ОБ УРОКАХ ПАРЛАМЕНТСКОЙ МОДЕЛИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ В ГОСУДАРСТВЕ ИЗРАИЛЬ
Прослеживая дискуссию вокруг Конституционных реформ в Армении, мы сочли полезным взять интервью у руководителя Института национальных стратегических исследований Министерства Обороны Армении Доктора политических наук, Профессора и Генерал-майора Гайка Саргисовича Котанджяна об уроках создания парламентской республики в Израиле по результатам его трех академических командировок в эту страну.

Господин Генерал, в чем заключается, на Ваш взгляд, сходство уроков, вынесенных армянским и еврейским народами из национальных катастроф, пережитых ими в двадцатом столетии?

На мой взгляд, при всей замечательной самобытности этих двух древних участников формирования цивилизационных систем в Передней Азии и на Ближнем Востоке их объединяют политические уроки, вынесенные ими из национальных катастроф – пережитых в течение двух мировых войн двадцатого столетия Геноцида армян в Османской Империи и Геноцида-Холокоста евреев Европы. Оба народа на национальные катастрофы по окончанию мировых войн, поставивших их на грань тотального уничтожения, ответили возрождением культуры своей древней многотысячелетней государственности и созданием независимых национальных государств – Республикки Армения и Государства Израиль. Другим важным признаком сходства этих двух воссозданных национальных государств является то, что и Армянская Республика в 1918 году, и Государство Израиль в 1948 году были провозглашены парламентскими республиками.

Уважаемый Профессор, как бы Вы оценили существующие угрозы национальной безопасности Израиля и эффективность парламентской модели государственной власти с точки зрения гарантированного политического обеспечения безопасности и устойчивого развития Государства Израиль?

Угрозы безопасности Государству Израиль не уступают уровню угроз безопасности Республики Армения: большинство исламских государств считают существование Израиля незаконным (Израиль признан лишь Египтом и Иорданией) и открыто заявляют о необходимости его ликвидации. Их политика, деятельность манипулируемых ими негосударственных акторов радикального Ислама представляют внешнюю и внутреннюю угрозы существованию Государства Израиль. Под сомнение ставят законность существования Государства Израиль также радикалы Ортодоксального Иудаизма (для них руководителем является Господь и никто другой не может осуществлять власть над Еврейским народом).

Политико-безопасностные аналитики Израиля выделяют три компонента стратегической уязвимости, обусловливающих угрозу существованию Израиля, которые Стратегия национальной безопасности страны рассматривает как данность: 1. Огромное демографическое преимущество арабских (исламских) государств; 2. Уязвимость границ из-за отсутствия стратегической глубины (ширина территории Израиля на ее отдельных участках не достигает пятнадцати километров); 3. Необходимость сдерживать противника в продолжительном жестком конфликте, требующая вложений огромных ресурсов на оборонные нужды: (1947−1949 годы — Война за независимость; 1956 год — Суэцкая война; 1967 год —Шестидневная война; 1967−1970 годы — Война на истощение; 1973 год — Война Судного дня; 1982−2000 годы — Первая Ливанская война; 1991 год — Участие Израиля в войне в Персидском заливе; 2006 год — Вторая Ливанская война; 2008−2009 годы — операция ”Литой свинец” (Война в Газе).

Инструментарий разрешения внутриполитических конфликтов, а также успешного парирования внешних угроз в израильской модели парламентаризма в течение 67 лет доказал свою эффективность: при продолжительности каденции Кнессета в 4 года средняя продолжительность жизнедеятельности созыва Парламента за годы существования Израиля достаточно высока и составляет 3,5 года. В данном случае причина продуктивности управления политическими кризисами заключается в системности израильской парламентской модели, отражающей стратегические интересы национальной безопасности и устойчивого развития еврейского народа как в Израиле, так и в системе Мирового Еврейства в целом.

Доктор Котанджян, Вы как политолог-исследователь политических институтов и процессов в области национальной безопасности могли бы кратко изложить суть парламентской модели власти с точки зрения эффективности главных акторов и процессов принятия и реализации решений общегосударственного масштаба?

В первую очередь, следует отметить, что отцы-снователи Государства Израиль, отвечая на Геноцид-Холокост, опираясь на решение Совета безопасности ООН, пришли к убеждению, что для того, чтобы Еврейское государство стало безопасным пристанишем и маяком продвинутого устойчивого развития как для евреев, живущих на земле Сиона, так и Мирового Еврейства в целом Государство Израиль должно быть создано как эффективно функционирующая демократия. И ныне Государство Израиль на деле является единственной эффективно фукнционирущей демократией на Большом Ближнем Востоке, а также маяком демократического устойчивого развития для всего Мирового Еврейства.

В парламентской модели исключительно важна политическая роль беспартийного Президента, который, избираясь Парламентом –Кнессетом и исполняя церемониально-протокольную роль Главы государства, наделен стратегически важными политическими полномочиями. Он из состава избранных депутатов Парламента предлагает кандидатуру Премьер-Министра с поручением вести переговоры с парламентскимки партиями по формированию Правительства.

Премьер-Министр Израиля после утверждения Парламентом возглавляеного им Правительства становится государственным центром гарантирования национальной безопасности и устойчивого развития Государства Израиль. Он, получив предложение от Президента страны, до утверждения Кабинета проводит консультации с партиями, которые могут поддержать его Правительство, и выясняет их требования, как политические, так и в вопросах министерских и других ведомственных назначений. В результате консультаций с партиями вырабатываются состав Коалиции и ее Программа как круг согласованных ориентиров, составляющих политическую стратегию Коалиции.

На основе переговоров Премьер-Министра с партиями Коалиции принимается решение о распределении министерских постов в Правительстве. Инструментом распределения министерских должностей служит «министерский ключ» — отношение общего числа членов парламентских фракций, поддерживающих Премьера, к числу министров в Правительстве. Число министерских портфелей, которые должна получить каждая фракция, определяется как число членов этой фракции в Кнессете, делённое на «ключ». Возникающая при этом проблема «остатков» решается путём назначения заместителей министров и других должностных лиц. Важно заметить, что нахождение большинства министров и всех замминистров в составе Парламента предоставляет Премьеру дополнительный ресурс для поддержки политики и влияния Кабинета на решения Парламента, особенно при продвижении законодательных инициатив Правительства. В Правительстве Израиля возможны также наличие должности Вице-Премьера и совмещение должностей.

Уважаемый Профессор Котанджян, в чем специфика Израиля с точки зрения обеспечения легитимности Правительства и деятельности его членов в составе Кнессета при парламентской модели обсустройства власти”?

Выбор Премьер-Министра и министров из членов Парламента подтверждает легитимность не только Премьера, но и Правительства в целом. Министры после утверждения Кнессетом получают вотум доверия как ”снизу” – от народа (mass support), так и ”сверху” – от Парламента (elite support). В результате консультаций – при соответствующем обосновании – кандидатом в Министры при неообходимости может быть выдвинут также не член Парламента (обычно пользующийся влиянием специалист). Министр из членов Кнессета имеет ограничения в своей парламентской деятельности: он не может подавать парламентские запросы, вносить как депутат свои законопроекты, голосовать за вотум недоверия правительству, состоять членом комиссий Кнессета. Иногда министр, вступив в должность, складывает депутатский мандат; при этом его партия (Коалиция) не теряет место–его занимает первый следующий из партийных списков.

В отличие от практики других стран, заместитель министра в Израиле является фигурой политической. В частности, согласно закону, он обязан быть членом Кнессета (напомним, что на министра такое неукоснительное требование не распространяется!), и в его функции входит также связь министерства с Кнессетом. Назначение и смещение заместителя министра являются прерогативой не самого Министра, а Премьера (но не могут быть сделаны без согласия Министра). О назначении и смещении замминистров Правительство сообщает в Кнессет, хотя разрешения Парламента на это не требуется. Следует заметить, что на заместителя министра распространяются вышеизложенные парламентские ограничения, касающиеся министров.

Уважаемый Генерал, пожалуйста, вкратце изложите место и роль Совета национальной безопасности в системе парламентской власти Государства Израиль?

Совнацбез Государства Израиль является специальным инструментом власти Правительства, осуществляющим разработку и координацию межведомственной политики по обеспечению национальной безопасности и устойчивого развития Израиля. Координатором этого специального органа, действующего под Председательством Премьера, является Секретарь Совнацбеза, который назначается из числа не состоящих в партиях специалистов высшей квалификации, содержание деятельности которого не разглашается.

Межведомственная политика национальной безопасности, вырабатываемая Совнацбезом под председательством Премьер-Министра Израиля по стратегическим вопросам внешней политики и безопасности, без промедления осуществляется Премьером через руководимый им Кабинет Безопасности (Узким кабинетом), наделенный необходимыми полномочиями и ресурсами.

Гайк Саргисович, как Вы относитесь к применению израильской модели и опыта в процессе подготовки и обсуждения проекта Конституции Республики Армения как основы Конституционной реформы с переходом к парламентской модели государственного обустройства власти?

Разумеется, некритическое копирование опыта Израиля было бы ошибочно, и Государственная Комиссия по разработке проекта Конституции этого себе не позволила. В качестве примера специфичности израильского опыта можно заметить, что парламентская модель власти в Израиле успешно функционирует при отсутствии Конституции в Государстве Израиль. Правовое регулирование системы власти и политическая деятельность государственных институтов осуществляется системой основных законов.

Использование уроков гарантированного обеспечения национальной безопасности в парламентской модели Израиля при сосредоточении власти (полномочий руководства-управления и ресурсов) у Премьер-Министра — руководителя правящей межпартийной Коалиции — (с ограничением роли беспартийного Президента церемониально-протокольными функциями) требует прагматического расчета – с трезвым учетом специфики политической культуры РА.

Уважаемый Профессор Котанджян, что бы Вы отметили в качестве заключения?

В качестве заключения я бы отметил реальный демократизм парламентской модели власти в Израиле, нацеленный уже у истоков создания Государства Израиль на развитие партийно-политической системы при пропорциональных выборах в Парламент с низким порогом прохождения партий в высший представительный орган власти. Сами политики и эксперты Израиля не считают свой опыт идеальным Они, умело пользуясь инструментами публичной и конфиденциальной критики, работают на выявление недостатков и их преодоление. Демократию парламентской модели власти в Израиле отличает высокая политическая культура плюрализма мнений и партийной конкурентности с непрерывной критикой, выявлением ошибок, и вынесением из них уроков для совершенствования демократического еврейского государства.

И конечно же, следует подчеркнуть, что народ Израиля, осознавая свою ответственность как главного источника власти и пользуясь инструментами эффективной демократии, имеет возможность делать все необходимое в границах гарантированных прав и свобод, а также гражданских обязательств перед Государством Израиль, чтобы в свой Парламент-Кнессет и далее в состав Правительства выбирались наиболее достойные представители.

http://www.elections-ices.org/russian/print/textid:18419/


Монографии и научные доклады Гайка Котанджяна:
 
  • «Ethnic Politics of Conflict. Landmarks of Defense Policy and National Security of Armenia». INSS, MOD, Armenia, Yerevan, 2010, 762 P.
  • «Political Problems Of Security: Perestroika In The Ussr — Karabakh, Armenia, South Caucasus — Afghanistan». INSS, MOD, Armenia, Yerevan, 2009, 656 p.
  • «Blueprint Of Armenia’s National Security Strategy (Applied Research And Development)», in «Guidelines On Developing Armenian National Security Strategy In The Context Of Regional Security Architecture». INSS, MOD, Armenia, Yerevan, 2008, pp. 481—513, 604 p.
  • «Guidelines On Developing Armenian National Security Strategy In The Context Of Regional Security Architecture». SNSEE-INSS-NSOOC, NDU, Washington-Yerevan, 2004—2005.
  • Հայկ Քոթանջյան. Հայաստանի ազգային անվտանգության ռազմավարության մշակման ուղեցույցները տարածաշրջանային անվտանգության ճարտարապետության համատեքստում: Եր., ՀՀ ՊՆ Դ. Կանայանի անվան ազգային ռազմավարական հետազոտությունների ինստիտուտ, 2008 թ.
    https://razmavaraget.wordpress.com/2008/09/03/hayk-kotanjian-monograph-1/
  • H.S. Kotanjian. «Politologische Probleme Der Identifizierung Und Regulung Des Bewaffneten Konflikts In Karabach: Der Einige Politisch-Rechtliche Aspekte Des Berg-Karabach Problems» (in German, Frankfurt am Main. 1999).
  • «Этнополитология консенсуса-конфликта. Цивилизационный аспект национальной безопасности». Фонд национальной И международной безопасности. Москва, Луч, 1992 214 стр. /«Ethnic Politics Of Consensus And Conflict: Civilization Aspect Of National Security», in Russian, National and International Security Foundation, Moscow, Louch, 1992, 214 p./.
  • «Основы военной политики Республики Армения: Цивилизационный аспект национальной безопасности». Отдел военной политики МО РА, Гайк Котанджян, Ереван, 1992, 90 СТР. /«Principles Of Defense Policy Of The Republic Of Armenia: Mlitary-Political Aspect Of National Security». Mlitary Policy Department, By Hayk Kotanjian (in Russian, Yerevan, 1992, 90 p.)/.
  • «Введение в этнополитологию консенсуса-конфликта. Теоретико-методологические проблемы цивилизационного анализа». Москва, Российская академия управления, Луч, 1992, 112 стр. /«Introduction To The Ethnic Policy Of Consensus-Conflict. Theoretical-Methodological Problems Of Civilization Analysis». Russian Academy Of Public Policy (in Russian, Moscow, Louch, 1992, 184 p.)/.
  • «Грани согласия-конфликта. Цивилизационные проблемы теоретической И прикладной политологии». Российская академия управления, Москва, Луч, 1991, 184 стр. /«Facets Of Consensus — Conflict. Civilization Problems Of Theory And Applied Research In Political Science» (in Russian, Russian Academy of Public Policy, Moscow, Louch, 1991, 184 p.).
  • «Социально-психологические факторы управления коллективом», Ереван, Айастан, 1983, 172 стр. /«Social-Psychological Factors Of Management Of Collectives». Yeravan, Hayastan, 1983, 172 p./
  • Гайк Котанджян. ”Об уроках парламентской модели демократической власти в государстве Израиль”. Тель-Авив, Inline image 2http://www.elections-ices.org/russian/print/textid:18419/
ПУБЛИКАЦИИ
711 reads | 04.01.2017
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com