ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ИГРЫ В ТРЕУГОЛЬНИКЕ ТЕГЕРАН-МОСКВА-ВАШИНГТОН
АРМАН НАВАСАРДЯН
чрезвычай
ный и полномочный посол




Российско-иранские отношения. Они никогда не были гладкими, взлеты чередовались падениями. Давние имперские амбиции России и Ирана зачастую скрещивались на пути реализации их геополитических и стратегических устремлений.

Иран до сих пор не может простить России подписанных два столетия назад Туркманчайского и Гюлистанского договоров, по которым он лишился значительной части своих кавказских владений.

Развал Советского Союза, а также изменения, произошедшие в регионе и в мире, придали двусторонним отношениям новое качество, открыли широкие перспективы сотрудничества.

Исчез идеологический и классовый водораздел между двумя государствами.

Однако это вовсе не означает, что Россия, забыв о своих политических и экономических интересах, стала наслаждаться медовым месяцем со своим вчерашним соседом.

Новая ситуация породила новые трудности: Иран крайне болезненно воспринял тот факт, что Москва отказалась продавать Тегерану зенитные комплексы С-300.

Иранская сторона потребовала выплатить ей 4,2 млрд долларов за неуважение к подписанному двумя странами договору.

(Российский военно-промышленный комплекс не растерялся и тут же продал эти ракеты Азербайджану, заявив при этом, что данный факт не приведет к нарушению баланса сил между Баку и Ереваном. На деле же продавцу попросту наплевать на цели покупателя и возможные последствия акта продажи: лишь бы деньги заплатили.)

За несостоявшейся сделкой между Россией и Ираном проглядываются контуры Белого дома, которому, по сути, удалось надавить на Медведева. Однако Путин – не Медведев.

После встречи Путина и Роухани во время саммита ШОС в сентябре этого года в Бишкеке появилась информация о том, что Россия изменила свое решение и готова предоставить Ирану более усовершенствованное вооружение – С-300БМ «Антей-2500».

Чем объяснить столь резкий поворот российской дипломатии в сторону Ирана? Я обуславливаю его в основном двумя обстоятельствами:

а) желанием по возможности улучшить отношения с Ираном на фоне перспективы нормализации связей между Вашингтоном и Тегераном;

б) стремлением создать на иранской территории оснащенную новейшим вооружением военно-воздушную базу, чтобы при необходимости задействовать ее в сирийской войне.


Анализ ситуации показывает, что при всех преградах и препонах российско-иранские отношения на трех уровнях – международном, региональном и двустороннем – развиваются по нарастающей.

Есть еще одна, не совсем обычная, сфера взаимоотношений, представляющая большой интерес для обеих сторон. Какая из сторон заинтересована в ней больше, сказать затрудняюсь.

Речь идет о совместной борьбе с радикальным суннизмом. Заинтересованность Путина в этой борьбе никаких сомнений не вызывает. С помощью шиитов, то бишь посредством Ирана, Владимир Владимирович пытается нейтрализовать угрожающую Кавказу и России опасность радикального суннизма.

Американо-иранские отношения. Мир действительно меняется. В конце тоннеля, где 34 года были только вражда и взаимная ненависть, кажется, забрезжил свет.

Новоизбранный президент Хасан Роухани, еще до поездки в Нью-Йорк обретший славу умеренного политика, выступает с трибуны Генеральной ассамблеи ООН.

Он избежал встречи с Обамой тэт-а-тэт, однако не мог не провести с ним краткой телефонной беседы. Нужно быть персом, чтобы понять, какие опасения испытывал Роухани по поводу возможной реакции аятоллы Хаменеи и подвластного ему Корпуса стражей Исламской революции на американский визит президента и особенно его озвученное в ООН заявление о том, что иранцы «не намерены продолжать конфронтацию».

А тот факт, что Нетаньяху не верит иранцам и крайне недоволен старшим братом – Вашингтоном, вполне вписывается в логику отношений между Америкой и Ираном, проникнутых воистину биологической ненавистью друг к другу. В этом контексте следует рассматривать и реакцию израильского премьер-министра на женевские переговоры высокопоставленных лиц США и Ирана в формате «шестерки» («5+1»).

Однако же, как говорит известный политик, «процесс пошел», и он, по всей видимости, будет продолжаться.

Пост скриптум или гипотетический взгляд из Кремля. Россия и Иран, не будучи стратегическими партнерами, выступают со схожих позиций в том, что касается расширения НАТО на Восток, размещения противовоздушных систем альянса в Восточной Европе, нейтрализации военного присутствия США в Персидском заливе и других регионах мира, а также по другим ключевым вопросам международной политики.

Кроме того, взгляды России и Ирана в вопросе необходимости прекращения сирийской войны едины, и их сотрудничество имеет тенденцию развития.

И самое главное – Россия проводит политику глобальной интеграции, и одним из первых ее шагов на этом пути стало создание Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс. Не исключено, что Москва будет стремиться к углублению сотрудничества с Ираном и Китаем в целях создания восточной коалиции.

Вместе с тем:

Россия против усиления влияния Ирана в регионе, чего последний может добиться в случае нормализации отношений с США.

Москва едва ли будет в восторге, если у ее границ появится государство с мощной армией, да еще и обладающее ядерным оружием, которое и без того имеет виды на Южный Кавказ и бассейн Каспия. Россия сама имеет глобальные интересы в этом регионе, а своя рубашка ближе к телу.

Вот почему Россия, выступающая за обеспечение региональной безопасности, весьма прохладно относится к сближению Тегерана и Вашингтона.

Москве выгодны конструктивные и стабильные отношения с Тегераном и Вашингтоном, но с каждым по отдельности. Ей не хотелось бы сближения Ирана и Соединенных Штатов и окончательного установления отношений между ними в формате политико-дипломатического тандема. Это противоречит глобальным геополитическим и геоэкономическим интересам Кремля.

ՀԱՅԵՐԵՆ ՏԱՐԲԵՐԱԿԸ
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ КРИЗИС
1502 reads | 21.10.2013
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com