ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ – ЛОКАЛИТИС
АРМАН НАВАСАРДЯН
Председатель Дипломатического фонда Армении,
Чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой мировой политики и международных отношений Армяно-российского (славянского) университета, кандидат политических наук, доцент, ЕРЕВАН




ЧАСТЬ
V

Продолжение

Можно ли сравнивать дипломата с хамелеоном?


Адаптируясь к новой среде, следуя местному образу жизни и традициям, познавая тонкости и нюансы иностранного языка, дипломат стремится не выделяться из среды окружающих его людей, создавать вокруг себя дружественную атмосферу и считаться «своим», что вполне естественно. Однако именно по этой причине некоторые теоретики называют дипломатов хамелеонами, с чем мы не согласны. Просто нужно понимать, как протекает процесс адаптации, когда конформизм достигает самого высокого уровня, а лояльность к своему государству – самого низкого, и самое главное – к чему все это приводит.

Феномен трансформации лояльности дипломата в локальный патриотизм стал предметом серьезного изучения американскими исследователями. Приняв за основу термин «localizm – местные интересы», они выстроили целую теорию, назвав ее «локалитисом» или «дипломатической болезнью». Эта теория построена на ряде факторов: чересчур длительная командировка, потеря способности к объективному суждению, абсолютное снижение лояльности и т.д. Теория доказывает, что чем глубже и всестороннее происходит адаптация дипломата к новой среде, тем необратимее воздействие локалитиса, зависимость дипломата от его особенностей.

Появляется так называемый синдром локалитиса, негативно влияющий на психику дипломата, который утрачивает чувство безграничной преданности собственной стране. Данное явление Г.Николсон квалифицирует как один из главных пороков современной дипломатии. Да, локалитис – опасная болезнь дипломатов. Однако она бессильна против тех, кто обладает стойким характером, сильными морально-волевыми качествами, идейно сформировавшимися принципами, морально-психологическими ценностями, а самое главное – безграничным патриотизмом.

Можно ли забыть Родину, долгое время живя вдали от нее?

Как мы уже сказали, локалитис в определенной степени обусловлен длительным сроком командировки. Дипломат, долгое время проживая в конкретной стране, подсознательно становится ее поклонником, убежденным адептом ее внешней и внутренней политики. На мой взгляд, эту версию можно принять лишь отчасти. Истории известны случаи, когда послы десятилетиями жили и работали за рубежом, но при этом «не заражались» вирусом локалитиса. Пьер Камбо (брат Жюля Камбо) 22 года был послом Франции в Англии, его соотечественник К.Баррер – 28 лет в Италии, А.Добрынин 23 года представлял Москву в Вашингтоне. Этот список можно продолжить. Все они были высокопрофессиональными послами, блестяще выполняли возложенные на них обязанности, сыграли колоссальную роль в развитии отношений между собственными государствами и принимающими странами, оставаясь при этом горячими патриотами.

Странный локалитис в Армении

В классическом смысле локалитис – это явление, при котором посол становится поклонником принимающей страны, защищает ее интересы в ущерб интересам собственного государства. В начале девяностых мы стали свидетелями интересной и редкой разновидности незнакомого нам локалитиса.

Первый посол России в Армении Владимир Ступишин, как только ступил на армянскую землю, начал выступать с позиций решения карабахской проблемы в пользу Армении. Это был полезный армянской стороне локалитис, направленный не против России, а против Азербайджана. А российская дипломатия, с одной стороны, имеющая собственные интересы как в Армении, так и в Азербайджане, а с другой, будучи членом Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахской проблемы, из-за деятельности своего посла затруднялась маневрировать между Ереваном и Баку.

Плохо было то, что явно проармянская позиция российского посла, вследствие недостатка политической культуры и дипломатического опыта, широко пропагандировалась армянскими СМИ и отдельными должностными лицами. Мы в МИД ясно видели опасность происходившего и предупреждали Ступишина о возможных последствиях. Однако он не изменил стиля работы. А потом случилось то, что должно было случиться. Москва отозвала своего посла. Так Россия лишилась кадрового дипломата, Ступишин – карьеры, а Армения обрела настоящего друга, который до конца жизни в письменной и устной форме защищал дело Нагорного Карабаха. Но в политическом плане было бы, пожалуй, полезнее, если бы он остался и продолжил свою деятельность в Ереване.

Не меньший интерес представляет другой случай локалитиса – опять же из армянской дипломатической практики. Речь идет о бывшем после США в Армении Джоне Эвансе, который, выступая в Колумбийском университете (США), назвал события 1915 года Геноцидом армян. Таким образом, он сделал то, чего многие годы избегает официальный Вашингтон. Посла отозвали. Этому вновь способствовали Армения и диаспора, оказавшие Эвансу медвежью услугу (уж в этом мы мастера!). Все армянство встало против отставки «пойманного» на локалитисе посла. «Не допустим!» - грозила пальчиком диаспора. А Вашингтон, представьте, не испугался и сделал то, что ему было нужно. (Американская национальная черта – делать плохие вещи вопреки другим народам.)
По правде говоря, история Эванса породила у меня ряд вопросов. Действительно ли профессиональный дипломат, всего год проработавший в Армении, так сильно увлекся Армянским вопросом, что пошел наперекор официальной позиции своего государства? Сомневаюсь. Мог ли столь правдолюбивый посол назвать систему, действовавшую в те годы в Армении, демократической, в то время как она находилась между авторитаризмом и тоталитаризмом? Да к тому же назвать справедивыми результаты конституционного референдума 2005 года, который стал классическим примером политического блефа? Опять же сомневаюсь. Не исключаю, что это стало следствием комбинации, осуществленной американской дипломатией и спецслужбами и направленной на защиту интересов и дальнейшее укрепление геополитических позиций Вашингтона на Южном Кавказе, в чем посол явно не преуспел, за что и был наказан.

Посол-невозвращенец – государственный изменник

В советские годы мы с завистью смотрели на иностранных дипломатов, лелея мечту, что когда-нибудь обретем независимость и нас за рубежом будут представлять армянские дипломаты. Эта мечта стала реальностью, Армения – суверенное государство, субъект международного права со своим дипломатическим корпусом. Но могли ли мы предположить, что среди этих дипломатов найдутся люди, которые променяют Родину на Вашингтон, Париж и Москву, то есть не вернутся домой из служебной командировки? Конечно, не могли. Увы, это горькая правда. За тридцать лет мы не раз становились свидетелями предосудительных действий армянских послов и дипломатов более низкого ранга, и если бы на свете существовала дипломатическая Книга Гиннесса, армянские дипломаты, к нашему стыду, заняли бы в ней первое место.

В чем же проблема, чем объяснить «эмиграцию» армянских дипломатов в таком виде и в таком масштабе? Причина здесь не одна. Прежде всего это злополучный вопрос о сроках командировки. Так, статья 12 закона «О дипломатической службе» предусматривает 4-летний срок командировки послов, к которому может быть приплюсован еще один год на усмотрение руководства, между тем есть у нас послы, которые живут за рубежом 10-18 лет. Есть и такие дипломаты, которые после долгого пребывания за рубежом сразу же получают новое назначение без работы в системе МИД, хотя бы краткосрочной. Это грубое нарушение закона, если не принимать во внимание тот факт, что в доработанном в 2010 году варианте той же статьи говорится: «При необходимости указанные сроки могут быть продлены».

Мы уверены, что разработчики закона намеренно выбрали подобную формулировку, чтобы без ограничений продлевать сроки командировки послов. Получается, что президент или министр иностранных дел могут на всю жизнь оставить посла, кого пожелают, за рубежом, если посчитают это целесообразным. Возможно, эти послы – звезды первой величины на армянском дипломатическом небосклоне, оказывающие родине неоценимые услуги? Если к этому правовому казусу прибавить кадровый непотизм (протекционизм), когда в ключевых посольствах получают назначение дилетанты-толстосумы и прочие подозрительные элементы (мы имеем в виду не только посольства, но и консульский корпус и особенно институт почетных консулов), а опытные дипломаты годами прозябают в мидовских кабинетах, то нам не придется искать новых возбудителей вируса локалитиса.

Добавим к сказанному, что руководство Армении на протяжении многих лет проводило порочную кадровую политику на ниве дипломатии. И если действующие власти не предпримут решительных шагов для исправления ситуации, внешняя политика Армении по-прежнему будет находиться в губительных тисках прежней системы.

По правде говоря, признаков изменения ситуации в МИД пока не наблюдается. А потому власти должны прежде всего дать политическую оценку прежней системе, действовавшей в данной сфере, избавиться от кочаряновских и саргсяновских кадров, а затем основательно расчистить «авгиевы конюшни» внешнеполитического ведомства. От этого во многом зависит настоящее и будущее нашей страны. Будем надеяться, это случится.
АРМАН НАВАСАРДЯН
58 reads | 05.09.2019
avatar

Մուտքանուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2019 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com