ИЗ ЛОЗАННЫ НА БЛИЖНИЙ ВОСТОК

РОЗА АРОЯН
Mагистр Русского-армянского университета




 

2 апреля в Лозанне было достигнуто ключевое Рамочное соглашение между Шестеркой и Ираном. Но, кажется, сейчас еще рано говорить об окончательном решении ядерного досье Ирана и переформатировки сфер влияния на Ближнем Востоке. Только 30 июня будет заключено всеобъемлющее соглашение, включающее все технические подробности.

А вот на политическом фронте продолжается конфронтация в Йемене, где США хоть и неохотно, но соглашаются с действиями своих союзников, направленных против шиитских повстанцев, поддерживаемых Ираном. Победа шиитского фактора в Йемене подорвет позиции Саудовской Аравии и поставит «под контроль Тегерана» пути транспортировки нефти (в частности, пролив Баб-эль-Мандеб), тем самым, увеличивая вес последнего в регионе.

В Ираке противостояние с ИГИЛ укрепит сферу влияния Ирана, который сейчас действует вкупе с США, хотя для последних иранская помощь — результат безвыходного положения:  Вашингтон не готов направить своих военных в Ирак, пешмерга сосредоточена только на поддержании стабильности в населенных курдами ареалах, а иракское правительство не в состоянии справиться с исламистами.

Так операция по освобождению Тикрита полностью руководствовалась КСИР во главе в Кассемом Сулеймани, находящегося непосредственно в Ираке. Кроме КСИР там были задействованы и шиитские военизированные формирования Катаиб имама Али, Асаиб аль-Хак, а так же бойцы ливанской Хезболлы. Однако наивно считать, что ситуация в Ираке прямо связана с переговорами по ядерной программе Ирана, так как Обама еще с приходом в Белый Дом выдвинул идею о мире, свободном от ядерного оружия, воплощенной в его Пражской речи. И решение ядерного досье для Обамы — один из шансов компенсировать внешнеполитические провалы своей администрации. Тем более, если мы говорим про Ирак, то здесь Иран имеет свои жизненно важные интересы, которые не всегда совпадают с интересами США, даже если Тегеран оказывает помощь в борьбе против ИГИЛ. Следует отметить, что и во время пребывания американцев в Ираке нередко некоторые действия, направленные против суннитских террористических организаций, координировались между Кассемом и США через иракских властей. И сегодняшнее вовлечение Ирана в дела Ирака не результат жеста доброй воли США, а стратегическая и военно-тактическая необходимость, ввиду того, что ИГИЛ представляет непосредственную угрозу как Ирану, так и Сирии, близкому союзнику Ирана (http://www.diplomat.am/load/public/1/5-1-0-652).

Для Вашингтона молчаливое согласие военной операции Тегерана просто альтернатива полному краху иракского правительства и государственности, против чего США не возражали бы даже в случае провала переговоров с Тегераном. Договоренности — взаимовыгодный шаг, который, с одной стороны, поставит ЯП Ирана под полный контроль МАГАТЭ, с другой стороны, при снятии санкций, безусловно, облегчит экономическое бремя страны (относительно санкций между Ираном и Шестеркой наличествуют явные разногласия). Однако навряд ли США даже на фоне договоренностей с Ираном согласятся делить с последним сферы влияний в регионе.
Вашингтон неоднократно заявлял, что урегулирование ядерной проблемы Тегерана не снимет напряженности в отношениях между двумя странами. И, учитывая позицию традиционных союзников Вашингтона, от которых в какой-то степени зависит расклад дел в регионе, полной переформатировки политики США относительно Тегерана не будет, так как в данном случае Вашингтону придется выстраивать новые отношения с игроками на карте Ближнего Востока, для чего потребуется как время, так и разработка новой стратегии. Такой резкий поворот событий чреват и негативными последствиями, так как усиление влияния Тегерана в регионе воспринимается некоторыми игроками не менее болезненнее, чем продвижение ИГИЛ. Поэтому администрация Обамы пытается всего-лишь смягчить внешнеполитический курс США относительно Тегерана, не выходя за рамки дозволенного.

 

Здесь мы можем говорить о простом перераспределении действий против ИГИЛ, бороться с которым без помощи Ирана невозможно. Но, как известно, среди республиканцев инициатива Обамы не находит особой поддержки, и последние более заинтересованы в сохранении любой ценой стабильных отношений с традиционными союзниками, что может быть подорвано при сближении с Ираном. Поэтому не исключено, что при уходе администрации Обамы ситуация может координально измениться. Примечательно, что и   Верховный лидер Ирана, аятолла Али Хаменеи, настроен крайне скептически и, видимо, тоже не собирается менять внешнеполитический курс страны. Недавно он заявил, что «никогда не был оптимистично настроен в том, что касается переговоров с США» и что то, «что было сделано до сегодняшнего дня, не гарантирует ни подписание соглашения, ни его содержание, ни даже то, что переговоры будут проходить до конца».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ситуация на Ближнем Востоке развивается очень быстро, поэтому прогнозировать здешние события  — дело неблагодарное...

 

 

 

 

 
 
ПУБЛИКАЦИИ
1526 reads | 16.04.2015
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com