УБИЙСТВО ГЕНЕРАЛА СУЛЕЙМАНИ И АРМЕНИЯ: ЧТО ДЕЛАТЬ?
АРМАН НАВАСАРДЯН
Председатель Дипломатического фонда Армении,
Чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой мировой политики и международных отношений Армяно-российского (славянского) университета, кандидат политических наук, доцент, ЕРЕВАН





То, что произошло в аэропорту Багдада, было не просто террористическим актом, жертвой которого стал генерал-лейтенант, командующий спецподразделением «Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касем Сулеймани – одна из легендарных военно-политических фигур последнего десятилетия на Большом Ближнем Востоке, человек, отвечавший за определение и осуществление иранских планов в регионе, один из ключевых модераторов во взаимоотношениях Тегерана с Западом и прежде всего с США.   

Случившееся ужесточит глубинный геополитический кризис в международных отношениях, в том числе и на Южном Кавказе.

Сегодняшняя ситуация напоминает Карибский кризис 1962 года, когда человечество балансировало на грани ядерной войны. Тем не менее, считая маловероятными полномасштабные военные действия, мы не можем исключать локальные столкновения, так называемые прокси войны, угроза которых дамокловым мечом висит над нашими головами, в том числе наших детей и внуков.   
Какой, хотя бы приблизительно,  должна быть внутри- и внешнеполитическая позиция Армении в отношении развивающихся событий, когда одной из сторон конфликта является наш непосредственный сосед, дружественный Иран, а другой – могущественная Америка, также принадлежащая к числу наших друзей? А главный региональный игрок Россия – наш стратегический партнер? Далее идут Грузия, которую мы считаем дружественной, два других соседа, с одним из которых мы находимся в полувоенном состоянии, а с другим – во враждебных отношениях.

В нынешних политических реалиях и в подобном окружении армянская дипломатия обязана проводить многослойную, комбинированную, нестандартную политику, как сказал Иисус, «прикидываться наивной, подобно голубям, но быть хитрой, как змея».  

Вся сложность в том, что в минувшие тридцать лет Армения не создала своей дипломатической школы (да и не могла создать в этот отрезок времени). Но куда хуже то, что у нас не было, да и сегодня нет внешнеполитической концепции и хотя бы дорожной карты. В результате, – победив на поле брани, мы проиграли информационно-пропагандистскую войну, поскольку все время защищались, пасовали и бежали вдогонку за событиями.  

Другая проблема в том, что по сей день не дана политическая оценка прежнему внешнеполитическому курсу. Пожалуй, по этой причине дипломатическая служба не подвергалась полному реформированию, включая кадровый корпус центрального аппарата МИД и ключевые посольства. В рамках своих функций внешнеполитическое ведомство могло взять пример с оборонного, совмещающего миротворческую парадигму с наступательной тактикой.     

Обнадеживает то обстоятельство, что в последнее время наша дипломатическая служба предпринимает шаги для противостояния угрозе гибридной войны и нанесения контрудара. В этом смысле можно положительно оценить факт телефонного разговора министра ИД Армении Зограба Мнацаканяна с иранским коллегой Мохаммадом Зарифом после убийства генерала Сулеймани. Важным было оперативное опровержение премьером Пашиняном ложных заявлений Баку о том, что якобы Армения поздравила Трампа с убийством высокопоставленного иранского военного.  

Не ожидать подобного рода уничижительной клеветы со стороны Азербайджана было бы крайне наивно. Нужно быть еще благодарными за то, что Алиев не заявляет на весь мир, что в убийстве иранского генерала участвовали армянские террористы. В этой связи следует вновь отметить, что тактика армянской стороны продолжает оставаться пассивной, уже не говорим – ненаступательной.

Между тем в создавшемся положении было бы разумнее взять под прицел Азербайджан – по той простой причине, что администрация Алиева поддерживает тесное военное сотрудничество с заклятым врагом Ирана Израилем. Если говорить конкретнее, то он совместно с компанией «Aeronautics» производит беспилотные летательные аппараты «Pegasus», осуществляющие разведку с воздуха и переброску боеприпасов.

Издание The New York Times не открывает тайны, когда пишет, что американские спутники отследили, как израильские беспилотники используют азербайджанские военные базы для съемки ядерных объектов Ирана.

И ежу понятно, что по логике войны одной из важных миссий  соответствующих армянских служб и внешнеполитического ведомства должна была стать проверка и информирование тегеранских властей об интригах, которые плетутся против Ирана с азербайджанской территории. (Может, это делается, а мы не знаем? Хотелось бы лишь, чтобы такие возможности не игнорировались.)

А что касается оперативного выявления и обнаружения автора последней провокации со стороны Азербайджана, то это делает честь службе безопасности и достойно похвалы.

Убийство иранского генерала выявило, помимо внешних провокаций, внутриармянские проявления легковесности оценок, несущие угрозу государству. Так, секретарь Совета безопасности Арцаха Аршавир Гарамян заявил, что «убийство Сулеймани является авантюрой, направленной против сохранения стабильности в регионе и борьбы с терроризмом». Это заявление звучит диссонансом на фоне официальной позиции Армении и Арцаха и едва ли понравится Вашингтону, если цель его (данного заявления) заключалась именно в этом. Заявление, к слову, поддержал другой арцахский генерал Виталий Баласанян.   

Таким образом, убийство иранского военного и проблемы Армении, оказавшейся в сверхнакаленной политической атмосфере, свидетельствуют о следующем. Постреволюционный режим в стране действует наполовину. Еще весной 2018-го мы говорили: бархатную революцию не делают в «бархатных» перчатках. Это – золотое правило революций, игнорирование которого предвещает победу контрреволюции и возвращение прежнего режима. Мы говорили и о том, что выведенная Максом Вебером формула необходимости применения силы является монопольным правом победивших легитимных властей. Игнорирование этой аксиоматичной истины приводит к появлению активно действующей внутри страны «пятой колонны».

Данный феномен, подпитываемый внутренними и внешними контрреволюционными силами, пускает глубокие корни под новыми властями и активизируется в форс-мажорных ситуациях, как, например, нынешняя эскалация ирано-американских отношений. 
АРМАН НАВАСАРДЯН
672 reads | 13.01.2020
avatar

Մուտքանուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2020 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com