«Ո՛Չ ՎԱՇԻՆԳՏՈՆԸ, Ո՛Չ ԷԼ ՄՈՍԿՎԱՆ ՉԵՆ ՍԱՆՁԱԶԵՐԾԻ ՊԱՏԵՐԱԶՄ» ՆԱԽԻՋԵՎԱՆԻ ԽՆԴՐԻ ՇՈՒՐՋ ՄԻՋԱԶԳԱՅԻՆ ԿՈՆՖԵՐԱՆՍ ՀՐԱՎԻՐԵԼՈՒ ԱՆՀՐԱԺԵՇՏՈՒԹՅԱՆ ՎԵՐԱԲԵՐՅԱԼ ՄՈՍԿՎԱՅԻ ԱԿՆԿԱԼՈՒԹՅՈՒՆՆ ՈՒ ԱՆԿԱՐԱՅԻ ՌԻՍԿԱՅԻՆ ԽԱՂԵՐԸ ԻՐԱՆՈՒՄ ԾԱՎԱԼՎԱԾ ՀԱԿԱԿԱՌԱՎԱՐԱԿԱՆ ՑՈՒՅՑԵՐԻ ՊԱՏՃԱՌՆԵՐՆ ՈՒ ԱՌԱՆՁՆԱՀԱՏԿՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԸ, ՄԻՋԱԶԳԱՅԻՆ ԱՐՁԱԳԱՆՔԸ (2017 Թ. ԴԵԿՏԵՄԲԵՐ – 2018 Թ. ՀՈՒՆՎԱՐ) «ՄԵՆՔ ԳՈՐԾ ՈՒՆԵՆՔ ՆԵՆԳ ՀԱԿԱՌԱԿՈՐԴԻ ՀԵՏ». ԴԵՍՊԱՆ ԴԻՎԱՆԱԳԵՏԸ՝ ԻՐԱՆԻ, ՌՈՒՍԱՍՏԱՆԻ և ԹՈՒՐՔԻԱՅԻ ՏԱՐԱԾԱՇՐՋԱՆԱՅԻՆ ԾՐԱԳՐԵՐԻ ՄԱՍԻՆ ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ԴԻՎԱՆԱԳԻՏԱԿԱՆ ՀԻՄՆԱԴՐԱՄԻ ՇՆՈՐՀԱՎՈՐԱՆՔԸ ՀՀ ՆՈՐԸՆՏԻՐ ՆԱԽԱԳԱՀ ԱՐՄԵՆ ՍԱՐԳՍՅԱՆԻՆ ՀԱՅԿԱԿԱՆ ԴԻՎԱՆԱԳԻՏՈՒԹՅԱՆ ՄԱՐՏԱՀՐԱՎԵՐՆԵՐՆ ՈՒ ԽՆԴԻՐՆԵՐԸ ԱՆԿԱՐԱՅԻ ԳԱԳԱԹՆԱԺՈՂՈՎԻ ԿԱՊԱԿՑՈՒԹՅԱՄԲ ԱՄԵՐԻԿՅԱՆ ՓՈՐՁԱԳԻՏԱԿԱՆ ԿԵՆՏՐՈՆԸ ԽՈՍԵԼ Է ՀԱՅԱՍՏԱՆԻ ՀԱԿԱՀՐԵԱԿԱՆ ՏՐԱՄԱԴՐՈՒԹՅՈՒՆՆԵՐԻ ՄԱՍԻՆ. Ո՞ՒՄ ԱԿԱՆՋՆԵՐՆ ԵՆ ԴՐԱ ՀԵՏԵՎՈՒՄ ԷՐԴՈՂԱՆԻ ՀՐԱՄԱՆՈՎ ԳՅՈՒԼԵՆԻ ԴՊՐՈՑՆԵՐՈՒՄ ԱՇԽԱՏՈՂ ՈՒՍՈՒՑԻՉՆԵՐ ԵՆ ԱՌԵՎԱՆԳՎԵԼ

КАМО ГРЯДЕШИ, ИЕРУСАЛИМ? ТРОПОЮ ТРАМПА?

АРМАН НАВАСАРДЯН
чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой мировой политики и международных отношенийармяно-российского (славянского) университета, кандидат политических наук, доцент, ереван


IAREX.RU


6 декабря Трамп выступил с сенсационной программной речью, ставшей одним из самых знаменательных политических событий уходящего года. Он возвестил о том, что столица Израиля – Иерусалим, и именно туда США перенесут свое посольство.

Заверения Трампа в том, что это решение принесет мир тлеющему более 70 лет палестино-израильскому противостоянию, а Иерусалим по-прежнему будет процветать как демократический центр трех религий, вызвали настоящую политическую бурю в регионе. Участники экстренного заседания Совета безопасности ООН, за исключением одной страны, проголосовали против данного решения. Главы внешнеполитических ведомств стран-членов Лиги арабских государств (ЛАГ), собравшиеся в Каире, потребовали от Израиля освободить земли, занятые палестинцами и арабами в 1967 году.

Резолюция ЛАГ получилась половинчатой. Что и говорить, арабы не изменились: в форс-мажорных обстоятельствах они не способны действовать сообща.

Кроме того, изменилась ситуация. Подавляющее большинство палестинцев не желает воевать, довольствуясь проведением многолюдных демонстраций и сжиганием покрышек и портретов Трампа. А предъявленные Трампу обвинения в том, что он «открыл врата ада», и прочие угрозы лидера Палестины Махмуда Аббаса, не что иное, как риторические афоризмы.

Дело в том, что палестинская ударная сила – ХАМАС – постепенно теряет своих спонсоров-покровителей. К примеру, Саудовская Аравия не только не хочет воевать с Израилем, но и заводит с ним дружбу против Ирана. Египту также не нужна третья интифада. Самым сильным ударом для ХАМАС стало дистанцирование от него Ирана. Холодное отношение Тегерана к этому движению объясняется флиртом последнего со странами Персидского залива – противниками Ирана и, конечно же, с Эр-Риадом. Сасаниды такого не забывают и не прощают.

Что касается Европы, то она также не приветствует боевые действия ХАМАС. Правда, Франция и другие европейские страны раскритиковали решение Трампа, однако им опостылели теракты, так что они поддержат лишь политику мягкой силы со стороны палестинцев, не более того.

На фоне этих политических событий на арене, как и следовало ожидать, появился Реджеп Эрдоган. Появился, чтобы разыграть дипломатический фарс, за которым отчетливо просматриваются его розовые мечты стать лидером Большого Ближнего Востока, возможно, новоявленным халифом, а там, как знать, и лидером третьего мира.

Эрдоган старается приобщить к своим милитаристским планам Россию. (Когда Эрдоган рассыпается в благодарности России и кичится дружбой с Путиным, невольно вспоминается Ереван шестидесятых, когда во время уличных драк одна из сторон приглашала городских авторитетов, чтобы психологически воздействовать на противоположную сторону, а в случае «битвы» - победить.)

На созванном в Стамбуле внеочередном саммите организации «Исламское сотрудничество»  (ОИС) Эрдоган пригвоздил к позорному столбу Израиль и Америку за «попрание международного права», притеснение и терроризирование палестинского народа. Эрдоган потребовал также дать Иерусалиму статус столицы Палестины, совершенно «забыв» о том, что это-то и есть нарушение международного права и соответствующих решений ООН.

Два дня спустя Эрдоган пошел дальше, заявив: «Мы уже объявили Восточный Иерусалим столицей Палестины. ...В ближайшие дни Турция откроет в Иерусалиме свое посольство». Это последний гвоздь, который Турция забила в «гроб» своих взаимоотношений с Израилем.

Ну а в «эндшпиле» своей стамбульской речи Эрдоган пригрозил пальчиком Вашингтону. Вспоминается небольшой по габаритам персонаж известной басни Крылова – моська, решившая облаять слона.

И действительно, в Стамбуле были разыграны весьма интересные сцены, среди которых выделяется дипломатическое сальто-мортале Алиева. Будучи одним из ближайших партнеров Израиля, он выступил в авангарде критиков Тель-Авива. (Хотелось бы каким-то чудом оказаться на встрече Нетаньяху и Алиева с глазу на глаз и посмотреть на выражение лица последнего.)
Возвращаясь к заявлению Трампа, скажем, что, по мнению экспертов, его решение – следствие политической неопытности, импульсивности и излишнего темперамента, граничащих с авантюризмом, эмоциональными всплесками и аффектом.

Не оспаривая характеристику морально-волевых качеств американского президента, скажем, что анализ его решения не глубок, он не охватывает весь спектр политических мотивов, а также ключевых стратегических аспектов американской дипломатии.
В действительности же решение Дональда Трампа – хорошо продуманный план, обсуждавшийся в мозговых центрах Вашингтона.
Рассмотрим проблему с двух точек зрения.

Внутренняя политика
После президентских выборов позиции и авторитет президента США в силу объективных и субъективных причин стали катастрофически ослабевать и падать, над его головой нависла угроза импичмента, вынуждая американского лидера принять актуальные меры.

Так, «Иерусалимская партия» Трампа была разыграна главным образом для того, чтобы понравиться отнюдь не маленькому правоверному еврейско-американскому электорату Республиканской партии, для которого видеть Иерусалим столицей Израиля – ideafix, абсолютная конфессиональная категория. Трамп обещал сделать такой «подарок» и сдержал слово, что было положительно встречено и другими прослойками американского общества. (Президента всегда ценят высоко, когда он выполняет данное во время предвыборной кампании обещание.)

Внешняя политика
В этой области Трамп старается выполнить другое предвыборное обещание, а именно: America first. Скажем, что под занавес сирийской Одиссеи доминирующую роль играет Россия во главе с президентом Путиным. Вашингтон же одну за другой утрачивает свои позиции, а также авторитет в арабском мире. Ему отнюдь не по душе действия тройки Россия-Турция-Иран. До такой степени, что Белый дом, кажется, не замечает серьезных разногласий внутри этого альянса. Главное – отодвинуть на второй план Москву. С этой целью в мае Трамп отправился в Саудовскую Аравию, где в такт «Танцу с саблями» создал «мини» или «арабский НАТО», направленный против Ирана. Не сработало. Сейчас на большой шахматной доске Ближнего Востока разыгрывается новая американская партия – с новыми фигурами и комбинациями. Декабрьскому заявлению Трампа предшествовал дворцовый переворот в Саудовской Аравии по сценарию его зятя-советника Кушнера. Сценарию, прошедшему обработку в мозговых центрах Израиля и бункерах МОССАДА. Каков результат? Зарождается новый, воистину невероятный союз, который в дотрамповский период аналитики не могли вообразить. Речь идет о военно-политическом альянсе Саудовской Аравии и Израиля, цель которого – укрепление геополитических позиций Вашингтона и Тель-Авива на Большом Блжинем Востоке и реализация их планов, особенно по части борьбы с Ираном. Получится ли, покажет время.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:
1. Решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда американское посольство вызвало дополнительную напряженность в регионе, создало новую ситуацию в глобальных геополитических процессах и способствовало перегруппировке сил.
2. Если в результате изменения политической обстановки и иных обстоятельств США не откажутся от мысли перенести свое посольство в Иерусалим, то со временем их примеру последуют другие страны. Что касается арабских государств, такой сценарий маловероятен. Дипломатические отношения с Израилем поддерживают Иордания и Египет, которые воздержатся от подобного шага, пока не урегулирована главная проблема.
3. Решение Трампа завело мирные палестино-израильские переговоры в тупик, из которого они в обозримом будущем едва ли выйдут.
4. Первая реакция арабских стран на ход Вашингтона не получила широкого резонанса, не вылилась в массовую антиамериканскую кампанию, не стало бикфордовым шнуром между этими государствами. Так что взрывоопасная ситуация в регионе скорее всего постепенно разрядится. При этом не исключена и вероятность терактов во всех странах, сыгравших в этом свою роль, особенно после прекращения широкомасштабных военных действий в Сирии. Хотя главная ударная сила исламского радикализма – организация ИГИЛ – заметно ослабла.
5. Противостояние Израиля и Ирана не выльется в военные действия. Вместе с тем не исключены столкновения между саудито-израильским альянсом и «Хезболла», которые могут иметь губительные последствия для Ливана и армян этой страны.
6. Изменение ситуации в Израиле и вокруг него не должно быть препятствием на пути нормализации и развития армяно-израильских отношений. Процесс этот начался в текущем году (по всей вероятности, не без согласия Москвы и Вашингтона).
7. Напротив, в условиях определения статуса и пересмотра границ Иерусалима необходимо принять экстренные, активные меры на уровне правительства, МИД Армении, диаспоры (а при возможности и Папы Римского), дабы гарантировать физическую безопасность наших соотечественников в Израиле, а также неприкосновенность Армянского квартала Иерусалима, датируемого I веком, церквей, армянского культурно-исторического наследия на Земле Обетованной.
8. На днях партия «Еш Атид» вместе с коллегами из другой израильской партии «Мерец» подняла в Кнессете вопрос признания Геноцида армян. Рамки этого процесса могут и расшириться. Однако было бы неразумно обуславливать развитие армяно-израильских связей признанием Геноцида. А кроме того, следует опасаться того, чтобы этот вопрос не стал в руках Израиля разменной монетой в его отношениях с Турцией.
9. Главный компонент нормализации отношений Армении с Израилем – открытие посольств. Не исключено, что израильская сторона поставит перед Арменией условие открыть посольство в Иерусалиме. В таком случае армянская сторона может выступить со встречным предложением – открыть посольство Израиля в Ереване. Это принятая в дипломатических отношениях практика, нисколько не тормозящая работу дипломатического представительства, если, конечно, оно укомплектовано профессиональными кадрами.
10. На экстренном заседании Генеральной ассамблеи ООН Армения проголосовала за резолюцию, осуждающую решение США. На наш взгляд, было бы предпочтительнее, если бы Армения воздержалась от голосования или не участвовала в нем. По следующим причинам: а) позиция армянской стороны не будет способствовать прогрессу в развитии армяно-израильских отношениях, более четверти века находящихся в состоянии стагнации; б) отклонение американского решения отнюдь не дает нам гарантий, что арабо-мусульманские государства пересмотрят свою антиармянскую позицию в международных отношениях, особенно с учетом той определяющей роли, которую играют во внешней политике этих стран Турция и Азербайджан, а также Пакистан и Саудовская Аравия, вообще не признающие Армению; в) ставится под сомнение дальнейший прогресс в армяно-американских отношениях при нынешней вашингтонской администрации; г) надежды на положительное для нас решение проблем «армянского Иерусалима» в ходе палестино-израильских переговоров также кажутся призрачными, поскольку в нынешнем политическом хаосе они зашли в тупик. 

Что же касается решения Генеральной ассамблеи ООН, то юридической силы оно не имеет. В силу этого голос всемирной организации зачастую остается гласом вопиющего в пустыне.      


 
АРМАН НАВАСАРДЯН
1104 reads | 25.12.2017
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2018 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com