КАК ИЗБЕГАТЬ ПОСЛОВ С НУЛЕВЫМ АВТОРИТЕТОМ (НОВАЯ ЗАДАЧА)
СЕРИЯ ЛЕКЦИЙ НА ТЕМУ «ДИПЛОМАТИЯ»

АРМАН НАВАСАРДЯН
Председатель Дипломатического фонда Армении,
Чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой мировой политики и международных отношений Армяно-российского (славянского) университета, кандидат политических наук, доцент, ЕРЕВАН




ЧАСТЬ
IV


Одним из неизученных вопросов теории дипломатии являются форма, масштаб и границы власти, предоставляемой (делегируемой) послу в стране-резиденте, когда он приступает к выполнению своих обязанностей и получает соответствующий статус (статус-кво). Дело в том, что для местных руководителей посол – не руководитель и не подчиненный. У них в свою очередь есть собственная власть и статус, которые они получили от другого субъекта. Так  какова же особенность взаимоотношений посла и должностных лиц данной страны в случае, когда у них совершенно разные полномочия? Прослеживаются ли в этих контактах ассиметричные отношения между руководителем и подчиненным или они общаются как равноправные партнеры? Когда и в какой степени должностное лицо принимающей страны может применить в отношении посла санкции – положительные или отрицательные? Их, как правило, принимают в рамках международных правовых актов, в основу которых заложен институт дипломатической неприкосновенности (иммунитета). Он и защищает дипломата от подчинения должностному лицу другой страны. Здесь дипломату очень важно верно сориентироваться, чтобы отличить знание местных законов от подчинения.

Поведение и политическая позиция посла в некоторой степени зависит от того строя, который действует как в государстве-резиденте, так и в стране, представляемой самим дипломатом. Если он командирован в страну с авторитарным или диктаторским режимом, его жизнь и работа в таком государстве будут сопряжены с трудностями и напряженностью. А если в командировавшей посла стране действует такой же режим, то он окажется под двойным прессом. Причем зачастую от родной страны исходит большая опасность, чем от государства-резидента, где он худо-бедно пользуется дипломатической неприкосновенностью. История авторитарных государств знает примеры трагической судьбы дипломатов. (Так, известный советский дипломат Федор Раскольников осмелился написать критическое письмо Сталину, за что поплатился жизнью: был убит чекистами в 1939 году во французской Ницце.)

Вне зависимости от политического характера и устройства страны-резидента, – демократия, автократия, монархия и т.д. – министерство иностранных дел любого государства, прежде чем командировать дипломата, обязано детально изучить и объяснить ему характер власти данной страны, подвергнуть социально-психологическому и кратологическому (Кратология - наука о власти) анализу те нормы и законы, которые определяют правила поведения дипломатов в данном государстве. Однако как бы внешнеполитическое ведомство ни готовило дипломата перед командировкой, успех и эффективность его работы зависят от него самого, от его профессиональной подготовки, навыков, дипломатической гибкости и морально-волевых качеств.

На первый взгляд это покажется странным, но одним из главных условий успеха является авторитет посла, его личный рейтинг. Сегодня, в условиях глобализации и информационного переворота, задолго до получения послом агремана в стране-резиденте прекрасно знают, кто приезжает и что он собой представляет. Если посол наделен высокими качествами, пользуется большим авторитетом и к этому прибавляется его официальная власть, то он становится влиятельной фигурой в принимающей стране. И напротив, неудачно назначенный посол очень быстро оказывается на неофициальной «черной бирже» дипломатического корпуса, из которой практически невозможно выбраться до завершения командировки. МИД Армении при выборе послов следует обращать пристальное внимание на данное обстоятельство.

В вопросе назначения послов мы предлагаем следующую формулу. Полная реальная власть посла (ПРВ) состоит из двух основных компонентов: (ПРВ)=(Д) + (А), где Д – делегированная вышестоящей инстанцией власть, а А – дополнительная власть, обусловленная его авторитетом. Вполне понятно, что если послом назначают человека, чей авторитет равен нулю, то его Д=0. А если Д=Х, то его реальная власть будет выражена следующей формулой: (ПРВ) = (Д) – (А). Увы, это напоминает кадровую политику армянской дипломатии.

Мы склонны считать, что коэффициент полезного действия посла сопоставим с объемом его суждений и самостоятельности действий. Это тонкое социально-психологическое явление, обусловленное лояльностью и дисциплинированностью дипломата. Ведь дипломат – это человек, обладающий аналитическим мышлением и логикой. А значит, в его голове могут зародиться мысли, созреть план действий и намерений, выгодных его государству. Не целесообразно ли внушать дипломатам, что они должны высоко оценивать границы самостоятельности своего мышления и воображения? Конечно, целесообразно, но не для многих министров и глав государств, которые отнюдь не поощряют «самодеятельность» послов. Не все руководители терпимы к думающим, представляющим разумные предложения подчиненным. Чаще всего бывает наоборот.

Известный дипломат и теоретик Жюль Камбон писал об этом порочном явлении: «Посол выполняет инструкции своего правительства, но иногда и сдерживает вышестоящего руководителя. Независимость мысли, конечно же, не должна доводить до нарушения дисциплины. Однако министр, чье настроение портится от подобной независимости, похож на глупца, который, отправляясь в путь, выкалывает себе глаза. С другой стороны, посол, не осмеливающийся быть больше, чем почтовый ящик, опасен для своего правительства».
АРМАН НАВАСАРДЯН
582 reads | 26.08.2019
avatar

Մուտքանուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2019 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com