение приоритетов. К примеру, в средневековой Европе в силу довлеющего влияния религиозной идеологии христианства и феодализма как преобладающей формы политических и социоэкономических отношений, именно религиозная идентичность и принадлежность к тому или иному феодальному государству играли определяющую роль в коллективном сознании широких масс. Проще говоря, XII век не знал французов, но знал бургундцев, бретонцев, аквитанцев и т.д. Далее, эпоха Реформации принесла Европе еще большее разделение по конфессиональному признаку. Стоит вспомнить хотя бы Тридцатилетнюю войну, столкнувшую на полях сражений и в дипломатических и клерикальных баталиях католиков и протестантов. Однако именно Тридцатилетняя война в Священной Римской империи и ее итоги положили начало новой исторической парадигме, в которой религии отводилась более скромная роль в международных и внутриобщественных отношениях, а на первый план вышли идеи национальных государств.

Расцвет европейского национализма в лучшем смысле этого слова пришелся на эпоху Великой французской революции и последовавших за ней наполеоновских войн. Именно тогда, вслед за Францией идеи единства нации стали находить широкий отклик в народном и элитном сознании благодаря работам немецкой классической философии в лице И. Канта, И. Г. Фихте, Ф.Гегеля и других авторов, обосновывающих важность создания национального государства как инструмента коллективной безопасности. На тех же идеях объединялась Италия и возникали национально-освободительные движения на европейском континенте.

Эта тенденция в известной степени коснулась и армянского народа, также стремившегося в XIX- XX веках к освобождению от гнета и притеснений и к созданию национального государства, которое должно было обеспечивать безопасность армян и их права как этно-конфессиональной группы. В значительной степени идеологом армянского национализма стал Гарегин Нжде с его идеологией ''Цегакрон''.

Но вернемся к нашей реальности. Сегодня вопрос выбора курса для армянского народа и для РА в частности стоит в более многогранном ключе, нежели в прошлые века.

Политические, экономические, культурно-информационные и иные процессы XXI века характеризуются нарастанием скоростей коммуникаций и информационных потоков; в широком смысле увеличивается интенсивность подключения национальных систем к более глобальным процессам. Возрастают пространственный охват и плотность меж- и наднациональных взаимосвязей. Сближение внутренних и внешних политических и экономических структур в некоторых случаях ведет к размыванию границ между ними (например, ЕС). В итоге, вокруг наиболее сильных центров формируются интеграционные объединения. И несмотря на безусловную важность экономического базиса как двигателя интеграционных процессов, на первый план здесь выходят ценности. Именно наличие общих ценностей, разделяемых отдельно взятыми народами и государствами, играет первичную роль в формировании массового и элитного понимания наднациональной, или цивилизационной общности (собственно, именно цивилизационно-ценностной несовместимостью, помимо всего, принято зачастую оправдывать нецелесообразность вступления Турции в ЕС, который изначально задумывался как христианский проект).

В этом смысле успешная реализация проекта ''Армения'' сегодня зависит от способности глобального армянства четко концептуализировать общеармянские ценностные характеристики (отвечая на вопрос кто мы?) и ориентиры (куда мы идем?), должные стать пассионарными драйверами развития в рамках общенациональной кооперации. И совершенно закономерно, что вразумительный ответ на первый вопрос сразу определит ответ на второй.

Будучи главным проявлением упомянутой ранее ''ценностной недостаточности'', краеугольной проблемой армянства в целом и РА в частности, сегодня является разобщенность общества, неспособность и нежелание к кооперации между различными слоями и группами. В массовом сознании почти отсутствует чувство ответственности за общее благополучие, а главное – за будущее государственности. Это проявляется в широком спектре массового поведения, скажем, в оставлении мусора в неположенных местах или в практически полной индифферентности к выборным процессам. Так, за 25 лет новой государственности сложилась действительность, в которой властная элита с одной стороны, и обыватели с другой, живут в абсолютно разных реальностях и решают узкие, краткосрочные проблемы, не связанные друг с другом. В итоге реально функционирующей ячейкой общества остается семья. Для рядового гражданина чаще всего это означает одно – эмиграция. Издавна присущая армянам психология стремления уехать в иную страну в поиске сравнительно лучшей участи, изредка решает вопрос выживания отдельно взятых семей, одновременно ставя под удар перспективы обороноспособности и долгосрочного развития страны, не говоря уже об опасности исчезновения национального вида.

Единственным и до боли очевидным решением всего комплекса принципиальных проблем является общенациональное объединение вокруг строительства и укрепления РА как национального государства (чего не наблюдалось с середины 1990-х).
Наиболее важен вопрос о том, какими цивилизационными ценностями должно быть скреплено и движимо это государство. Такая постановка может показаться наивной, однако учитывая международную и региональную динамику последнего десятилетия, (ознаменованной мюнхенской речью президента РФ) в нашем обществе наблюдается серьезная амбивалентность во мнениях касаемо ''стратегического курса''. Спорить о последнем можно сколь угодно, и доводов у всех сторон найдется достаточно; но в завершение, опираясь на примат цивилизационного-ценностного выбора как драйвера гармоничного развития любого общества, нужно сформулировать несколько простых принципов, которые нахожу наиболее определяющими выражаемую мысль:

• Армянский народ является частью большой христианской цивилизации, ценностями в рамках которой сегодня являются простая нуклеарная семья, жизнь и права индивида, представительная демократия, гражданское общество и верховенство закона.

• Учитывая вышесказанное, именно гражданское общество РА и диаспоральная элита обязаны объединить усилия для формирования внятной повестки развития Республики как выразителя национальных интересов и инструмента защиты национального вида с его характеристиками идентичности.

• Внешняя и внутренняя политика государства и диаспоры не отменяют геополитических реалий, но должны строиться в логике обеспечения самосохранения и продуктивного сотрудничества с внешними акторами.

• Достижение этого возможно только путем построения в Армении эффективных структур гражданского общества западного образца, обеспечивающих инклюзивность, верховенство закона и мирную сменяемость власти.

В действительности вопросы идентичности и ценностей являются достаточно объемными субстанциями и, ввиду их актуальности, часто становятся объектами софистических манипуляций. Располагаясь на стыке таких дисциплин, как антропология, философия, политология – они нуждаются в комплексном исследовании и обсуждении в обществе, так как способны обнажать смыслы и давать основательные и в тоже время достаточно простые формы для осмысления масштабных процессов, проходящих в человеческой среде.

ПУБЛИКАЦИИ
627 reads | 11.04.2017
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com