ЭТО БОЛЬШАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА, В КОТОРОЙ АРМЕНИЯ СТАНОВИТСЯ ВАЖНЫМ АКТОРОМ
Собеседник Lragir.am-Экс-заместитель министра иностранных дел РА, Чрезвычайный и полномочный посол Арман Навасардян.
 
Чем было обусловлено обилие резолюций к 100-летию геноцида армян, только ли тем, что у Запада с Турцией какие-то счеты? Что Армения от этого выиграла?
 
Бурная реакция, которую вызвало 100-летие геноцида с хорошо организованными мероприятиями, имеет и моральный, и политический аспект. Большое значение возымели, безусловно, слова Папы Римского и резолюция Европарламента. Я бы отметил тот факт, что хотя и спустя 100 лет, но Армянский геноцид обретает общечеловеческий, вселенский характер, как фашизм, сталинизм, современный терроризм.
 
Что выиграли армяне. Во-первых, удалось сбросить с себя «тяжелый крест», выпрямить спину и исполниться надеждой в будущее. «Нажим» на Турцию имел и политическую компоненту. Запад не может забыть «кокетничанье» Турции с Россией, а Москва пыталась удержать вожжи и максимально отдалить Турцию от традиционных европейских и заокеанских друзей. Это большая политическая игра, в которой Армения становится важным актором. Просто нужно играть хорошо.
 
Какие последствия может возыметь визит Путина в Ереван на русско-турецких и армяно-азербайджанских отношениях, учитывая жесткую реакцию Баку и Анкары?
 
Я рассматриваю этот визит в двух ракурсах. Во-первых, внутриармянский. Если б президент России не приехал в Армению, то это доставило бы превеликое удовольствие нашим соседям и соотечественникам, имеющим антироссийские настроения, но было бы не понято широкими массами по известным причинам. Сейчас его выступление обсуждается с различных сторон. Говорят, Путин не произнес слово «геноцид», хотя Россия признала его еще в 1995 году. Кстати, для армян это слово стало идеей-фикс. Мы печалимся от того, что Обама не произнес это слово, хотя по большому счету Америка давно признала геноцид. А Путин произнес фразу, которая ставит все точки над «i» - «Мы с вами». Мне кажется, именно это возмутило турок и азеров. Не случайно в бакинской прессе на днях отмечалось, что «армяне – институциональные партнеры русских, а мы – ситуационные клиенты». Не менее бурной была реакция Анкары. Гневу их нет пределов. Правда, Эрдоган и Давутоглу так же далеки от Юпитера, как сам Юпитер-небожитель от земли, но их гнев – признак того же бессилия. Гнев Анкары восходит к промахам, которые она допускает почти на всех направлениях – в Сирии, Египте, в отношениях с США и Ираном. В сложившейся ситуации Турция связывает большие надежды с Россией, и визит Путина в Армению стал холодным душем для Анкары. Турки перешли к базарному лексикону и погрозили пальцем президенту России. Видимо, они в школе не проходили басню «Слон и Моська».
 
Кстати, данный дипломатический казус, когда турки нарушают все мыслимые нормы этики и вежливости, развенчивает популярный в Армении миф о хитрой турецкой дипломатии.
Я убежден, что визит не скажется на русско-турецких отношениях. Экономические интересы велики обоюдно. А каковы будут отношения с Азербайджаном, увидим в ближайшее время.
 
Приблизили ли последние события армяно-турецкое урегулирование или отдалили? Может ли это сказаться на безопасности Армении?
 
Сейчас нет процесса армяно-турецкого урегулирования. Несмотря на то, что армяно-турецкие протоколы были отозваны из парламента, подписи под ними все еще в силе. Речь идет о нормализации без предусловий. А в этом вопросе Турция настолько заблудилась в своих расчетах, что урегулирование в подобном формате кажется невероятным. Манера поведения официальной Анкары в последнее время становятся более националистической, что может привести к появлению антиармянской волны в Турции в преддверии парламентских выборов.
 
Русские эксперты полагают, что в ближайшие 2 года армяно-турецкая граница может открыться.
 
Мне сложно определять сроки, но то, что давление на Турцию усилится, очевидно. В политике жесткие отношения имеют привычку превращаться в мягкий диалог, что связано с изменением интересов и баланса сил.
 
Вы считаете вероятной встречу Саркисяна и Алиева в Москве 9 мая? Может ли Москва взять инициативу по карабахскому урегулированию в свои руки?
 
Между странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ, вероятно, существует некая конкуренция, вернее, стремление не отстать. Мы видели, как президенты стран один за другим организовывали встречи. Встреча Саркисян-Алиев в Москве не исключается. Но окончательного урегулирования не будет. Если удастся хотя бы умерить воинственность наших соседей, то это уже будет неплохо.
 
Может ли Москва вынудить Ереван к уступкам? Возможно ли возобновление военных действий?
 
Я бы не стал употреблять термин «принуждать», даже в отношениях державы с небольшой страной, если они имеют обоюдоважные интересы. Я не считаю возобновление большой войны вероятной.
 
Назарбаев заявил, что Турция интересуется ЕАЭС. Может ли это стать вызовом для нас?
 
Да, Турция, как, скажем, Вьетнам заявила об интересе к ЕАЭС. Насколько это реально, затрудняюсь сказать. Эксперты считают, что Турция может сотрудничать с ЕАЭС не в качестве полноправного члена, поскольку стоит вопрос об общей евразийской валюте. Она может заключить соглашение о Зоне свободной торговли с льготным таможенным режимом и прочим. Нам надо не предотвращать это, а приветствовать подобные проекты и воспользоваться ими. Если мы хотим и не можем урегулировать отношения с Турцией, то мы можем сделать это опосредованно, через ЕАЭС. 
 
зованными мероприятиями, имеет и моральный, и политический аспект. Большое значение возымели, безусловно, слова Папы Римского и резолюция Европарламента. Я бы отметил тот факт, что хотя и спустя 100 лет, но Армянский геноцид обретает общечеловеческий, вселенский характер, как фашизм, сталинизм, современный терроризм. Что выиграли армяне. Во-первых, удалось сбросить с себя «тяжелый крест», выпрямить спину и исполниться надеждой в будущее. «Нажим» на Турцию имел и политическую компоненту. Запад не может забыть «кокетничанье» Турции с Россией, а Москва пыталась удержать вожжи и максимально отдалить Турцию от традиционных европейских и заокеанских друзей. Это большая политическая игра, в которой Армения становится важным актором. Просто нужно играть хорошо. Какие последствия может возыметь визит Путина в Ереван на русско-турецких и армяно-азербайджанских отношениях, учитывая жесткую реакцию Баку и Анкары? Я рассматриваю этот визит в двух ракурсах. Во-первых, внутриармянский. Если б президент России не приехал в Армению, то это доставило бы превеликое удовольствие нашим соседям и соотечественникам, имеющим антироссийские настроения, но было бы не понято широкими массами по известным причинам. Сейчас его выступление обсуждается с различных сторон. Говорят, Путин не произнес слово «геноцид», хотя Россия признала его еще в 1995 году. Кстати, для армян это слово стало идеей-фикс. Мы печалимся от того, что Обама не произнес это слово, хотя по большому счету Америка давно признала геноцид. А Путин произнес фразу, которая ставит все точки над «i» - «Мы с вами». Мне кажется, именно это возмутило турок и азеров. Не случайно в бакинской прессе на днях отмечалось, что «армяне – институциональные партнеры русских, а мы – ситуационные клиенты». Не менее бурной была реакция Анкары. Гневу их нет пределов. Правда, Эрдоган и Давутоглу так же далеки от Юпитера, как сам Юпитер-небожитель от земли, но их гнев – признак того же бессилия. Гнев Анкары восходит к промахам, которые она допускает почти на всех направлениях – в Сирии, Египте, в отношениях с США и Ираном. В сложившейся ситуации Турция связывает большие надежды с Россией, и визит Путина в Армению стал холодным душем для Анкары. Турки перешли к базарному лексикону и погрозили пальцем президенту России. Видимо, они в школе не проходили басню «Слон и Моська». Кстати, данный дипломатический казус, когда турки нарушают все мыслимые нормы этики и вежливости, развенчивает популярный в Армении миф о хитрой турецкой дипломатии. Я убежден, что визит не скажется на русско-турецких отношениях. Экономические интересы велики обоюдно. А каковы будут отношения с Азербайджаном, увидим в ближайшее время. Приблизили ли последние события армяно-турецкое урегулирование или отдалили? Может ли это сказаться на безопасности Армении? Сейчас нет процесса армяно-турецкого урегулирования. Несмотря на то, что армяно-турецкие протоколы были отозваны из парламента, подписи под ними все еще в силе. Речь идет о нормализации без предусловий. А в этом вопросе Турция настолько заблудилась в своих расчетах, что урегулирование в подобном формате кажется невероятным. Манера поведения официальной Анкары в последнее время становятся более националистической, что может привести к появлению антиармянской волны в Турции в преддверии парламентских выборов. Русские эксперты полагают, что в ближайшие 2 года армяно-турецкая граница может открыться. Мне сложно определять сроки, но то, что давление на Турцию усилится, очевидно. В политике жесткие отношения имеют привычку превращаться в мягкий диалог, что связано с изменением интересов и баланса сил. Вы считаете вероятной встречу Саркисяна и Алиева в Москве 9 мая? Может ли Москва взять инициативу по карабахскому урегулированию в свои руки? Между странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ, вероятно, существует некая конкуренция, вернее, стремление не отстать. Мы видели, как президенты стран один за другим организовывали встречи. Встреча Саркисян-Алиев в Москве не исключается. Но окончательного урегулирования не будет. Если удастся хотя бы умерить воинственность наших соседей, то это уже будет неплохо. Может ли Москва вынудить Ереван к уступкам? Возможно ли возобновление военных действий? Я бы не стал употреблять термин «принуждать», даже в отношениях державы с небольшой страной, если они имеют обоюдоважные интересы. Я не считаю возобновление большой войны вероятной. Назарбаев заявил, что Турция интересуется ЕАЭС. Может ли это стать вызовом для нас? Да, Турция, как, скажем, Вьетнам заявила об интересе к ЕАЭС. Насколько это реально, затрудняюсь сказать. Эксперты считают, что Турция может сотрудничать с ЕАЭС не в качестве полноправного члена, поскольку стоит вопрос об общей евразийской валюте. Она может заключить соглашение о Зоне свободной торговли с льготным таможенным режимом и прочим. Нам надо не предотвращать это, а приветствовать подобные проекты и воспользоваться ими. Если мы хотим и не можем урегулировать отношения с Турцией, то мы можем сделать это опосредованно, через ЕАЭС.
ПУБЛИКАЦИИ
3597 reads | 04.05.2015
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com