ПРОШЛОЕ АМЕРИКЕ, БУДУЩЕЕ КИТАЮ!

АНИ АХВЕРДЯН
Российско-Армянский (Славянский) университет (ЕРЕВАН)







XXI век – век противоречий. Его называли постбиполярным периодом, затем пост-постбиполярным, в конце концов, его начали называть переходным периодом. Однако ясно одно: будущий миропорядок не будет биполярным, в нем также не будет одного центра силы – одной сверхдержавы.  Сегодня явно прослеживается процесс консолидации нового миропорядка, главные части которого еще не успели до конца сформироваться. Кому будет принадлежать будущее? Трудно ответить, учитывая устаревшие стереотипы, по которым мы рассматриваем данный вопрос.

В данном контексте необходимо отметить один из сегодняшних мегатрендов – «ориентализация» мирового развития. Если раньше основные акценты делались на Соединенные Штаты и Россию, то сегодня центр мирового развития плавно переходит на Восток, в первую очередь, в сторону Китая, а также Индии и Бразилии. В XIX веке слабый Китай под давлением Запада был вынужден принять ряд неравных и унизительных договоров, заставивших страну открыть двери перед иностранными торговцами. Сегодня стремления Китая, основанные на былой славе и последующем унижении, заключаются не просто в проведении быстрой модернизации и объединении развитых государств.  Ныне Поднебесная  стремится восстановить свою прежнюю имперскую славу. Восстановление, в свою очередь, означает не только  возвращение статуса  мирового экономического лидера ушедших столетий, но и возобновление занимаемого нацией места в политике и обеспечении безопасности. В свое время Китайская империя была очень сильным игроком, но лишь местного масштаба. Сегодняшняя  Поднебесная видит себя уже игроком мировой величины,  и ее интересы простираются далеко за пределы ее прежней сферы влияния, которая тогда включала лишь Восточную Азию.

Сегодня Восток хочет вернуться на мировую арену, и подтверждением этого является один из глобальных проектов Китая – «Экономический пояс Великого Шелкового пути, или, как его называет сам Китай, «Один пояс, один путь». Ещё в XVIII веке Индия и Китай давали практически половину продуктов мирового производства. И сегодня эти два государства стремительно движутся к тому, чтобы вернуть себе былые позиции в мире.

Лучше всего это получается именно у Китая, который по паритету покупательной способности обошел  сами Соединенные Штаты Америки. Это объясняется тем, что  у США есть серьезные экономические и демографические проблемы. Кроме того, неудачные операции в Афганистане и Ираке привели к серьезному спаду авторитета Штатов. Увлекшись «украинским проектом», они ко всему прочему позволили России осуществить свою стратегическую инициативу в Сирии, которая увенчалась успехом. Сегодня Россия также ведет работу с Турцией, настраивая Эрдогана против Америки. 

Однако, как отмечает один из самых влиятельных американских аналитиков и эксперт в области международных отношений Фарид Закария, мощь государства не может зависеть лишь от паритета покупательной способности государства, а зависит она от энергетических ресурсов, размера международных инвестиций, военной силы и так далее.

Здесь, впрочем, нужно отметить, что великодержавность не зависит только от военной и экономической мощи государства. Под современной «великой державой» предлагается понимать государство, 1) сохраняющее очень высокую степень самостоятельности в проведение внутренней и внешней политики; 2) не только обеспечивающее национальные интересы, но и оказывающее существенное влияние на мировую и региональную политику отдельных стран; 3) обладающее всеми или значительной частью традиционных параметров «великой державы» (территория, население, природные ресурсы, военный потенциал, интеллектуальный и культурный потенциал, научно-технический потенциал); 4) имеющее исторический опыт, традицию и культуру участия в мировой политике в качестве решающего и/или активного игрока; 5) обладающее культурой думать глобально, хоть и не быть способным действовать глобально1.

Давайте пройдем по каждому из пунктов.

Первый пункт – самостоятельность в проведении внутренней и внешней политики. Пожалуй, говорить о США и России даже не стоит, последние события в Украине и Сирии ясно дали знать мировому сообществу, что Россия имеет свои интересы в данных регионах, которые она любой ценой будет защищать. Что касается Китая, то он демонстрирует полную независимость во внутренней и внешней политике. Поднебесная жестко выступает против любого посягательства на её суверенитет, однако, она не проявляет ту же жесткость, когда речь идет о других государствах.

Второй пункт – влияние на политику отдельных стран. Согласно многим американским специалистам в области международных отношений, Соединенные Штаты будут и в будущем сохранять свою доминирующую позицию и оказывать решающее влияние на формирование основ миропорядка. Отмечается, что вряд ли появится какая-либо сила (в лице одной державы или группы держав), способная пошатнуть установившийся порядок2.

Китайские аналитики же делают акцент на том. Что Китай пока не сформулировал окончательной позиции по вопросу своего участия в глобальном регулировании, в решении глобальных проблем3. Официально Китай объявляет себя  крупным развивающимся государством, но неофициально весь мир, да и сами китайцы, считают его новой растущей сверхдержавой.  Таким образом, невольно (или вольно) происходит сравнение Китая с США.  Конечно, Китаю далеко до США по базовым показателям и качеству жизни населения, но, тем не менее,  уже ближайшие 10 лет будут для Китая  периодом «обучения у Америки».

Что касается России, то после операций в Сирии и выступлений по сирийской проблеме в ООН, она смогла вернуть себе былое влияние на Ближневосточном регионе. Более того, Россия вошла в альянс с Турцией и Ираном (недавние визиты Эрдогана и Роухани в Москву), и они ведут совместную политику по вопросу Сирии, не считая некоторых противоречий по определенным вопросам. Эта политика прямо противоречит американской стратегии, которая совершенно иначе представляет себе будущее Сирии. Таким образом, ведущими государствами в данном пункте остаются США и Россия.

Третий пункт – обладание значительной частью традиционных параметров «великой державы». Итак, и США, и Россия, и Китай владеют огромной территорией. С демографической точки зрения во всех трех государствах сегодня кризис: в США усугубляются этнические проблемы, связанные с ростом населения в основном за счет афроамериканцев и иммигрантов; население Китая в 2016 году достигло отметки 1,382 млрд человек, что ставит Китай перед серьезными трудностями в первую очередь из-за роста энергопотребления; Россия находится в опасности из-за серьезного контраста в населении соседних стран (на российском берегу Амура проживает 830 тысяч человек, в то время как на противоположном берегу в китайском селении Хэйлунцзян проживает 40 млн человек). По природным ресурсам, однозначно, вперед выходят Россия и США. Китай же находится в сильной зависимости от стран Персидского залива и африканского континента по импорту энергоресурсов. По военному потенциалу Россия и США снова впереди. Однако нужно отметить, что в последние годы Китай значительно усилил свой военный потенциал. В науке и образовании США, несомненно, выигрывают. В отличие от Китая, Россия после распада СССР получила богатую научную школу, которая до сих пор служит моделью для таких стран, как Индия. Китай и Бразилия. Но, к сожалению, эта школа потеряла все позитивные характеристики, поскольку не получила дальнейшего развития.

            Четвертый пункт – исторический опыт участия в мировой политике в качестве решающего игрока. В данном контексте Россия и Китай, безусловно, имеют огромный имперский опыт, и являются государствами, которые в прошлом сами создавали миропорядок. В этом Соединенные Штаты им уступают, поскольку являются относительно молодой державой.

            Пятый пункт – традиция и культура думать и действовать глобально. Современная мировая геополитическая обстановка отличается заметным усилением «китайского» фактора в мировой политике.  В ближайшие десятилетия  основным содержанием мировой политики станет  глобальное геополитическое противостояние США и Китая.  В то время, когда в XIX-XX веках имела место экспансия Запада во все районы мира, геополитика Поднебесной была сконцентрирована исключительно на приграничных районах своего государства.  Тогда Китай считал, что государства, находящиеся далеко от его границ,  прямого отношения к нему не имеют, однако, имеют важное значение. Возможно, влияние «идей гуманизма» и «золотой середины» Конфуция, а также титул великой державы данного региона, который держался тысячелетиями, в сумме дали следующую идею геополитики Китая: приграничные страны не представляют прямой угрозы Китаю, если не тревожат его («bu saorao»). Пожалуй,  именно поэтому Китай до последнего времени стремился обеспечить постоянный рост ВВП за счет экономической модели, ориентированной на экспорт и накопление запаса ценных бумаг, увеличение инвестиций, а также накопления валютных резервов. Но, несмотря на детально разработанную стратегию, в ней все равно чего-то не хватает – концепции влияния Китая на «остальной мир».  КНР выбрала для себя стратегию «главное в первую очередь» в конце 1970-х гг.  со времен реформ Дэн Сяопина. Китай долгое время накачивал экономические мускулы, выстраивая свое место под солнцем, прежде чем наращивать военную мощь.

            Главными элементами стратегии экономических реформ Дэн Сяопина были отказ от маоистского идеала национальной самодостаточности и переход к пожинанию плодов участия в мировой торговле. Результатом этой стратегии стало расширение внешней торговли Поднебесной, темпы роста которой  были выше темпов роста внутренней экономики и уже на протяжении почти трех десятилетий намного обгоняют средние темпы роста мировой торговли. С тех пор как начались реформы, доля импорта и экспорта в китайской экономике сильно возросла, а доля Китая в мировой торговле увеличилась в 10 раз.4

            Однако данная модель себя уже исчерпала. Как уже было сказано, официально Китай объявляет себя  крупным развивающимся государством, но неофициально весь мир, да и сами китайцы, считают его новой растущей сверхдержавой. 

            Таким образом, Китай в будущем будет играть очень важную роль на мировой арене, но вряд ли он станет ключевым игроком. Между Китаем, США и Россией есть множество противоречий, поэтому, пожалуй, лучшим вариантом будущего миропорядка будут тройственные отношения между этими государствами.

  1. Шаклеина Т.А., Байков А.А., Мегатренды: основные траектории эволюции мирового порядка в XXI веке; М., 2013. С. 289.
  2. Worldview of Aspiring Powers. Domestic Foreign Policy Debates in China, India, Iran, Japan, and Russia /Ed. By H.R. Nau and D.M. Ollapally. Oxford: Oxford University Press, 2012. P.30-31
  3. Suisheng Zhao. China: A reluctant Global Power in the Search for Its Rightful Place // Emerging Powers in a Comparative perspective. The Political and Economic Rise of the BRIC Countries / Ed. By V. Nadkarni and N.C. Noonan. N.Y.: Bloombury, 2012. P.116-117.
  4. Фред Бергстен и др., «Китай: что следует знать о новой сверхдержаве», 2007г., С.122
АНИ АХВЕРДЯН
543 reads | 01.04.2017
avatar

Մականուն:
Գաղտնաբառ:
Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com