КУРДСКИЙ ВОПРОС В СИРИЙСКОМ КРИЗИСЕ 2011-2015 ГГ.
АЛЬВИНА СААКЯН
Российско-Армянский Университет, Международные Отношения





Когда речь идёт о курдах, то мы говорим не просто о национальном меньшинстве, а о самом многочисленном народе, который за тысячелетия своего существования так и не обрёл государственности.
 
Красной нитью сквозь всю историю курдского народа тянется национально-освободительная идея, на осуществление которой даже сейчас направлены любые действия представителей этой нации.
 
Что именно считать территориями "Курдистана" - спорный вопрос, так как эта тема затрагивает современную геополитику и историческую память не только курдов, но и других соседних народов, в том числе армян. Однако с точки зрения курдов, "Курдистан" - это те местности, где автохтонное курдское население составляет абсолютное или относительное большинство, а именно: юго-восток Турции, северо-восток Сирии, север Ирака и запад Ирана, то есть ареал около 450 тыс. кв.км. Из 40 млн. курдов приблизительно 2 млн. проживают на территории Сирии, которая нас и интересует в этой работе. Здесь среди них большинство составляют курды-сунниты, наиболее распространенным языком является курманджи.
           
17 марта 2016 года курды объявили о создании собственной федерации на севере Сирии. Во все времена Курдский вопрос был лишь разменной монетой в руках крупных держав, которые никогда не воспринимали курдский фактор всерьез. Но именно в XXI веке курды привлекли искреннее внимание мировых акторов своими действиями. Ведь курдское национально-освободительное движение, которое постепенно успешно осуществляет единую мечту курдов всего мира - создание "Великого Курдистана", одним из первых начало по-настоящему бороться против Организации "Исламское Государство"(ИГ). Теперь освобождение курдами своей исторической Родины является освобождением территории Сирии от террористических группировок. Хотя официальные власти и не будут с энтузиазмом  признавать каких-либо территориальных образований на севере своей страны, на мой взгляд, для них благоприятнее установление над частью земель власти проживающих там курдов, чем захват севера Сирии боевиками ИГ.
 
2011 год
Начало конфликта
           
Говоря о Курдской проблеме в Сирии, важно подчеркнуть, что она отнюдь не нова. Однако именно в XXI веке она обрела новый характер: курдский народ оказался вовлечен в Гражданскую войну в Сирии, где посреди нескончаемых военных действий и многообразия акторов со своими целями, он неустанно идет по собственному пути, ставя перед собой важные национально-освободительные задачи.
           
Отправной точкой Сирийского кризиса принято считать мартовские демонстрации 2011 года в Дамаске (15 и 16 марта). Продовольственный кризис, безработица, плохие условия жизни, политические причины (пребывание БААС у власти около полувека, безальтернативные выборы президента) пробудили в сирийском обществе антиправительственные настроения. Однако у курдов были и свои особые мотивации выйти против режима: будучи, хоть и самым многочисленным, меньшинством в стране, курды не могли быть уверены в защите своих прав и свобод сирийскими властями, которым они и не доверяли. Доказательством этому является создание Национальной Ассамблеи Сирийского Курдистана в 2006 году с целью формирования демократического режима в Сирии и обеспечения прав национальных меньшинств, в том числе и курдов, а также создания федеративного государства. ["About Kurdnas", Kurdistan National Assembly of Syria]
           
Активизировало сирийских курдов также и осознание того, что по соседству с ними в 2005 году была провозглашена автономия "Иракского Курдистана".
           
Позиция курдов во время демонстраций 2011 года менялась. Если в начале они активно участвовали в них, наряду с остальным населением Сирии, то через какое-то время, осознавая свое шаткое положение и реальную возможность перехода властей к жесткой силе, курды приняли, хоть и ненадолго, позицию нейтралитета. Тем более, что оппозицию поддерживала Турция, что не могло устраивать курдов.
           
Позиция нейтралитета дала курдам время, чтобы сосредоточиться на создании структур самоуправления. Основными политическими силами сформировавшейся впоследствии как отдельная сторона конфликта курдской оппозиции на момент начала кризиса являлись партия "Демократический союз" (PYD, основана в 2003 г.) и Курдский национальный совет (KNC, основан в октябре 2011 г.).
           
В 2011 году никаких значимых крупных военных столкновений между курдским населением и властями или другими участниками конфликта не случилось.           Весной 2011 года Башар Асад пошел на некоторые уступки, но, видимо, эти меры были предприняты слишком поздно.
           
Эти процессы вылились в конкретные боевые действия, сражения властей с народом и, собственно, народа с народом.
 
2012 год
Курды - полноценная сторона конфликта
           
2012 год в Сирии начался с потрясений в городе Алеппо, близком к "Западному Курдистану", и, соответственно, к границе с Турцией. Второй по величине город страны до февраля 2012 не был вовлечен в какие-либо вооруженные конфликты Гражданской войны. Но 10 февраля с разницей в 5 минут в Алеппо прогремели 2 взрыва. Для правительственных войск потерять Алеппо означало окончательно потерять какой-либо контроль над севером страны. К 2012 году власти страны уже утратили контроль над большей частью этих территорий, и теперь обеспечением безопасности здесь занялись Курдские Отряды Самообороны (YPG).
           
Пока в Алеппо сталкивались правительственные войска и оппозиция, курдский народ пытался решить свои собственные насущные проблемы, в частности, вопрос создания единых координационных структур для автономного управления своими территориями. Самое главное событие, о котором здесь нужно упомянуть - это создание Высшего Курдского Совета (DBK, также встречается название Верховный Курдский комитет) 12 июля 2012 года.
           
В 2012 году курдское ополчение окончательно стало самостоятельным участником военных действий в Сирии, так как теперь оно противостояло как правительственным войскам, так и оппозиции, например, Свободной Сирийской Армии, первые столкновения с которой произошли в конце июня - начале июля 2012 года в городе Африн. Со стороны курдов в вооруженных действиях выступают отряды YPG.
           
2 августа Национальным координационным комитетом за демократические перемены было объявлено о свержении режима Башара Асада на территории всего "Сирийского Курдистана", что значит, что он теперь почти весь находится под контролем курдов, за исключением города Эль-Камышлы: здесь, хоть и не вступая в конфликт с курдскими военными, некоторое время еще оставались правительственные войска.
           
Осенью 2012 между YPG  и Свободной Сирийской Армией было заключено соглашение [ "Syrian Rebels and Kurdish Group Sign Truce", Wladimir van Wilgenburg].  В это же время "Курдская Рабочая Партия" заявила о готовности вступить в конфликт, поддерживая курдов Сирии ["Will Syria’s rebels face a Kurdish front?", Daniel Brode].
 
2013 год
Успешная борьба с исламистами
           
2013 год начался с новой волны антиправительственных митингов. Говоря о политической составляющей того периода, необходимо упомянуть о противостоянии курдских партий между собой. Партия Демократического Союза встала в конфронтацию с некоторыми другими курдскими партиями и, что главное, с Курдским Национальным Советом. Но здесь, скорее, речь идет не только об идеологических разногласиях, но и о борьбе за влияние между Абдуллой Оджаланом, главой "Курдской Рабочей Партии", близкой к PYD, и Масудом Барзани, главой "Иракского Курдистана", поддерживающим KNC. Именно в 2013 году KNC присоединился к Национальной Коалиции Революционных и Оппозиционных Сил (НКРОС) - главному органу внешней сирийской оппозиции, в то время, как PYD считала, что курды должны самостоятельно отстаивать свои интересы, не присоединяясь к каким-либо блокам.
           
В начале 2013 года YPG поставили перед собой задачу установления окончательного контроля над нефтеносными районами "Западного Курдистана", и уже в начале марта было объявлено, что вся нефтедобывающая структура на северо-востоке Сирии теперь контролируется курдами.
           
Однако вскоре курдам снова пришлось отстаивать свои права на занятые территории в боях при Хасеке и Рас-эль-Айне, где потери всегда были больше со стороны исламистов, чем курдов.
           
Надо отметить изменения в тактике исламистских сил: теперь они и в отношении курдов прибегают к своим жестоким и бесчеловечным методам борьбы и давления. В августе 2013 года ими были казнены около 450 курдов-заложников: женщин, стариков и детей.
           
В сентябре бои продолжаются в Хасеке, Ракке, Эт-Телль-эль-Абьяде, окрестностях Рас-эль-Айна и Алеппо.
           
14 ноября 2013 года партией Демократического Союза было объявлено о планах создания переходного правительства в районах "Курдистана" на северо-востоке Сирии, которые были приняты на совещании вместе с представителями других этно-конфессиональных групп, населяющих регион. "Сирийский Курдистан" должен быть разделен на три района, области со своим советом, представленным в генеральном совете. Ожидалось, что удастся осуществить план  течение 6 месяцев. Не исключалась вероятность создания конституции.
 
2014 год
Борьба с Исламским Государством
           
21 января 2014 года курды Сирии объявили о независимости кантона Джизре.
           
В 2014 году актор, являющийся на настоящий момент, наверное, самым значимым в регионе - Исламское Государство - стал выходить на первый план в военных действиях Гражданской войны в Сирии. Жестокая борьба идет в 2014 году между YPG и ИГ в мухафазах Алеппо и Ракка. Но на тот момент главным действием исламистов, волнующим курдов, являлся штурм Айн-эль-Араба (Кобани), куда ИГ пыталось войти с трех сторон.
           
Заинтересованность ИГ именно в территориях "Курдистана" объясняется, во-первых, стратегическим расчетом: исламисты хотят контролировать границу с Турцией, откуда в самопровозглашенное государство идет большое количество боевиков, вооружения и контрабандной нефти. Кроме того, существует и идеологическая подоплека: курдский фактор считается преградой на пути к созданию халифата, что является, официально, основной целью ИГ.
           
Желая каким-либо образом обезопасить себя, курдское население заключило перемирие с правительственными войсками.
           
Для курдской стороны главными событиями 2014 года стали бои за Кобани. В этих боях, в отличие от предыдущих сражений за Родину, где сирийские курды выступали практически в одиночку, в военные действия подключились и другие участники, так как вопросы, касающиеся Исламского Государства автоматически перестают быть сугубо локальными. Помощь союзников, в том числе и иракских курдских отрядов Пешмерга, привела к тому, что в начале 2015 года район Айн-аль-Араба был освобожден от джихадистов.
 
2015 год
Современность
           
Поражение в боях за Кобани считается крупнейшим для ИГ на момент начала 2015 года, что показывает состоятельность курдов в качестве полноценной военной силы.        За успешной обороной Кобани последовала дальнейшая атака, совместно с силами антиигиловской коалиции,  на оккупированные ИГ территории: в июне курды установили контроль над городом Эт-Тепль-эль-Абьяд. Далее последовало наступление на саму Ракку - "столицу" ИГ. Но ночью 25 июня исламисты, в свою очередь, вновь напали на город Кобани.
           
Через 2 дня, 27 июня, курдские ополченческие силы смогли снова освободить Айн-аль-Араб. Точные данные о потерях в этих боях, как и практически во всех остальных столкновениях в регионе, найти практически невозможно, так как для каждой стороны выгодно распространять разную информацию.
           
Одним из важных итогов второй битвы за Кобани стал договор, заключенный между сирийской армией и ополчением "Курдистана": по нему курды, взамен на помощь правительственным войскам, получали официальное право установления своей власти над теми районами, которым им удастся отвоевать. Они даже смогут использовать свой флаг на административных зданиях, заменив им флаг Сирии. Кроме того, Сирия обеспечила курдские отряды некоторым количеством тяжелого вооружения.
           
То, что курды, с одной стороны, являются союзниками полевых командиров некоторых оппозиционных сил, таких, как Аль-Каида и Армия Ислама, а с другой стороны, теперь получали поддержку сирийских властей в обмен на взаимопомощь в противостоянии ИГ, помогло объединить силы разных сторон конфликта для выступления единым фронтом против общего врага - джихадистов.
 
Надо отметить, что успешные выступления против боевиков Исламского Государства в 2015 году не смогли решить исход продолжительной битвы за Алеппо, и военные действия в районе продолжаются до сих пор.
           
На конец 2015 года в районе "Сирийского Курдистана" не сложилось еще какого-то устойчивого положения: военные действия продолжались по всей Сирии, с попеременным успехом проправительственных сил и джихадистов Исламского Государства. Однако, исходя из того, что 17 марта 2016 года курды провозгласили создание собственной федерации на севере Сирии, все эти вооруженные столкновения, бои, теракты, освободительные движения создали благоприятную почву для принятия курдским населением такого важного и серьезного решения, которое бросает вызов остальным сторонам Сирийского конфликта.
           
Говоря на современном этапе о возможности получения "Сирийским Курдистаном" статуса независимого международного субъекта, нужно упомянуть о турецкой военной операции "Щит Евфрата", начавшейся в августе 2016 года. Представители власти и не скрывают, что одной из главных целей операции является недопущение создания курдами автономии близ государственных границ Турции. Данные заявления, сопровождающие военное вторжение турецких войск на территорию Сирии, поднимают острый вопрос о том, против кого же можно, и нужно здесь бороться, кого приравнивать к опасным террористическим группировкам, а также какая степень вмешательства других государств в войну в Сирии считается допустимой. Разногласия по всем этим пунктам между участниками конфликта привлекают на сторону курдов определенные силы, в частности, силы союзников, освобождающих Алеппо, что существенно увеличивает шансы на создание автономии "Сирийского Курдистана".
 
Выводы
           
Анализируя боевые действия на территории проживания курдов на севере Сирии в 2011-2015 гг можно прийти к нескольким выводам:
  • курдское ополчение все-таки добилось, хоть в какой-то степени своей главной цели - создания национальной государственной единицы;
  • для курдов военные действия в Сирии на протяжении последних 5 лет - это действительно национально-освободительная борьба. В работе ранее было упомянуто, что Алеппо в некоторых источниках называют "Сирийским Сталинградом". Однако город Кобани также некоторыми СМИ считается "Сталинградом Сирии". Можно сделать вывод, что каждое подобное сражение в Сирии для курдов является переломным моментом, каким являлся Сталинград для СССР во время Великой Отечественной войны. Они не могут себе позволить ни со стратегической, ни с моральной точки зрения, потерять ни один крупный объект. Ведь все это - части их Родины, ради даже едва заметной надежды на независимость которой курды погибали многие века;
  • кроме курдов, никакая из сторон уже международного Сирийского Конфликта по-настоящему, в полную силу не воюет с боевиками Исламского Государства. Причина тому, по моему мнению - предельно четкие и ясные цели, преследуемые курдским ополчением. Они не ведут скрытой политики и не пытаются угодить своим или чужим иным интересам, кроме национально-освободительных;
  • до 2014 года, то есть до момента активизации Исламского Государства в Сирии, своевременных сведений в русскоязычных источниках, как и в большинстве международных, о ситуации в "Сирийском Курдистане" найти было бы сложно. Это доказывает, что курды и без привлечения большого внимания мирового сообщества самостоятельно прокладывали свой путь к независимости через Гражданскую войну в Сирии.
 
Подытожив, хотелось бы отметить, что во многом развитие ситуации на Ближнем Востоке, и, в частности, исход войны в Сирии, зависит от того, какие события будут происходить именно на территории "Западного Курдистана" и от действий курдских вооруженных сил вцелом. Курды – совершенно иная сторона Сирийского конфликта, непохожая на другие. Потенциал курдов еще до конца не известен мировой общественности, но их национально-освободительная борьба привлекает всеобщее внимание, в следствие чего различные акторы всерьез рассматривают курдский фактор как один из самых эффективных и реальных путей установления влияния в регионе. А это, в свою очередь, выгодно и самому курдскому ополчению, так как заинтересованные государства оказывают ему военную и политическую помощь с целью укрепить свои собственные позиции.
 
Курдский народ особо ценит каждую небольшую победу в этой затянувшейся борьбе, ведь поставил перед собой священную цель, ради которой готов идти на большие жертвы.
АЛЬВИНА СААКЯН
783 reads | 05.12.2016
avatar

Copyright © 2017 Diplomat.am tel.: +37491206460, +37499409028 e-mail: diplomat.am@hotmail.com