ՍՓՅՈՒՌՔԻ ՆԱԽԱՐԱՐՆ ԱՌԱՋԱՐԿՈՒՄ Է ՍՓՅՈՒՌՔԻ ՀԱՄԱՐ ԽՈՐՀՐԴԱՐԱՆ ՁևԱՎՈՐԵԼ ՀԱՅԱՍՏԱՆՈՒՄ ԲԱՑ ՆԱՄԱԿ ԱՐԱ ՊԱՊՅԱՆԻՆ ՀԱՅԿԱԿԱՆ ԼՈԲԲԻՆ ԻՍՐԱՅԵԼՈՒՄ ՍԽԱԼ ՈՒՂՂՈՒԹՅԱՄԲ Է ԱՇԽԱՏՈՒՄ. ՊԵՏՔ Է ԶԱՐԳԱՑՆԵԼ ՀԱՅ-ԻՍՐԱՅԵԼԱԿԱՆ ՌԱԶՄԱԿԱՆ ՀԱՐԱԲԵՐՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ. ԱՎԻԳԴՈՐ ԷՍԿԻՆ «ԼԻԲԱՆԱՆԱՀԱՅՈՒԹՅՈՒՆԸ ՎՏԱՆԳՎԱԾ Է, ՆԵՐԳԱՂԹ ԿԱԶՄԱԿԵՐՊԵՔ». ԿՈՉ ՍՓՅՈՒՌՔԻ ՆԱԽԱՐԱՐՈՒԹՅԱՆԸ «Տարածքների հանձնման հարցը պետք է բացարձակապես դուրս գա մեջտեղից». Արման Նավասարդյան ԻԻՀ և ՀԱՅԵՐԻ ՑԵՂԱՍՊԱՆՈՒԹՅՈՒՆԸ ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ԴԻՎԱՆԱԳԻՏԱԿԱՆ ՀԻՄՆԱԴՐԱՄԻ ՀԱՅՏԱՐԱՐՈՒԹՅՈՒՆԸ՝ ՆԻԿՈԼ ՓԱՇԻՆՅԱՆԻ ՎԱՐՉԱՊԵՏ ԸՆՏՐՎԵԼՈՒ ԿԱՊԱԿՑՈՒԹՅԱՄԲ ԳԵՏԱՆՑԻ ԺԱՄԱՆԱԿ ՓՈԽՈՒՄ ԵՆ ԱՎԱՆԱԿՆԵՐԻՆ. հարցազրույց դեսպանի հետ հայաստանյան իրադարձությունների մասին ՄՀԵՐ ՍԱՀԱԿՅԱՆԸ ՆԵՐԿԱՅԱՑՐԵՑ ԻՐ ՀԵՏԱԶՈՏՈՒԹՅՈՒՆԸ ՄՈՍԿՎԱՅԻ ՊԵՏԱԿԱՆ ՀԱՄԱԼՍԱՐԱՆԻ ԱՍԻԱՅԻ և ԱՖՐԻԿԱՅԻ ԵՐԿՐՆԵՐԻ ԻՆՍՏԻՏՈՒՏՈՒՄ ՄԻԶԵԼ ՔԱՄՈՒ ԴԵՄ. ԴԻՎԱՆԱԳԵՏԸ ՆԵՐՀԱՅԱՍՏԱՆՅԱՆ ԻՐԱԴԱՐՁՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՄԱՍԻՆ

НОЧНАЯ СЕРЕНАДА
КЛАРА ТЕРЗЯН









Наконец, повеяло вечерней прохладой. Улица, балконы и окна оживились, соседи приветствовали друг друга, расспрашивали друг друга о житье-бытье, дневных событиях. Беседа, доброе слово были необходимы как воздух. Вечерней прохладе была рада и детвора: они знали, что могут вдоволь наиграться во дворе. Телевидения не было, единственным связующим звеном с внешним миром было радио. И в этом всеобщем спокойствии однажды ночью по всей улице раздается песня, исполняемая на кларнете.

Люблю тебя, Обожаю тебя, моя ненаглядная...

Музыка приближается: по улице медленно продвигается автомобиль, что в то время было большой редкостью.
Один из сидящих в машине молодых людей высунул кларнет из окна автомашины и самозабвенно играет. Машина все время продвигается взад и вперед вдоль улицы.

– Кто они такие?– спрашивают друг друга соседи.

– Этот парень сгорает от любви, – говорит бабушка Наргиз. – В мое время так было: по ночам на дворе всегда играли.

– Кто это?Ты его знаешь?– спрашивает невестка.

– Нет, завтра узнаю, скажу.

Бабушка Наргиз знает всех жильцов на своей улице, она первой узнает о событиях, о хороших и плохих новостях.

– Интересно, на которую из девушек с нашей улицы он глаз положил, – говорит кто-то из соседей.

– Потерпите до завтра, – говорит бабушка Наргиз.

На следующую ночь все ожидают кларнетиста, и он не опоздал. Опять из машины, движущейся взад-вперед по улице, разносится звук кларнета. Соседи поглядывают на бабушку Наргиз.

– Ну что, узнала?

– Нет, завтра, – уныло говорит она.

Это для нее сродни поражению: впервые она не сумела выяснить, кто играет на кларнете, и в честь которой девушки. Однако это не так уж и важно для соседей: музыка по сердцу каждому из них: кто вспоминает свою молодость, другие мечтают быть такими же любимыми. А девочка-подросток в первый раз слышит эту мелодию, даже не знает слов этой песни, но чувствует, что девушка, о которой говорят взрослые, очень красивая: с длинными косами, черноглазая, когда улыбается, с ее щек с нежным звоном слетают цветочки колокольчиков.

Цветы прилипают к ее векам, становятся длинными фиолетовыми ресницами, сплетаются вокруг ее головы. Такой невесте не хватает лишь фаты. Музыка повторяется каждую ночь. Люди сочувствуют парню, желают ему достичь своей цели.

– Вот именно такой должна быть девушка, – говорит бабушка Наргиз, – серьезной, скромной. И снова ей не удалось выяснить, кто этот парень и из-за кого приходит.

– Ничего, говорит бабушка Наргиз, – потерпите до завтра, узнаю и вам скажу.

А назавтра, в обещанный бабушкой Наргиз день, вспыхнула война. Мужчин забрали в армию. Радио с утра до вечера повторяет: "Наше дело правое, враг будет разбит!”. Все в панике: прощание, слезы... И живущие на этой улице довольно поздно заметили, что кларнета больше не слышно.

– Наверное, и этих ребят в армию забрали, – сказали с сожалением и забыли.

Только девочка-подросток каждый вечер с наступлением темноты ждала кларнетиста и мысленно разговаривала с черноглазой девушкой с длинными косами. 

"Колокольчик, не грусти, завтра он обязательно для тебя сыграет”. Но это завтра никак не наступало.
Однажды бабушка Наргиз с балкона увидала какого то молодого человека:

– Это он, он...

По улице медленно проходил молодой человек, опираясь обеими руками на палку, едва передвигая ноги.

– Это тот парень, – сказала бабушка Наргиз, – на фронте он был ранен в обе ноги, и его отправили домой.

– Откуда узнала?

– Ашхен сказала.

В городе уже стало привычным видеть молодых людей-инвалидов, но этого одного все жалели по-особенному. Ходить парню удавалось с трудом, но он приходил каждый вечер. Кларнета не было, может, тогда не он играл, и того кларнетиста тоже забрали в армию.

Не было и автомобиля. Однако он все еще любил девушку, и его любовь опять была безответной. В те вечера, когда песня звучала по всей улице, всем казалось, что парень широкоплечий, высокий, красивый, а тот, на кого показывала бабушка Наргиз, был невысокого роста, худой и некрасивый. Мысли о парне вскоре растворились в горестных известиях о всеобщем несчастье, смерти родных, отступлении Красной Армии. Никто его больше не видел. Только однажды вечером девочка-подросток, которая долго, слишком долго ждала песни, в слезах сказала:

– Война убила песню.

И люди как будто очнулись, вспомнили, что они потеряли, та ночная серенада была смыслом блаженных дней. Все невольно выглянули на улицу – в надежде увидеть парня.
ДИАЛОГ С ДУБОМ
1365 reads | 17.10.2013
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com