ЕСЛИ ЗАВТРА ПО ЕРЕВАНУ УДАРЯТ ИЗ СОВРЕМЕННЫХ ВООРУЖЕНИЙ с 60 КИЛОМЕТРОВ, НАМ ОПЯТЬ СКАЖУТ, ЧТО ЭТО ИНЖЕНЕРНЫЕ РАБОТЫ?
Дипломаты считают тревожным передвижение азербайджанской военной силы на северо-восточном участке Нахиджевана, полагая, что этот шаг преследует далеко идущие цели. На прошлой неделе был опубликован сделанный со спутника снимок, на котором ясно видно, насколько сократилась буферная зона между армянскими и азербайджанскими войсками. Оборонное ведомство Армении, однако, относится к этому факту спокойно. Министр обороны Давид Тоноян заявил, что поводов для беспокойства нет, Азербайджан осуществляет на своей территории инженерные работы, между тем азербайджанские силы находятся уже в 750 метрах от армянских позиций.

Несколько месяцев назад об опасности военных передвижений в Нахиджеване предупреждал заведующий кафедрой мировой политики и международных отношений Армяно-Российского университета, президент Армянского дипломатического фонда, Чрезвычайный и Полномочный посол АРМАН НАВАСАРДЯН, которого Irates.am попросил прокомментировать последние события на этом направлении.


- Опубликован сделанный со спутника снимок, на котором отчетливо видно, что нейтральная зона между армянскими и азербайджанскими силами существенно сократилась.  Разве это не повод для беспокойства, сколько бы нам ни заявляли, что это инженерные работы?

- С начала года группа аналитиков (в их числе и я) держала в поле зрения все, что происходило в Нахиджеване. Речь идет прежде всего о крайней милитаризации Азербайджана в этом регионе. Только во время недавних совместных учений Турции и Азербайджана, которые проводились 29-31 мая в Карсе, были задействованы турецкий военно-транспортный самолет CN-235, многоцелевой вертолет UH-60 Black Hawk, грузовой самолет CH-47 Chinook, ударные вертолеты AH-1 Cobra, танки M-60, азербайджанские БМП-2, противотанковые комплексы, гранатометы, минометы и другие виды вооружений. Иными словами, в этом регионе наблюдается большое скопление современных вооружений, причем тяжелых, наступательных. В Нахиджеване же находятся 3-й корпус ВС Турции и одна из двух космических станций Азербайджана. Таких у нас нет. Эта станция осуществляет активную военную разведку, так во время апрельской войны азербайджанцы благодаря этой станции были хорошо осведомлены о наших разведывательных возможностях. Динамика последних политических событий показывает, что здесь происходят серьезные процессы. Во-первых, речь идет о геополитических задачах, непосредственно связанных с политикой Турции. Во-вторых, о политике Азербайджана. В-третьих, имеет место грубое нарушение всех международных документов, начиная с ряда договоров 1920 года. Это Московский договор от 1921 года, в подписании которого Армения не участвовала, Карсский договор практически аналогичного содержания.  Я обнаружил также весьма интересный документ – Ереванское соглашение, которое сейчас изучают специалисты международного права. Этот документ весьма актуален, ведь, как известно, Турция в последнее время подняла большой шум вокруг Лозаннского договора от 1923 года. Месяц назад Эрдоган заявил, что данный договор, вследствие которого Османская империя потеряла значительную часть своей территории, должен быть пересмотрен. Кстати, Ереванское соглашение было подписано 2 декабря 1920 года, в тот самый день, когда был заключен Александропольский договор. Сохранились тексты интернациональных выступлений Нариманова о возвращении Армении принадлежащих ей земель. Говорилось это в ноябре-декабре того же 1920 года. Есть также переписка Серго Орджоникидзе. Из сказанного не следует, что предъяви мы все эти документы и факты, нам вернут наши земли, но, как считают специалисты, они позволят развернуть дипломатическую и политическую дискуссию об исторической подоплеке современных геополитических процессов.

- Является ли происходящее в Нахиджеване сигналом для дипломатического корпуса к тому, чтобы открыть широкий фронт международных обсуждений и обнародовать исторические факты?

- Безусловно. Нужно провести широкоформатный международный форум. Я встречался с представителями России и Ирана, они готовы участвовать в таком форуме. Пригласим также грузин, турок, американцев, французов.

- Как может Армения заинтересовать упомянутые Вами страны, вызвать у них желание обнародовать исторические факты?

- К данной теме следует подходить в контексте геополитических процессов. Существующие реалии подсказывают, что мы имеем дело с идеологией турецкого неоосманизма и пантюркизма, которую подробно изложил в своей книге бывший министр иностранных дел Турции Давутоглу.  Я глубоко убежден, что Нахиджеван – это отдельный вектор государственной политики Турции, и на этом направлении турки могут осуществлять свою политическую деятельность. В военном плане они предусмотрели два направления. Одно из них – Араратская долина, другое – Мегри. Заявления Алиева о захвате Еревана – вовсе не фантазия, а часть большой политики. Эрдоган, каким бы сумасбродом его ни считали, проводит хорошо спланированную политику. Активную милитаризацию он осуществляет на Ближнем Востоке, свежий пример – Сирия. Но также и в Судане, Сомали, то есть там, где может разместить турецкие военные базы. Он также вынашивает план нанесения удара по Саудовской Аравии и захвата Персидского залива. И в этих условиях он говорит о Лозаннском договоре. Нахиджеван очень важное для него направление, ведь это Южный Кавказ, а там открывается путь и к мусульманским регионам Средней Азии. Уверен, турки сотрудничают с мусульманскими государствами, в том числе с Казахстаном. Дальше этот вектор тянется к 140-миллионной мусульманской Уйгурии. Это не только мое мнение, так думают многие. Возможно, этот план рассчитан не на ближайшую перспективу, но лет через пять, десять или двадцать он может осуществиться. Если Турция останется такой, как сегодня, план реанимации Османской империи может стать реальностью. Армения – единственная страна, которая всегда мешала Турции, так что, когда мы говорим о Карабахе, нужно понимать, что он – лишь малая часть большой турецкой политики. Речь идет вовсе не о возвращении семи районов, а о далеко идущей политике арменоцида.         

- Значит, ошибаются представители тех политических сил, которые ратуют за уступки и возвращение освобожденных районов в обмен на независимость Карабаха? Дело не ограничится семью районами, у турецко-азербайджанского альянса далеко идущие планы?

- Да. И если нам не удастся сделать верные, выверенные дипломатические и политические шаги, над нашей головой нависнет серьезная опасность. Но тут есть и российские интересы. В этой связи хотел бы вспомнить о таком эпизоде из недалекого прошлого. В 1992 году, когда началась война, армянские силы вошли в Саратак, углубились на восемнадцать километров. Тансу Чиллер, бывшая тогда премьер-министром Турции, не на шутку переволновалась, стянула к границе турецкие войска и позвонила Борису Ельцину, мол, надо остановить все это. Ельцин, не желавший портить отношения с Турцией, начал оказывать давление на Левона Тер-Петросяна, дабы остановить дальнейшее продвижение армянских войск. Сегодня Россия и Турция поддерживают хорошие отношения, а каковы их перспективы – это уже другая сторона дела. Если со стороны Нахиджевана нам будет угрожать опасность, то это затронет и российские интересы, ведь это уже зона влияния России и ОДКБ. Осмелится ли Турция предпринять военные действия (хотя тут могут быть и «фейковые» явления, к примеру, турецкие солдаты могут быть переодеты в азербайджанскую военную форму и к боевым действиям прибегнет Азербайджан)? Как сказал в свое время Шапошников, если Турция нападет на Армению, начнется третья мировая война.

- В каком случае ОДКБ вправе вмешаться в ситуацию?

- В соответствии с достигнутыми договоренностями, ОДКБ вправе вмешаться, ведь один из членов организации подвергается агрессии. Но тут есть другой вопрос. Вся сила, вся суть ОДКБ сводится к армяно-российским отношениям. Направят ли сюда свои войска Назарбаев и Лукашенко? Нет, конечно же. Кстати, до недавнего времени Азербайджан хотел купить у Беларуси многозалповые ракетные системы и разместить их в Нахиджеване. Это, конечно, не «Искандер», но тоже мощное оружие. Быть может, это прозвучит смело, но, не исключено, что США вынудят Турцию пойти на такие шаги, которые обострят ее отношения с Россией. Американская база в Инджерлике все еще действует, Турция не выходит из НАТО, она ведет двойную игру. Сколько бы нам ни говорили о дружбе Турции и России, в эту дружбу не верят ни в Анкаре, ни в Москве. В такой ситуации возможны неожиданные комбинации.

- Сегодняшняя наша политика весьма интересна: Давид Тоноян заявляет, что беспокоиться не о чем, азербайджанцы проводят инженерные работы, а армянские вооруженные силы держат ситуацию под контролем.

- Три-четыре месяца назад, когда передвижение азербайджанских сил в Нахиджеване только началось, Серж Саргсян, как мне рассказали, заявил, что нам не о чем волноваться, Армении опасность не грозит. Такая политика проводится и сегодня. Один из депутатов-республиканцев заявил, что нахиджеванский аэропорт у нас как на ладони. Я говорил со специалистами, дело в том, что армянские силы занимают там более благоприятные позиции, поскольку они на высотах, но нужно идти вперед, сопоставляя факты. Алиев направляется в Нахиджеван, заявляет о своих целях, на этом направлении идет активное скопление вооружений. Говорят, что это инженерные работы, вследствие которых армянские и азербайджанские силы разделяет нейтральная зона не в пять километров, как раньше, а в пятьсот-семьсот метров. Если завтра с шестидесяти километров ударят по Еревану из современного оружия, нам опять будут говорить об инженерных работах в Нахиджеване? Возможно, есть данные разведки, о которых нам не известно, но, знаете, когда начинаются боевые действия, многое обращается в прах. Гитлер перед тем, как напасть на Советский Союз, говорил о дружбе. Если мы сегодня не примем превентивных мер, не поднимем шума, это станет очередным провалом нашей дипломатии. Мы в очередной раз уступим азербайджанцам. Вы посмотрите, как активно они работают с США.

- Соответствующая работа должна проводиться только на ниве дипломатии или военно-политическому руководству тоже есть что делать?

-Следует выработать солидную доктрину, дипломаты же обязаны бить в набат. Нужно проводить многостороннюю работу на самых разных направлениях. Немалую роль тут может сыграть Китай, его надо заинтересовать. Однако, зная нашего посла в этой стране, о том, какая работа там проводится, не думаю, что у нас что-то получится. Серьезную работу нужно проводить на иранском и российском направлениях, следует начать дипломатическую атаку. Работать надо и на военном направлении. Должна быть задействована и народная дипломатия.

- Прежняя система власти развалилась, пришли новые силы. Что им нужно пересмотреть во внешней политике?

- Необходимы большие изменения по двум направлениям. Во-первых, следует пересмотреть внешнюю политику, и это, кажется, делается. Во-вторых, надо внести серьезные изменения в дипломатическую службу. Необходимы кардинальные изменения в работе внешнеполитического ведомства. В МИД сидит «армия» из трехсот человек, между тем работу можно организовать усилиями пятидесяти-шестидесяти. Из мидовской системы нужно удалить дилетантов. У нас там человек десять-пятнадцать ни на что не пригодны.   
АРМАН НАВАСАРДЯН
1178 reads | 08.06.2018
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com