ԱԴՐԲԵՋԱՆԻ ԵՐԿԱԹՈՒՂԱՅԻՆ ՏԱՐԱՆՑԻԿ ՀԱՆԳՈՒՅՑ ԴԱՌՆԱԼՈՒ ՌԱԶՄԱՎԱՐՈՒԹՅՈՒՆԸ՝ «ՄԵՏԱՔՍԻ ՃԱՆԱՊԱՐՀ ՏՆՏԵՍԱԿԱՆ ԳՈՏՈՒՄ» և «ՀՅՈՒՍԻՍ-ՀԱՐԱՎ ՏՐԱՆՍՊՈՐՏԱՅԻՆ ՄԻՋԱՆՑՔՈՒՄ» ՀՀ ԱԺ-ՈՒՄ ՄԵԾԱՄԱՍՆՈՒԹՅԱՆ ԵՎ ՓՈՔՐԱՄԱՍՆՈՒԹՅԱՆ ՊԱՏԿԵՐԻ ՓՈՓՈԽՄԱՆ ՀՆԱՐԱՎՈՐՈՒԹՅՈՒՆԸ ՀԱՄԱՁԱՅՆ ՀՀ ՍԱՀՄԱՆԱԴՐՈՒԹՅԱՆ ԵՎ ԸՆՏՐԱԿԱՆ ՕՐԵՆՍԳՐՔԻ (ԳԻՏԱԿԱՆ ՔՆՆԱՐԿՈՒՄ) «ԵԹԵ ՎԱՂԸ 60 ԿՄ ՀԵՌԱՎՈՐՈՒԹՅՈՒՆԻՑ ԺԱՄԱՆԱԿԱԿԻՑ ԶԵՆՔՈՎ ԵՐԵՎԱՆԻՆ ՀԱՐՎԱԾԵՆ, ԷԼԻ՞ ԿԱՍԵՆ ԻՆԺԵՆԵՐԱԿԱՆ ԱՇԽԱՏԱՆՔՆԵՐ ԵՆ» ՄՀԵՐ ՍԱՀԱԿՅԱՆԸ ՀՐԱՎԻՐՎԵԼ ԷՐ` ԲԱՆԱԽՈՍԵԼՈՒ ՎԻԵՆՆԱՅԻ ՄԻՋԱԶԳԱՅԻՆ ԽԱՂԱՂՈՒԹՅԱՆ ՀԵՏԱԶՈՏՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՀԱՄԱԺՈՂՈՎՈՒՄ ՀԱՅ-ՎՐԱՑԱԿԱՆ ՀԱՐԱԲԵՐՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ ՋԵՐՄ ԵՎ ՊՐԱԳՄԱՏԻԿ ԵՆ. ՀՀ ԱԳՆ ՆԱԽԻՋԵՎԱՆԻՑ ԵԿՈՂ ՎՏԱՆԳԸ. ՊԱՏԵՐԱԶՄ՝ ԵՐԿՈՒ ՃԱԿԱՏՈՎ ԱԴՐԲԵՋԱՆԱԿԱՆ ԶԼՄ-ՆԵՐԸ ԱՂԱՎԱՂԵԼ ԵՆ ՌՈՒՍ ԴԻՎԱՆԱԳԵՏԻ ԽՈՍՔԸ ԱՐՑԱԽՅԱՆ ՀԱԿԱՄԱՐՏՈՒԹՅԱՆ ՄԱՍԻՆ. ՌԴ ԱԳՆ ԱՐՑԱԽԻ ԳՈՒՅՆԸ. ԿԱՐԵՆ ՕՀԱՆՋ ԹԱՎՇՅԱ ՀԱԿԱՀԵՂԱՓՈԽՈՒԹՅԱՆ ԱՆԱՏՈՄԻԱՆ. քաղաքական էսսե ՀԱՄԱԳՈՐԾԱԿՑՈՒԹՅՈՒՆ ՀԱԿԱՄԱՐՏՈՒԹՅԱՆ ԵԶՐԻՆ

СВОИ ПРОТИВ СВОИХ
АРМАН НАВАСАРДЯН
чрезвычай
ный и полномочный посол





Бисмарк писал, что никогда не верил разведчикам, так как большую часть времени они посвящают сочинению историй, дабы убедить в своей незаменимости и доказать, что не впустую тратят выделенные им деньги. Известный американский генерал Дуглас Макартур говорил: «Имейте в виду, что только 5% донесений разведки соответствует действительности. Хороший командир должен выделить эти проценты». И канцлер, и генерал явно преувеличивают.

На самом деле неоценима роль разведки в деле безопасности, в частности, в проведении внешней политики.

Теперь о взаимоотношениях дипломатии и разведки. Они образуют симбиоз. Однозначно. Есть, однако, одно обстоятельство, препятствующее плодотворному взаимодействию двух этих государственных структур. Это так называемая внешняя контрразведка, которая существует в посольствах всех стран. Задача подразделения сводится к тому, чтобы обеспечить за границей безопасность дипломатов, легальных разведчиков, а также всех физических лиц своей страны и пресечь возможность вербовки со стороны иностранных спецслужб. Между тем в советские годы контрразведка выполняла порочную и парадоксальную функцию: преследовала тех, кого призвана была защищать.

КГБ создал управление «К» (внешняя контрразведка) во главе с Олегом Калугиным. Управление превратилось в орудие шпионажа против своих же соотечественников, в полицию нравов. «К» руководствовалось порочной философией, дескать, вражеская контрразведка может завербовать любого пребывающего за границей советского гражданина. Любой мог стать «объектом» вербовки, начиная с посла. Примечательно, что в список «подозреваемых» были включены сами же сослуживцы контрразведчиков, из того же КГБ, которые самоотверженно и преданно работали на свою страну. В основном это были высокоинтеллектуальные профессионалы, обладающие аналитическим умом и владеющие иностранными языками, и они отличались от контрразведчиков, знание и подготовка которых не превышали уровня грубых полицейских и которые всячески норовили оправдать свое пребывание за границей. Ко всему прочему прибавлялась еще и обычная человеческая зависть и злоба. Объект зависти, например, был более умен и успешен, занимал более высокую должность и имел более высокий достаток. Его жена могла быть моложе и обаятельнее. У него была машина более престижной марки, квартира – более просторной и роскошной. И так далее. А зависть подпитывает злость и преступление. Когда жертву опутывает паутина клеветы и лжи, когда в Центр поступает «бумага», дескать, имярек вступил в связь с иностранцами, то песенка его, считайте, спета. Конец. В лучшем случае сотрудника отзывают, в худшем – увольняют из органов.

Управление «К» подчинялось 2-му Главному управлению КГБ по контрразведке. Об управлении заместитель начальника, а с 1969-го по 1983 год его бессменный начальник, генерал армии Филипп Бобков писал в книге «КГБ и власть»: «Предположим, в посольстве кто-то не понравился кому-то. Он доносит резиденту, что этот кто-то общается с подозрительными личностями. С этого мгновения он уже попадает в список. Самое абсурдное, что несчастная жертва тайного доноса ни доказать, ни опровергнуть не может. И человек так никогда не узнает, за какие грехи он наказан».

Горькая правда заключается в том, что управлению «К» довольно часто не удавалось вычислить и разоблачить настоящих предателей и шпионов. Работавший в Великобритании «под крышей» советского посольства полковник КГБ Олег Гордиевский был двойным агентом (double-cross), и когда пришло время, преспокойно переметнулся к другим своим хозяевам, англичанам, причинив огромный ущерб государственным интересам СССР. Москва заочно приговорила его к смертной казни.

Резидент военной разведки армии генерал-майор Дмитрий Поляков был шпионом ЦРУ в Индии и разоблачен только после выхода на пенсию, благодаря сотруднику того же подразделения Олдриджу Эймсу, которого за крупную сумму завербовала советская разведка. Да и как могло управление «К» плодотворно и беспристрастно работать, когда сам его шеф, генерал Олег Калугин, предал родину и сейчас находится в США. Он заочно приговорен к смертной казни.

И когда люди сравнивают дипломатию и разведку, то оказывается, что за всю историю СССР только один не вернулся на родину – Федор Раскольников, который в 1938 году осудил репрессии Сталина и остался в Софии. Там же он и скончался «с помощью» чекистов. В разведывательном корпусе, к сожалению, гораздо больше случаев предательства, доносов и перебежки. Один из первых разведчиков, наш соотечественник Георгий Агабеков, который в первые годы становления Советского Союза предал родину и бежал на Запад, был резидентом в Афганистане, Иране и Турции. (Не можем же мы быть первыми только среди лучших.) Если советская дипломатия и внешняя разведка, с некоторыми оговорками, занимались одним делом, то взаимоотношения между дипломатами и контрразведчиками никогда не были гладкими и безоблачными, начиная со дня создания СССР.

В последнее время была опубликована «Служебная записка» первого советского наркома иностранных дел Георгия Чичерина, в которой он пишет: «ГПУ обращается с НКИД как с классовым врагом… Руководители ГПУ слепо верят всякому идиоту или мерзавцу, которого они делают своим агентом… Внутренний надзор ГПУ в НКИД и полпредствах, шпионаж за мной, полпредами, сотрудниками поставлен самым нелепым и варварским образом… агенты ГПУ считают меня врагом. Некоторые циркулирующие обо мне клеветнические измышления имеют, несомненно, источником ложь агентов ГПУ.»
В результате столь пагубной политики в 1930-е годы были уничтожены многие талантливые и активные дипломаты, в числе их и заместитель наркома иностранных дел Левон Караханян (Лев Карахан). Самого Чичерина подвергли убийственной критике, гонениям. Даже в «Дипломатическом словаре», изданном в 1985 году под редакцией Андрея Громыко, не нашлось ему места.

Государство зачастую оказывается забывчивым и неблагодарным по отношению к тем, кто служит ему верой и правдой.
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ
1558 reads | 15.01.2014
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com