ПОД КРАСНОЙ СУТАНОЙ БИЛОСЬ СЕРДЦЕ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЖ А И ВЕЛИКОГО ДИПЛОМАТА
АРМАН НАВАСАРДЯН
чрезвычайный и полномочный посол






Петр Великий, приехав в Париж, преклонил колено перед памятником кардиналу Арману Ришелье и признался: «Великий человек, живи ты в мое время, и я отдал бы тебе половину моего царства, чтобы ты научил меня управлять другою половиною!..»

Это слова одной из могущественнейших личностей своего времени. И неспроста так высказался русский монарх.

Арман Жан дю Плесси Ришелье (1585–1642) – французский кардинал и первый министр Людовика XIII ознаменовал своей деятельностью в истории страны целую эпоху, которая по праву носит его имя.

Он взошел на политическую арену, когда Франция переживала глубокий кризис внутренней и внешней политики: опустевшая казна, яростные межрелигиозные столкновения католиков и протестантов-гугенотов, феодальные мятежи, развал армии, военная угроза со стороны соседних государств. Словом, встал вопрос, быть или не быть государству. На фоне столь безрадостной панорамы кардинал делает громогласное заявление, к которому многие отнеслись со снисходительной улыбкой, расценив это как дипломатическую фантазию, проявление легкомыслия и фанфаронства самонадеянного кардинала.

«Цель моего пребывания у власти в том, чтобы возвратить Галлии границы, предназначенные ей природой», -- провозгласил Ришелье.
Он и сказал, и сделал.

Бесспорный факт, что кардинал Ришелье – одна из самых знаменитых персон во всемирной истории – оставил после себя целый мир, который отличался от того мира, в котором он оказался. Ришелье создал и привел в действие такой политический механизм, которым пользовалась Франция на протяжении трех столетий.

В XVII веке Франция стала Францией благодаря кардиналу. И не только. Людовик XIII смог удержаться на троне также благодаря кардиналу. Безвольная, нерешительная и неумелая личность короля попросту меркла рядом с блестящим талантом Ришелье не только в международной, но и во внутриполитической жизни. Францией на самом деле правил Ришелье. Этим обстоятельством, естественно, злоупотребляли его политические противники, в особенности королева-мать Мария Медичи, и в некоторой степени королева Анна Австрийская. Враги Ришелье объявили ему настоящую войну. Заговоров было предостаточно. Кардинал, будучи рыцарем шпаги, нежели слугой церкви, ловко использовал силу и хитрость, сводя счеты с политическими противниками. Он был настолько умен, что никогда не претендовал на престол. Собственно, ему это было ни к чему, поскольку фактическим правителем страны был он.

Тонкий психолог и умелый дипломат, он перед миром и королем представлял себя как исполнитель воли и программ его величества. Ришелье так искусно вел дела Людовика XIII, что тот зачастую, независимо от кардинала, действовал в его духе. Такого рода результата могут достичь только профессиональные дипломаты высокого класса. «У меня нет врагов, мои враги -- это враги государства», – сказал как-то кардинал. Против этих врагов он боролся всеми средствами до конца своей жизни, и все его действия и вся философия были направлены на осуществление высокой идеи: создание единого государства – абсолютной монархии.

Ришелье был первым крупным государственным деятелем, который внешнюю политику обусловил внутренней политикой. Прежде всего порядок должен быть наведен в доме. Он железной метлой очистил авгиевы конюшни Франции. Будучи дворянского происхождения, Ришелье в первую очередь призывал к соблюдению закона и карал за его нарушение аристократию, ту самую, что объявила себя вне закона: не платила налоги, содержала вооруженную гвардию, игнорировала и держала в страхе простой народ (знакомая картина нашей сегодняшней жизни).

Однако объявлять кардинала святым и отшельником значило бы дискредитировать его память. Ришелье любил деньги, но не копил их. Он тратил их и себе в удовольствие и на благо могущества государства: военные и шпионские расходы, финансирование строительства и культуры. Он был крупным меценатом, знатоком и покровителем литературы, искусства и особенно театра. Он вошел в историю как основатель Французской академии. Он создал дипломатическую академию, основал еженедельную газету «Gazette de France».

Александр Дюма в бессмертном романе «Три мушкетера» умалчивает о любовных похождениях кардинала. А ведь и Ришелье любил, и его любили. Две любовницы кардинала, маркиза де Нельс и графиня де Полиньяк, даже участвовали из-за него в дуэли, хотя она была запрещена приказом кардинала. Между Ришелье и королевой Анной Австрийской, которые в свое время были противниками, в дальнейшем завязался любовный роман. Однако, как свидетельствуют исторические источники, у них были платонические отношения.

Какой определенный след в истории дипломатии оставил Арман Ришелье? На суд потомков он передал свое знаменитое «Политическое завещание», которое блестяще выдержало испытание веками. Он сделал очень важное открытие: дипломатия, как искусство переговоров, должна носить непрерывный характер. Les negociations permanentes (франц. – «непрекращающиеся переговоры»). Иначе говоря, дипломатия является не однократным действием, а постоянным процессом. Независимо от того, находятся государства в состоянии войны или пребывают в мире, следует вести переговоры. Альтернативы переговорам нет. Эту же мысль высказал Черчилль со свойственной его юмору игрой слов, убеждая, что любые переговоры предпочтительнее войны: «Бла-бла всегда лучше, чем пиф-паф». («To jaw-jaw is always better than to war-war». – англ.)

Кардинал Ришелье последовательно проповедовал, что государственные интересы первостепенны и незыблемы, они превыше всего. Эти интересы ни в коем случае не следует приносить в жертву чувствам, идеологии, умозрительным традициям и обычаям. Руководствуясь этим постулатом, он возвел идею государственности в доминирующую и исключительную ценность внутренней и внешней политики Франции. Наставление кардинала чрезвычайно полезно, в частности для нас, армян, так как мы до сих пор не смогли отличить национальную идею от партийной идеологии.
Ришелье впервые в истории создал систему пропаганды с целью проведения информационной работы в стране и завоевания симпатий общественного мнения.

Кардинал учил своих послов, что межгосударственный договор – серьезное дело и при его подписании нужна крайняя осторожность. А когда договор подписан, то необходимо уважать его и выполнять его требования «с педантизмом паломника».

Арман Ришелье считал, что для внешней политики страны губительно обстоятельство, когда дипломатической деятельностью занимаются разные ведомства и дилетанты. Во избежание подобной практики в марте 1626 года он издал декрет, согласно которому внешняя политика поручалась только одному органу – Министерству иностранных дел. Никто не имел права вмешиваться ни в его деятельность, ни в работу посольств. Это также может быть очень полезным для дипломатии наших дней.
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ
1351 reads | 10.07.2013
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com