ВЗРЫВООПАСНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЭКСПАНСИОНИСТСКОЙ НОСТАЛЬГИИ ТУРЦИИ
АРМАН НАВАСАРДЯН
Председатель Дипломатического фонда Армении,
Чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой мировой политики и международных отношений Армяно-российского (славянского) университета, кандидат политических наук, доцент, ЕРЕВАН




 
В цивилизованном XXI веке едва ли найдется государство (кроме, разве что Азербайджана), которое при объективном подходе не заметит, что в жилах современного турецкого руководства поднимает голову кровь тюрок-кочевников: жажда покорять, пленять, властвовать и присваивать все чужое. Давно доказано, что данный инстинкт является неотъемлемой частью турецкого мировосприятия, мышления, этно-психологического портрета.

По всей видимости, здесь действует закон инерции, пробуждающий в умах турок картины победоносного продвижения Османской империи к центральной Европе – по трупам крестоносцев или же сцену взятия Константинополя пять с половиной столетий назад.

Забывая о том, что изменились времена, народы и государства, Анкара, захватившая в середине прошлого века армянский Александретский санджак и почти половину Кипра, в октябре минувшего года под видом борьбы с исламским терроризмом и с молчаливого согласия США и России захватила часть соседней Сирии. Несмотря на договоренность с союзниками о том, что турецкие войска временно оккупировали территорию соседнего суверенного государства, к слову, без его согласия, Эрдоган даже не думает уходить из Сирии. Более того, он собирается вторгнуться в соседний Ирак и провести к своей территории трубопровод из нефтеносного Мосула. Создается впечатление, что в треугольнике Россия-Иран-Турция последняя делает все, что взбредет ей в голову, как enfant terrille.

Развитие политических событий не оставляет сомнений в том, что начавшийся год будет более «плодородным» и «эффективным» в плане экспансионистских устремлений Анкары. Вот уже несколько лет Турция участвует в военной операции на территории Ливии. Можно с уверенностью утверждать, что вскоре с легкой руки Турции в средиземноморском бассейне возникнет два военных конфликта – в Сирии и Ливии. В чем же суть проблемы?

Справка. В 2011 году начались военные столкновения между властями Ливии и повстанцами – под непосредственным контролем НАТО. Североатлантический альянс оказал военную помощь антикаддафиевскому движению, бойцы которого ликвидировали лидера Ливийской революции Муаммара Каддафи. Одно из стабильных и процветающих государств региона оказалось ввергнутым в пучину хаоса, клановых столкновений, террора и нищеты. Сегодня, спустя восемь лет, Ливия разделена между враждующими лидером «Национального единства» Файезом Сараджем и мятежным маршалом Хафтаром, войска которого заняли большую часть страны и подступили к столице. Ливия постепенно превращается в магрибскую Сирию (Магриб – три государства Северной Африки: Алжир, Тунис, Марокко). В Ливии происходит «ливанизация» или «балканизация», то есть страна распадается. А поскольку в мире, особенно у великих держав, превалируют дипломатические, экономические и финансовые интересы, они, по сути, превратили ливийский конфликт в локальную войну. Добавим к сказанному, что в противоборствующих лагерях глубоко окопалось большое количество террористических группировок.    
       
А Турция не была бы Турцией, если бы не попыталась выловить рыбку в мутной воде, завладеть новыми территориями и не только. Анкара выступает союзницей Сараджа в силу ряда причин. Прежде всего Ливия является одной из богатых нефтью стран мира. Но дело не только в нефти. Не так давно Турция подписала с правительством Триполи соглашение о делимитации морских границ. Для чего? Чтобы выйти из изоляции в южной части Средиземного моря и утвердить свои права на эксплуатацию углеводородных запасов. Это вопрос жизни и смерти для Греции и Кипра, поскольку в этом случае Турция непременно попытается наложить лапу на чужое имущество. Как следствие – Греция поддерживает в разгорающемся конфликте маршала Хафтара, а Турция продолжает активно защищать Сараджа. Эрдоган грозится направить против Хафтара 8-тысячное подразделение. Меджлис, конечно, формально поддерживает такой шаг. Однако, помимо профессиональных войск, Анкара использует резерв сирийской оппозиции, то есть террористические группировки. На минувшей неделе она отправила в Ливию 120 сирийских террористов. Выходит, Эрдоган вместо нейтрализации профессиональных убийц использует их в качестве резерва в собственных военно-политических целях.

Однако политическая интрига ливийской одиссеи состоит в том, что Россия и Турция оказались по разные стороны баррикад. Было бы заблуждением утверждать, что позиции активно сотрудничающих Москвы и Анкары не сошлись впервые. Интересы Москвы и Анкары, связанных многочисленными международными правовыми документами и договоренностями, не совпадают в Сирии, что чревато военным столкновением. А позиция Эрдогана по Крыму является классическим примером того, каким не должен быть союзник. Турецкий лидер подлил масла в огонь, заявив на днях, что в Ливии дислоцировано около двух тысяч членов российской частной добровольческой организации «Вагнер». Москва категорически опровергла данное заявление.

Таким образом, Турция и Россия находятся по разные стороны противостояния. Первую поддерживает Катар, вторую – Египет, Саудовская Аравия, в какой-то степени Греция, Кипр, Чад и Судан. Страны НАТО придерживаются разного мнения о ливийском конфликте, иначе говоря, единой позиции у них нет. Это касается и США. К счастью, ведущие игроки не задействовали здесь свои вооруженные силы. Пока не задействовали. Однако дальнейшее развитие событий в Ливии и вокруг нее в любой момент может вылиться из прокси войны в полномасштабные военные действия, а по мнению некоторых аналитиков, – в Третью мировую войну, что, как нам кажется, из жанра политического апокалипсиса.

Какое же развитие получит конфликт в дальнейшем? Воздерживаясь от прогнозов – неблагодарное это дело, – мы не исключаем следующий сценарий. Россия и Турция как главные акторы могут найти точки компромиссов. В этом ключе и развиваются события: не так давно Москву посетила турецкая делегация. А запланированный на 8 января визит Путина в Анкару может расставить все точки над «i». И если стороны придут к общему знаменателю, смогут избежать военной конфронтации, не исключено, что они включат Ливию в сферу своих интересов и влияния. Как и когда – другой вопрос.

Таит ли угрозу ливийский конфликт для нас? Безусловно. И по двум причинам. Во-первых, Армения является частью Большого Ближнего Востока, и все, что происходит там, в той или иной степени проецируется на внутреннюю и внешнюю политику Армении. Во-вторых, и это самое важное, в ливийском конфликте разыгрывается сценарий «Национального обета», принятого младотурками в 1920 году по части территорий и границ Османской империи. Турки не забывают, что Ливия также находилась под их игом (в XVI веке). Можно называть это пантюркизмом или неоосманизмом, политика Анкары от этого не изменится.

Так что ни на йоту не стоит сомневаться в том, что в головах наследников османизма и их младших братьев вынашиваются сумасбродные планы и в отношении Армении с Арцахом. Нахиджеван – яркий тому пример. Сомневаться или же забывать об этом равносильно предательству национальных интересов и государственности.

P.S. Статья была готова к публикации, когда американцы ликвидировали командующего спецподразделением Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани. Это придаст иное качество и без того напряженным ирано-американским отношениям, будет иметь свои последствия для Ближнего Востока, не исключено и для Ливии. «DIPLOMAT.AM» внимательно следит за развитием событий и будет рад поделиться с пользователями своими комментариями и аналитическими соображениями по этому поводу.
АРМАН НАВАСАРДЯН
1327 reads | 05.01.2020
avatar

Մուտքանուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2020 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com