КИТАЙСКИЙ «Master Class» ДЛЯ АРМЯНСКИХ – И НЕ ТОЛЬКО АРМЯНСКИХ – ДИПЛОМАТОВ
СЕРИЯ ЛЕКЦИЙ НА ТЕМУ «ДИПЛОМАТИЯ»

АРМАН НАВАСАРДЯН
Председатель Дипломатического фонда Армении,
Чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой мировой политики и международных отношений Армяно-российского (славянского) университета, кандидат политических наук, доцент, ЕРЕВАН





Предисловие
В незапамятные времена китайцы создали стратегическую концепцию, доктрину, которая обобщена в так называемых стратагемических формулах. Их 36, и они по сей день не утратили свою актуальность и активно применяются в международных отношениях. В настоящей статье мы обращаемся к нескольким стратагемам (№№ 5,9,10,14), которые Турция применяла и все еще старается применять в своих отношениях с соседними странами, в том числе с Арменией.  

В древнейшей китайской дипломатии ключевую роль играли так называемые «дипломатические стратагемы». Прежде всего выясним, что такое «стратагема».

Стратагема – это алгоритм действия для достижения политических, экономических, дипломатических, военных, экономических и личных целей. Стратагемная модель основана на интеллектуальных ловушках и парадоксальных, необычных тактических комбинациях, которые разыгрываются главным образом во время дипломатических переговоров. Однако из этого вовсе не следует, что китайцы были ловкими интриганами и хитрыми обманщиками. Отнюдь нет. Китайцы – народ, обладающий в первую очередь стратегическим мышлением, составляющий долгосрочные планы, как на государственном, так и на личном уровне, умеющий просчитывать ситуацию на несколько ходов вперед и использующий стратегические ловушки для достижения успеха. «Стратагемизм» - национальная черта характера, этнопсихологическая особенность, ценностная категория.

Стратагема упоминается в трактате современника Конфуция Сунь Цзы (551-479 до н.э.) о военном искусстве.

Остановимся на нескольких стратагемах, которые издревле применяются в межгосударственных отношениях.

Стратагема №5 – «Грабить во время пожара». Она называется также «стратагемой стервятника». Вот как толкует эту стратагему Сунь Цзы: «Когда враг повержен в хаос, пришло время восторжествовать над ним». С точки зрения международных отношений это означает воспользоваться трудностями, хаотичным положением в другом государстве, поставить его на колени силой оружия или добиться поставленной цели путем переговоров. Истории известно немало случаев применения стратагемы №5.

К примеру, нападение Советского Союза на Афганистан в 1979 году. «Пожаром», которым воспользовался СССР, стала нестабильность, вызванная попыткой государственного переворота Тараки, хаос в Иране, а также парализованное состояние США вследствие захвата в заложники в Тегеране американских дипломатов. По мнению специалистов, эта же стратагема действовала во время Версальских переговоров, когда английский премьер-министр Ллойд Джордж обещал «выжать из Германии все до последней капли». Союзники потребовали 5 млрд долларов контрибуции, были заморожены немецкие активы за рубежом в размере 7 млрд долларов, кроме того, Германия должна была отказаться от 13 процентов своих территорий в пользу Польши, Франции и Бельгии. Германская армия сокращалась всего до 100 тысяч добровольцев. Генри Киссинджер считает подобные санкции против Германии ошибочными и несправедливыми по двум причинам: во-первых, вина за развязывание войны и ее последствия лежала не только на Германии, во-вторых, грубая сила всегда порождает контрсилу. Таким образом, те, кто определили Версальские условия, добились прямо противоположного результата. Они пытались ослабить Германию физически, однако она окрепла в геополитическом аспекте. В долгосрочной перспективе Германия после Версаля оказалась в более выгодном положении, нежели до войны, и ей было по силам властвовать над Европой. Сбросив с себя путы разоружения, что было вопросом времени, Германия стала как никогда более мощной.

Стратагема №5 многокрактно повторялась на драматичных витках новейшей истории, непосредственно связанной с историей армянского народа. Сразу же после окончания Первой мировой войны было заключено 6 договоров, включавших в себя вопрос армяно-турецкой границы.
Это –
Брест-Литовский договор от 3 марта 1918 года,
Севрский договор от 10 августа 1920 г.,
Александропольский договор от 3 декабря 1920 г,
Московский договор от 16 марта 1921 г,
Карсский договор от 13 октября 1920 г
и Лозаннский договор от 24 июля 1923 года.

По итогам русско-турецких переговоров в Москве, в которых армяне не участвовали по требованию Турции, Армения потеряла Карс, Ардаган, Сурмалу и Ардвин. Армения потеряла более 25 тысяч квадратных километров, из которых 19,915 тысяч отобрала Турция. А Нахиджеванская область, составлявшая 5,5 квадратных километров, переходила под опеку Азербайджана без права передачи третьей стороне. (О том, как сложилась судьба Нахиджевана, мы поговорим отдельно.) Московские переговоры дорого обошлись армянскому народу и имели для него роковое значение. В условиях «пожара» и «хаоса» Первой мировой Россия и Турция решали свои стратегические и военно-политические задачи: турки, помимо захвата армянских земель, обеспечили свой восточный фронт и, перебросив армию на запад, сумели одержать победу над Грецией. Москва, подарив армянские земли кемалистам, предотвратила их возможный переход на сторону Антанты и Запада (на какое-то время). Однако заветная мечта большевиков начать мировую революцию посредством Турции и других восточных государств так и не сбылась.

Стратагема №9 – «Наблюдать за огнем с противоположного берега». Это дипломатическая комбинация, при которой наблюдатель делает вид, что не имеет никакого отношения к случившемуся. Он безразлично наблюдает за противником, оказавшимся в тяжелом положении, в кризисе. Пассивность, никакой помощи, никакого вмешательства или преждевременных действий, пока события не будут развиваться на пользу наблюдателя, и только после этого он появится на арене, чтобы пожать плоды. Она называется также «стратагемой невмешательства», «стратагемой выжидания, промедления». Данная стратагема выражена в китайской пословице «сидя на горе, наблюдать за схваткой тигров». Легенда гласит: «Как-то охотник увидел двух тигров, напавших на быка. Он достал из ножен меч, собираясь напасть на хищников.

Однако друг охотника схватил его за руку со словами: «Подожди, эти тигры только начали лакомиться, пусть они удовлетворят свою алчность. Потом тигры непременно нападут друг на друга. Большой загрызет маленького, но и сам будет ранен. Потерпи, и тогда ты без труда убьешь обоих тигров». В политическом плане мораль этой легенды такова: испытанный в переговорном процессе дипломат внимательно наблюдает за позицией других фигурантов, а самое главное – за их противоречиями и борьбой друг с другом, а затем, точно рассчитав ситуацию, выкладывает на стол свои аргументы, предложения и требования, дабы разрешить ее (ситуацию) в свою пользу.  Дипломат проявляет терпение, кажущееся безразличие и осмотрительность, чтобы потом обратить их в конкретные действия. В итоге происходит инверсия. Кажущиеся бездеятельность и безразличие выливаются в активные действия.

Особое внимание стратагеме «наблюдения за схваткой тигров» уделял Мао Цзедун, нередко обвинявший в применении этого дипломатического трюка своих политических оппонентов. В 1939 году Мао обвинил страны Запада в организации японской агрессии против Китая. «Они подстрекают Японию против Китая, а сами «наблюдают с горы за схваткой тигров», - говорил китайский лидер. С аналогичным обвинением Мао Цзедун выступил в канун Второй мировой войны в адрес США, Франции и Англии, которые не желали объединять свои силы с СССР в противостоянии фашистской Германии. Политика невмешательства, которую проводило международное сообщество и в особенности англо-французский тандем, было политикой «наблюдения с горы за схваткой тигров», истинно империалистической политикой жить за счет другой.

Стратагему №9 применяет Турция в своей ближневосточной политике. Анкара «с горы наблюдает» за яростными столкновениями между «Исламским государством» и курдскими военными группировками (РКК) вдоль турецкой границы. А Эрдоган запрещает курдам Турции переходить границу для помощи соотечественникам. Тем самым турки играют в свою дипломатическую игру. Они хотят, чтобы исламисты и курды уничтожали друг друга, и чем больше, тем лучше. Все дело в том, что если курды победят исламистов, они укрепят свои позиции в Турции, чего последняя боится как огня. Вообще же первое место в списке врагов Турции занимают курды, второе – правительство Башара Асада и только третье – «Исламское государство».

Стратагема №10 – «Скрывать за улыбкой кинжал». Китайцы называют эту стратагему также «Головой Януса» и «поцелуем Иуды». Ее применяют в дипломатических отношениях и в ходе переговоров, когда хотят скрыть враждебность за красивыми словами о дружбе, притупить бдительность визави и отвлечь его внимание. В китайской литературе приводятся классические примеры данной стратагемы в межгосударственных взаимоотношениях, она характеризуется как «кинжал, скрытый за дипломатическими улыбками». Вьетнам, перед тем как напасть в 1979 году на Камбоджу, отвлекал внимание народов стран Юго-Восточной Азии разговорами о региональном сотрудничестве.

А СССР перед тем, как в том же году ввести войска в Афганистан, убеждал советскую и мировую общественность в намерении развивать мирное сотрудничество с афганцами. Разные модели стратагем зачастую можно наблюдать в действиях турецкой дипломатии. Так, вышеназванная стратагема явно просматривается в обращении бывшего премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана по случаю дня памяти жертв Геноцида армян. Эрдоган, назвав события 1915 года следствием ситуации, создавшейся в Османской империи во время Первой мировой войны, квалифицировал в своем выступлении геноцид как «депортацию». По убеждению Эрдогана, «демократическая Турция» - достаточно зрелое государство, чтобы толерантно относиться к поминальным акциям 24 апреля. Один из наиболее примечательных отрывков его выступления – это обобщение событий 1915 года, а также «восприятие собирательной боли» жертв среди турецких, курдских, арабских и наконец армянских жертв империи. Это далекое от покаяния, извинений или признания Геноцида обращение скорее всего было попыткой показать мировому сообществу в канун 100-летия Геноцида армян, что Анкара предпринимает шаги, направленные на установление «дружбы и мира». Эта речь, произнесенная с грустным выражения лица и лживой улыбкой, была не чем иным, как новой формой турецкой политики отрицания, дипломатической уловкой, цель которой состояла в том, чтобы поставить на одну доску палача и жертву, помешать процессу международного признания и осуждения Геноцида.

В обращении Эрдогана использована и стратагема №14 – «Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу». Это странное на первый взгляд сочетание слов в ходе политических переговоров и в дипломатии направлено на решение новых задач со ссылкой на прошлое. Опытные переговорщики ссылаются на события прошлого, придавая им новый смысл и направленность, чтобы выйти из трудного положения. Современные китайцы трактуют эту стратагему следующим образом:
а) ставя перед собой новую цель, претворять в жизнь что-то из прошлого;
б) использовать старые идеи в новой идеологической борьбе;
в) использовать новых людей при осуществлении старой политики;
г) наливать старое вино в новые мехи;
д) использовать любые средства для выхода из сложной ситуации;
е) стратагема возрождающегося Феникса.

В заключение отметим, что тема стратагем не изучена армянскими специалистами, между тем их знание и точное применение могло бы во многом способствовать развитию внешней политики и дипломатии Армении.
АРМАН НАВАСАРДЯН
496 reads | 08.09.2019
avatar

Մուտքանուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2019 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com